Если искать наиболее показательные примеры отраслевого применения цифровых технологий в бизнесе (а этим сейчас заняты очень многие), то более успешного примера, чем транспортная индустрия, наверное, придумать сложно. Существует множество попыток дать определение понятию цифровая экономика или по крайней мере выделить ее основные черты. Но на какие бы тезисы мы ни опирались, самые современные тенденции в автоматизации транспортной индустрии вписываются в них очень хорошо. Причем в данном случае мы говорим не о перспективе, а уже имеющихся достижениях. Это, в частности, показал форум «Автоматизация автотранспорта», недавно проведенный компанией Omnicomm, Ассоциацией менеджеров, АНО «Цифровая экономика» и медиахолдингом РБК.

Прежде чем представлять основные моменты докладов, перечислим те самые тезисы, которые чаще всего звучат при попытках дать наиболее универсальное определение понятию digital economy. В нашем представлении основных тезисов несколько:

— Очень часто говорят о том, что должна существовать некая «умная» глобальная среда, оптимальным образом впитывающая инициативы цифровизации, идущие со стороны государства, бизнеса или граждан и «склеивающая» различные возникающие в связи с этим совместные проекты — между коммерческими компаниями или же между бизнесом и государством. Наряду с транспортной отраслью финансовая сфера и индустрия торговли являются здесь хорошими примерами.

— Принципы цифровой экономики пусть по-разному, но обязательно должны прослеживаться на разных уровнях автоматизации. Во многих отраслях существует некий первичный объект, применение которого является массовым и в отношении которого становится возможным реализовывать различные алгоритмы интеллектуального управления. Постепенно вокруг таких объектов начинает выстраиваться новая экономика на уровне отдельных экосистем, связанных с решением задач разных масштабов, а также на уровне отрасли в целом. В качестве примера модно привести медицину с получающими все более широкое распространение приборами индивидуальной диагностики.

— Небезызвестный принцип цифрового двойника, наверное, является наиболее популярным понятием, которое на сегодняшний день ассоциируется с цифровой экономикой. На начальном этапе ее развития такой двойник служил скорее для демонстрационных целей. Сегодня же во многих чисто практических аспектах он зачастую должен заменять собой материальный прототип.

— Говоря о цифровой экономике, управленцы рассуждают в характерном для них пространстве методических разработок, так что этот аспект тоже входит в число наиболее обсуждаемых тем. Цифровая экономика, как известно, это смена парадигмы управления, а это как раз и требует появления соответствующих методик. Кроме того, на всех уровнях управления должны существовать общепризнанные рекомендации, обосновывающие применение тех или иных характерных для digital economy инструментов автоматизации, а также позволяющие оценивать экономический эффект от внедрения.

Вернемся к уже упомянутой конференции, постаравшись понять, насколько ключевые мысли ее докладчиков, касающихся развития транспортной индустрии на современном этапе, коррелируют с представленными выше тезисами.

Вопросы формирования глобальной городской транспортной инфраструктуры для задействования решений цифровой экономики обсуждались в докладе руководителя ГУП «МосгортрансНИИпроект» Александра Полякова. Набор технологий для решения этой задачи в общем известен и достаточно стабилен. Это создание электронных карт, геопозиционирование, интеграция в систему управления специализированных устройств мониторинга (прежде всего навигаторов и видеокамер), а также создание ситуационных центров.

Нехрестоматийным тезисом данного сообщения можно, пожалуй, считать предложение шире использовать виртуальные дорожные знаки. Речь в данном случае идет о том, чтобы в ряде случаев вообще не устанавливать их физически. Вместо этого предлагается выводить их на навигатор водителя, если система геолокации устанавливает местоположение транспортного средства на определенном участке дорожной сети. Представляется, что пока такая идеология рассчитана на некоторую перспективу. Однако она как раз является очень показательным примером создания пресловутого цифрового двойника, причем не в виде некоего справочного объекта, а в стопроцентно рабочей конфигурации, полностью заменяющей материальный прототип.

По поводу реализации идей цифровой экономики на разных уровнях управления прежде всего стоит сказать о самом автомобиле. Сегодня в транспортной отрасли он как раз является тем атомарным объектом, вокруг которого формируются новые принципы автоматизации бизнеса и в конечном итоге появляются новые процессы. Как известно, некоторые сходящие с конвейера автомобили уже имеют по нескольку сотен датчиков, значительная часть которых способна передавать информацию вовне. Это еще не означает их массового использования в задачах ИТ-поддержки транспортной индустрии, но необходимые предпосылки явно создает. Таким образом формируется направление, связанное с использование датчиков контроля технического состояния автомобиля для решения задач повышения эффективности его технической эксплуатации.

Еще одно направление возникает в связи с необходимостью оказания оперативной помощи водителю в штатных и особенно в критичных ситуациях и решения таким образом важнейших задач безопасности. В данном случае мы уже скорее говорим не об автомобиле как таковом, а о мониторинге физического и психологического состояния водителя, и таким образом задача транспортной отрасли становится тесно сопряженной с задачами цифровой медицины. Одновременно с этим общая решаемая проблема становится значительно более наукоемкой.

На задачах первой категории (использование датчиков контроля технического состояния транспортного средства) в большей части были сосредоточены доклады представителей компании Omnicomm, для которой данное направление по сути является основным. Второе направление постарался подробно осветить Андрей Троицкий из компании SAP.

Отдельные экосистемы, ориентированные под конкретные задачи, в транспортной отрасли можно ассоциировать непосредственно с управлением автопарком как цельной структурой специализированной транспортной компании, а также с задачами «чистой» логистики, под которой следует понимать перевозку грузов, городской общественный или же индивидуальный транспорт.

Данную весьма объемную сферу транспортных решений опять-таки условно можно разделить на два направления:

— Непосредственное управление автопарком или совокупностью находящихся в эксплуатации транспортных средств. В технической плоскости пока здесь больше речь идет об использовании датчиков контроля уровня топлива и максимального задействования возможностей навигаторов. В пространстве управления мы соответственно делаем акцент на борьбе с хищениями и детальном управленческом учете. Представляется также, что решение более «тонких» вопросов, связанных с ремонтом по состоянию, требующих к тому же применения куда более мощных аналитических методов, пока все-таки идет вторым эшелоном. Хотя и эта тема, что называется, явно на слуху.

— Оптимизация логистических маршрутов. Решение данной характерной для цифровой трансформации задачи, пожалуй, уже имеет определенную историю, и на сегодня его можно считать достаточно зрелым. Характерной чертой данного направления также является то, что оно тесно сопряжено с «умной» транспортной экосистемой, как правило реализуемой на уровне того или иного города.

Этих двух по сути основных для проведенного форума тем касались почти все докладчики, среди которых представители компаний SAP, «1С-Рарус», Omnicomm.

Наконец, важнейший пул методических вопросов тоже, пожалуй, можно поделить на две части. С одной стороны, к оценке эффекта от внедрения решений цифровой экономики вполне применимы традиционные методы управленческого анализа, о чем довольно подробно говорил Борис Паньков из Omnicomm. О применении не раз опробованной в самых разных бизнес-сценариях модели аутсорсинга рассказала Елена Краюшкина, директор по бизнес-решениям и инновациям Orange Business Services Россия и СНГ. Более конкретно речь шла об управлении со стороны Orange Business Services эксплуатацией активов ряда ведущих транспортных компаний при помощи M2M-телематики и соответственно о возможности гибко перераспределять CAPEX- и OPEX-составляющие затрат.

С другой стороны, частью управленческой модели становятся новейшие технологии, и одна из них — это небезызвестный блокчейн. Как утверждает вице-президент Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ) Валерий Романюк, данная технология очень хорошо подходит для решения целого ряда управленческих вопросов в транспортной индустрии вообще и в управлении логистическими цепочками в частности. И речь как раз идет о методической адаптации ее использования для соответствующих целей.

Версия для печати