Аббревиатура BPM (Business Process Management) переводится на русский язык как «управление бизнес-процессами». Принято различать методики (методы) управления бизнес-процессами и BPM-продукты (точнее говоря, продукты с BPM-функциональностью).

Ситуация с применением BPM-продуктов очень напоминает ситуацию c ERP-, ECM- и прочими корпоративными системами. Одни компании их вообще не используют, другие применяют самописные или заказные системы, а третьи пользуются тиражируемыми программными продуктами. Как обстоит ситуация с распространенностью BPM-методик и BPM-продуктов в нашей стране? Этот вопрос активно обсуждался во время третьего в этом году заседания комитета АПКИТ по мониторингу развития ИТ-индустрии.

Причем обсуждались не только теоретико-терминологические вопросы. Рассматривались также конкретные опыты использования BPM-продуктов: как самописных (на примере ЗАО «Диасофт»), так и тиражируемых (на примере «Росэнергоатома»). Определенную ясность в вопрос о распространенности BPM-методик и BPM-продуктов в нашей стране внес доклад аналитика «Гартнер РУС» (Gartner RUS LLC, ранее Marketvisio Consulting) Григория Бецкова о результатах телефонного опроса, проведенного в августе-сентябре этого года среди 196 руководителей крупных (свыше 500 ПК) предприятий различных отраслей: банки и страхование (25% респондентов); FMCG, ритейл, оптовая торговля, транспорт, логистика (21,4%); нефтегаз, энергетика (18,4%); тяжелая промышленность (15,8%); фармацевтика и химическая промышленность (14,8%); телеком (4,6%).

В результате этого опроса выяснилось, что в 67,9% компаниях-респондентах какие-либо методы или приемы BPM уже используются; 20,9% опрошенных признались, что на их предприятиях BPM не используется, а 11,2% респондентов на соответствующий вопрос ответить затруднились. По словам Григория Бецкова, в данном в опросе участвовали руководители бизнес- и ИТ-направлений, ответственные за вопросы стратегического планирования ИТ или бюджетирования ИТ. При этом 35,7% всей выборки представляли собой компании с машинным парком, насчитывающим от 500 до 1000 ПК, а 64,3% — компании, в которых количество ПК превышало тысячу. География исследования была такова: Москва (69,4% всех респондентов) и другие российские города (30,6%).

Похожим образом распределились ответы респондентов «Гартнер РУС» на вопрос «Используются ли в вашей компании программные решения для управления бизнес-процессами?»: 65,3% из них ответили на этот вопрос положительно, 30,6% отрицательно, а 4,1% ответить затруднились. При этом у положительно ответивших в 77,3% случаях используется BPM-решения, предоставленные внешними поставщиками. В то же время у 43% из них есть и самописные решения.

Представляют интерес мотивирующие и сдерживающие факторы использования BPM-методик. 106 участников упомянутого выше опроса в качестве основных побуждающих факторов использования решений для управления бизнес-процессами назвали следующие:

  • снижение затрат/увеличение прибыли (75,5% от 106 респондентов);
  • повышение производительности (74,5%);
  • получение конкурентных преимуществ за счет совершенствования продуктов и услуг (26,4%);
  • уменьшение вывода новых продуктов и услуг на рынок (23,6%);
  • повышение управляемости/прозрачности (9,4%);
  • повышение эффективности процессов (2,8%);
  • другое (7,5%).

Интересно отметить, что представители «Диасофта» и «Росэнергоатома», рассказавшие о своем BPM-опыте, в качестве одного из основных эффектов от использования данных решений назвали резкое сокращение времени согласования договоров. Отметим, что клиентами «Диасофта» являются свыше 300 финансовых организаций, в интересах которых она ежегодно реализует несколько сотен ИТ-проектов, а в куда более крупном «Росэнергоатоме» разного рода проектов реализуется ещё больше.

Однако вернемся к исследованию «Гартнер РУС». 191 участник упомянутого выше опроса в качестве основных сдерживающих факторов использования решений для управления бизнес-процессами назвали следующие:

  • отсутствие бюджета/времени на внедрение (35,6% от 191 респондента);
  • недостаточный уровень компетенции сотрудников в этой сфере (33,0%);
  • отсутствие интереса к данной теме у высшего руководства (21,5%);
  • необходимость увеличения штата сотрудников (15,7%);
  • отсутствие необходимых решений на рынке/низкая осведомленность о таких решениях (13,1%);
  • высокая динамика изменений бизнес-процессов (2,1%);
  • неочевиден эффект от внедрения (1,0%) и т. д.

При этом 12% от 191 респондентов заявили, что сдерживающих факторов использования решений для управления бизнес-процессами вообще нет. А вот «отсутствие интереса к данной теме у высшего руководства» у 21,5% является прямым следствием «отсутствия необходимых решений на рынке/низкая осведомленность о таких решениях», на что указывают 13,1%.

Итак, мотивирующих факторов больше, чем сдерживающих. Поэтому логично предположить, что вопроса о необходимости внедрения BPM-решений у продвинутых ИТ-директоров и бизнес-руководителей средних и крупных предприятий возникать не должно. А должен возникать лишь вопрос о том, какое BPM-решение внедрять: тиражируемое, заказное или самописное (разница между заказными и самописными решениями весьма условна — первые создают «внешние» разработчики ПО, а вторые — «внутренние»).

Что же хотят участники упомянутого выше опроса от ИТ-компаний, готовых помочь им оснаститься BPM-продуктами? Среди наиболее типичных высказываний на этот счет Григорий Бецков приводит следующие:

  • необходимо предоставление живых примеров использования BPM-решений у клиентов;
  • необходим ряд успешных внедрений, которые будут являться каким-то бенчмаркингом для отрасли (какие показатели улучшились в результате внедрения BPM-решений и насколько).
  • необходима популяризация BPM (в виде семинаров, обучений и других мероприятий), где бы до руководителей высшего звена доносилась необходимость такого рода решений.
  • необходима законодательная база, позволяющая стандартизировать и регистрировать бизнес-процессы (в частности, по отраслям);
  • необходимо добавить стабильности в экономическую среду, чтобы данная среда не менялась каждый месяц (управление процессами хорошо там, где есть какая-то стабильность, а где стабильности нет, там все эти процессы никому не нужны);
  • необходимо включение соответствующего предмета в вузовские программы.

Общий вывод из перечисленных выше многочисленных «необходимостей» таков: интерес к BPM-продуктам (и BPM-методикам тоже) у средних и крупных предприятий есть, а вот информации о них мало. И виноваты в этом не только вузы, в программах которых нет соответствующих обучающих курсов, но и ИТ-компании, занимающиеся внедрением BPM-решений. Как тиражируемых, так и заказных.

Версия для печати (без изображений)