В минувшем году Государственный комитет Российской Федерации по стандартизации и метрологии (Госстандарт РФ, www.gost.ru) принял или модифицировал около 800 отечественных стандартов. Всего же в нашей стране в настоящее время действует около 20 тыс. стандартов, причем 18 тыс. из них ведут свою историю еще со времен Советского Союза.

Не следует думать, что отечественные стандарты волнуют исключительно россиян. Определенный интерес проявляет к ним и мировое сообщество, особенно в связи с давно планируемым вступлением нашей страны во Всемирную торговую организацию (ВТО, World Trade Organisation, WTO). В частности, зарубежным изготовителям важно знать стандарты, содержащие требования к продукции, ввозимой в Россию.

Все участники взаимообогащающего “переводческого альянса”

считают, что проделанная работа - хороший задел на будущее

С другой стороны, наши производители и торговые организации также интересуются международными стандартами, которые могут лечь в основу национальных документов аналогичного назначения. Одним словом, давно назрела необходимость поставить на поток перевод на английский язык российских стандартов, и перевод на русский язык важнейших международных документов, составленных на английском языке. Переводчиков в нашей стране много, но проблема состоит в том, чтобы обеспечить единство весьма специфической терминологии и создать такое хранилище документов (электронное, разумеется), которое позволяло бы в любой момент мгновенно вернуться к первоисточнику и разрешить возникшие разногласия.

Еще в 1998 г. Международный банк реконструкции и развития (МБРР, The International Bank for Reconstruction and Development), являющийся одним из подразделений Мирового банка (www.worlbbank.org, World Bank), в рамках проекта “Развитие стандартизации” (см. PC Week/RE, № 11/98, с. 52) выделил нашей стране кредит на разработку “Автоматизированного рабочего места переводчика” (АРМП) для перевода международных и национальных стандартов других стран на русский язык, а российских стандартов - на английский и на создание базы данных переводов стандартов (БДПС), содержащей изображения документов, их распознанные тексты и соответствующие переводы (см. PC Week/RE, № 48/98, с. 26). Кроме того, проект предусматривал внесение в эту базу отечественных и зарубежных стандартов, тем или иным образом связанных с планируемым вступлением России в ВТО и необходимостью выполнения работ по так называемой гармонизации российских стандартов.

В результате тендера, проведенного по правилам МБРР, генеральным подрядчиком была выбрана международная компания Global Management and Consulting Services со штаб-квартирой в Нью-Йорке и отделениями в Москве, Праге и Цюрихе (GMCS, ее сайт сейчас реконструируется, причем меняется не только его содержимое, но и адрес), а в качестве субподрядчиков выступили российские фирмы ABBYY Software House (www.abbyy.ru) и ПРОМТ (www.promt.ru).

Нынешним летом Госстандарт РФ, GMCS, ПРОМТ и ABBYY Software House объявили об окончании этого крупномасштабного проекта (его стоимость составила 1,95 млн. долл. *1) и сообщили, что в результате его выполнения было распознано и переведено около 2900 российских и более 1400 международных стандартов общим объемом около 100 тыс. страниц. Поскольку в ходе обработки стандартов специалистами Всероссийского НИИ классификации, терминологии и информации по стандартизации и качеству (ВНИИКИ, www.vniiki.ru) и других организаций проводился непрерывный трехступенчатый мониторинг качества перевода, то в результате проделанных работ на свет божий появились 60 специализированных терминологических словарей, общий объем которых превысил 1,5 млн. лексических единиц! *2 Собственником этих словарей является Госстандарт РФ.

_____

*1. Структура расходных частей этого проекта - как, впрочем и многих других проектов, выполненных за государственные деньги, - является коммерческой тайной. Прогноз доходов от продажи за рубеж официальных копий наших ГОСТов и реализации другой интеллектуальной собственности, возникшей в процессе перевода (например, специализированных словарей), также не оглашается.

*2. Под лексической единицей в системе взаимно-однозначных словарей PROMT понимается слово или устойчивое словосочетание длиной до 128 символов. По словам консультанта фирмы ПРОМТ лингвиста Светланы Световой, средняя длина госстандартовской лексической единицы - около пяти слов.

Руководитель проекта менеджер GMSC Константин Корнев утверждает: “Основная сложность выполненных работ заключалась в одновременной разработке АРМП и его эксплуатации в процессе перевода стандартов. Поскольку за сравнительно короткий срок необходимо было перевести значительный объем сложных технических документов по различной тематике, требовалась четкая координация деятельности различных групп специалистов - переводчиков, редакторов, экспертов, программистов, лингвистов. Доработка программных продуктов и словарей проводилась, что называется, по горячим следам”.

Для реализации проекта компания ABBYY обеспечила всех его участников системой оптического распознавания текста FineReader Professional и электронным англо-русским и русско-английским словарем Lingvo, дополненным модулями по терминологии в области стандартизации, что позволило переводчикам-редакторам практически полностью отказаться от использования больших специализированных бумажных словарей. Руководитель службы корпоративных проектов и интеграции технологий компании ABBYY Арам Пахчанян отметил, что сканирование и дальнейшее распознавание документов с использованием современных устройств не вызвало никаких проблем, а вот качество некоторых сделанных ранее электронных копий оказалось неудовлетворительным, поэтому многие стандарты, дабы представить их электронные копии во всем великолепии, пришлось “переснимать”.

Фирма ПРОМТ поставила системы машинного перевода PROMT, которые, вместе с FineReader Professional и Lingvo, и послужили основой для создания единого многопользовательского комплекса АРМП. По мнению коммерческого директора компании ПРОМТ Михаила Каничева, “такие проекты служат наглядным подтверждением востребованности технологий машинного перевода и необходимости использования программ-переводчиков при обработке больших текстовых массивов”. Переводчики ВНИИКИ отмечают, что ручная “трансляция” текстов потребовала бы примерно на треть больше времени, чем человеко-машинная обработка. Однако не следует забывать, что “перекладыванием” документа, зачастую содержащего не только текст, но и множество графических иллюстраций, на другой язык заняты не только переводчики, но и люди многих других специальностей (редакторы, корректоры, художники и т. д.). Поэтому суммарный эффект от использования систем машинного перевода значительно выше 30%-ной экономии труда. Кроме того, эффективность системы машинного перевода тесно связана с полнотой и адекватностью специализированных словарей, отражающих определенную предметную область. А ведь именно эти словари и были созданы в процессе наполнения БДПС. По мнению специалистов ВНИИКИ, данные словари “покрывают” примерно 97% госстандартовской терминологической базы.

Как уже отмечалось, все переведенные стандарты, а также высококачественные электронные образы исходных документов были занесены в специализированные базы данных. Поскольку основной программной платформой в Госстандарте РФ является Lotus Notes, то и БДПС была организована как база данных Lotus Notes. Но к стандартным возможностям этой платформы были добавлены возможности системы ABBYY Retrieval & Morphology Engine, позволяющей проводить полнотекстовый морфологический поиск документов, составленных как на русском, так и на английском языке.

Однако значимость выполненного проекта - к его реализации было привлечено около 20 переводчиков-редакторов - заключается не только в наполнении БДПС сведениями, обеспечивающими доступ к российским стандартам зарубежным пользователям и облегчающими проведение работ по гармонизации отечественных ГОСТов. Вот что говорит начальник научно-технического управления Госстандарта РФ Евгений Петросян: “Осуществив крупномасштабную переводческую работу (без особой натяжки я бы назвал ее научной), мы получили не только электронную библиотеку двуязычных документов, снабженную современными средствами поиска информации, но и мощнейший инструмент для автоматизации работ по составлению новых стандартов, а также их хранению и переводу. Хочу подчеркнуть - созданный нами инструментарий не исключает участие высококвалифицированного человека - переводчика, но существенно упрощает его труд, так как позволяет исключить трудоемкую работу по подбору точных терминов, а также формированию таблиц, диаграмм и прочих иллюстраций, содержащих требующий перевода текст. И все бы хорошо, вот только средств на разработку и усовершенствование стандартов наше государство выделяет крайне мало: всего лишь около 4 млн. руб. в год. Поэтому Госстандарту РФ приходится жить на деньги, вырученные от продажи ГОСТов и иных нормативных актов (что-то около 40 млн. руб. в год) и изыскивать различные внебюджетные источники финансирования”.

В связи с этим неизбежно возникает вопрос: нужен ли нашей стране Госстандарт, который думает не столько о проведении в жизнь мудрой государственной политики, сколько о том, как прокормить себя и многочисленные дочерние структуры? Может, в условиях отсутствия средств на разработку и осуществление продуманной государственной политики в области стандартизации есть смысл не осуществлять дорогостоящую “лоскутную гармонизацию” морально устаревших “советско-российских” стандартов, а разом списать большинство этих документов в архив, приняв на вооружение современные и регулярно обновляемые западные методики оценки качества предприятий и качества производимой ими продукции? Ведь еще не известно, что лучше: отсутствие стандартов на продукцию или наличие ГОСТов, вынуждающих производителей выпускать морально устаревшие или “концептуально неправильные” изделия!

Кроме того, необходимо срочно принять Закон о тендерах, обязывающий проводить эти тендеры максимально открыто, поскольку налогоплательщики имеют право знать, куда утекают или утекут в ближайшем будущем собранные с них деньги, причем не только “в целом”, но и “постатейно”! Если разделить 1,95 млн. долл. на 100 тыс. переведенных страниц, то получится, что “трансляция” каждой странички стандарта обошлась казне почти в 20 долл. Нехорошо считать деньги в чужих карманах, но все же интересно - какая часть этой суммы (если отбросить затраты на компьютеры, сканеры и прочее оборудование) ушла российским специалистам (лингвистам, переводчикам, “распознавальщикам” и т. д.), а какая - западным экспертам, проводившим тендер по правилам Мирового банка? Ведь расплачиваться “за содеянное” в конечном итоге придется россиянам!

Госстандарт РФ - (095) 236-4500; Московское представительство GMCS - (095) 938-1979;

ABBYY Software House - (095) 234-4400; ПРОМТ - (812) 327-4425.

Стандарт - двигатель или тормоз прогресса?

В свое время я имел удовольствие сдать нормоконтролю ИНЭУМа более 3000 страниц технической документации, поэтому могу судить о предмете не понаслышке. Следующее утверждение, возможно, несколько наукообразно, но, на мой взгляд, лучше всего отражает суть дела.

Известно, что любой стандарт является некоторым дискретным отсчетом нашей “аналоговой” действительности. Чем быстрее изменяется та или иная область, тем чаще требуется обновление действующих в ней стандартов, иначе идет процесс их устаревания, т. е. здесь применима теорема Котельникова, и такие стандарты превращаются в тормоз отрасли (именно это мы когда-то наблюдали на примере машины ЕС-1840).

Эдуард Пройдаков

Кто диктует законы?

Роль стандартов трудно переоценить. Ведущие западные компании прилагают огромные усилия, чтобы их внутрифирменные стандарты переросли в отраслевые, национальные и международные. А многие ли современные российские гиганты ИТ-индустрии могут похвастаться тем, что стояли у истоков важнейших международных документов?

Все возвращается на круги своя?

Раньше каждое уважающее себя государственное предприятие имело отдел стандартов, который располагал достаточно обширной библиотекой. В процессе так называемой перестройки интерес к ГОСТам был в значительной степени утерян. Однако сейчас ситуация постепенно выправляется и отделами стандартов начали обзаводиться многие коммерческие структуры.

Ирина Ефанова, руководитель отдела информационной

политики, программ стандартизации и НИОКР НТУ

Госстандарта России

Монстр

В систему Госстандарта РФ ныне входит 19 научно-исследовательских институтов, 102 территориальных центра стандартизации, метрологии и сертификации, Издательство стандартов, Академия стандартизации, метрологии и сертификации (учебная) и другие организации. Госстандарт России обладает значительным информационным потенциалом, включающим в себя федеральный фонд стандартов, а также более 40 тематических баз данных, “расквартированных” в корпоративной сети МАКРОНЕТ, насчитывающей 30 опорных узлов, соединенных высокоскоростными каналами связи. Доступ к этим базам имеют свыше 16 министерств и ведомств, осуществляющих разработку стандартов и технических регламентов. На сайте www.gost.ru можно найти сроки действия всех существующих стандартов, а вот сами стандарты (либо их электронные копии) можно приобрести лишь за деньги. Кстати, не такие уж и большие - что-то около 10 руб. за страницу. Копии зарубежных нормативных актов стоят значительно дороже.

Версия для печати