В начале февраля в рамках традиционной Недели безопасного Рунета в Общественной палате РФ прошла конференция в форме общественного совещания “Угрозы детям, взрослым и обществу: положение в России”. По уверению организаторов, данное мероприятие стало новым для отечественной интернет-отрасли форматом совместного обсуждения сетевых проблем, объединившим представителей государства, гражданского общества и индустрии.

Принципиальная новизна данного события — вопрос спорный. Рассматриваемые темы уже не раз затрагивались на многочисленных конференциях и круглых столах.

Тем не менее по масштабу (и даже определенному пафосу) мероприятия вполне можно судить, на каком именно уровне в нашей стране находится сейчас дискуссия об Интернете.

Две позиции

Точку зрения профильного ведомства на совещании выразил директор департамента научно-технического и стратегического развития отрасли Минкомсвязи Олег Чутов. По его словам, “кошмарить” Интернет явно не стоит — он наш друг и наше будущее. Правда, по образному выражению чиновника, на лице этого друга не должно быть никаких гримас, угрожающих нашей ментальности и многонациональной культуре.

У Минкомсвязи есть некий свой, особый взгляд на регулирование Интернета, который, например, включает в себя его кириллизацию. (Введение домена верхнего уровня .ру — вообще предмет особой патриотической гордости чиновников.) При этом г-н Чутов заверил аудиторию, что его ведомство совершенно не устраивает так называемая китайская модель и оно очень щепетильно относится к любым законодательным инициативам жесткого толка.

В целом, по словам Олега Чутова, государство сейчас повернулось к Интернету лицом. (В подтверждение этого он напомнил, что в прошлом году представитель России впервые вошел в ICANN — международную некоммерческую организацию, которая занимается регулированием вопросов, связанных с доменными именами, IP-адресами и т. д.) Однако управлять Интернетом, как считают в Минкомсвязи, должно не только государство, но и общество. Готовность последнего предлагать конкретные решения в министерстве уже видят и не могут не приветствовать.

Своеобразным оппонентом г-на Чутова выступил представитель Конституционного суда Владимир Овчинский, который свою эмоциональную речь начал заявлением, что в его планах Интернет именно “кошмарить”. Само это слово, как уверяет г-н Овчинский, тридцать лет проработавший в МВД, раньше фигурировало исключительно в криминальной рэкетирской среде, а его массовое употребление началось благодаря как раз Интернету. (В этой связи, наверное, было бы весьма любопытно поинтересоваться у г-на Чутова, кто же научил его “ругаться” — Всемирная паутина или все-таки Дмитрий Медведев во время своего памятного выступления на встрече с представителями малого бизнеса в 2008 г.)

Цензуры быть не должно, но до какой степени? — задал риторический вопрос блюститель Конституции. После этого Владимир Овчинский много говорил о патологической ситуации, сложившейся в Сети, и в его речи звучали такие понятия, как пропаганда экстремизма и наркотиков, работорговля, детская порнография. По его уверению, за последние шесть лет количество преступлений против детей выросло в 25 раз, а корень этого зла — разумеется, Сеть.

В завершение, апеллируя к фразе предыдущего оратора, выразившего мысль, что не стоит при оценке Интернета использовать только белый и черный цвета, а нужно задействовать весь спектр, всю радугу, г-н Овчинский категорично выразился в том смысле, что радуги никакой нет, а есть одни ужасы, и вообще Сеть — это концентрация сброда человеческого. (Привет всем блогерам, включая сами знаете кого.)

Управляемое саморегулирование

Приведенные выше две точки зрения, разумеется, не новы. Если государство в итоге встанет на сторону интернетофобов, то ресурсов завинтить гайки у него вполне хватит. Китай, Северная Корея и Туркменистан яркие тому подтверждения. Однако пока речь идет все же о попытках наладить общественно-государственное взаимодействие для противостояния в Интернете тем вещам, которым противостоять объективно нужно.

В качестве примера успешной деятельности подобного рода на форуме часто говорили о так называемых горячих линиях общественного контроля. Самая известная из них с прошлого года действует при фонде “Дружественный Рунет” и принимает от населения сигналы в рамках борьбы с сетевой детской порнографией. Рассмотрев заявку, фонд может воспользоваться своими налаженными каналами и направить запросы национальным и зарубежным представителям интернет-индустрии, в том числе владельцам сетей, регистраторам доменных имен, а также на аналогичные горячие линии международной ассоциации INHOPE.

Еще один способ создать в Сети пространство, свободное от агрессивного контента, предложил аспирант МГУ им. М. В. Ломоносова Евгений Ядрышников, автор проекта Этического кодекса сети Интернет и понятия “инэтика” (интернет-этика). Идея проекта заключается в том, что максимальное число пользователей и владельцев ресурсов должно добровольно взять на себя соблюдение некоего набора этических правил. Основными из них являются уважение к свободе слова, открытости и оперативности информации, соблюдение законов своей страны, уважение чести и достоинства людей (оскорбления исключены), учет интересов детей, распространение только правдивой информации, уважение авторских прав, неприятие разрозненного контента, который мешает в поиске информации и вредит репутации сайта, стремление к чистоте родного языка, уважение моральных ценностей и культуры, проявление принципиальности в борьбе со спамом и сетевыми атаками. По замыслу г-на Ядрышникова, ресурсы, владельцы которых проникнутся идеями кодекса, станут помечаться специальным значком, показывающим посетителю, что он попал в безопасную зону.

Как надеется автор проекта, для крупных организаций присоединение к новому движению вскоре может стать вопросом престижа и деловой репутации. Что же касается рядовых пользователей и особенно молодежи, то для них Евгений Ядрышников планирует возвести кодекс в ранг модной “фишки” — например, создать некую симпатичную “метку-смайлик”, которую человек сможет использовать в своем профиле при общении с оппонентами в социальных сетях, на форумах и т. д.

Стоит признать, что несмотря на свою явную привлекательность и конструктивность, идее данного проекта требуется серьезная доработка — в первую очередь в вопросе обеспечения легитимности будущего использования меток. Ведь если сейчас люди путешествуют по Сети на свой страх и риск, то они об этом по крайней мере знают. Наличие же ресурсов и пользователей, ложно маркированных как благонадежные, станет лишь дополнительным фактором, облегчающим жизнь злоумышленникам всех мастей.

Ремарка силовиков

Когда речь заходит об угрозах откуда бы то ни было, крайне полезно понимать точку зрения наших силовых ведомств. По уверению представителя ФСБ Дмитрия Правикова, если прибегать к упрощениям, то в его интересах, учитывая профиль его работы, разумеется, было бы всё в Интернете отрегулировать по полной программе. Тем не менее он смотрит на проблему шире и в каком-то смысле предлагает и обществу более дифференцированно относиться к понятию сетевых угроз. Когда речь идет о контенте экстремистского характера, чаще всего мы имеем дело с уже свершившимися преступлениями. Причем, что важно, не в самом Интернете свершившимися, а лишь отраженными в нем. И если на фашистском сайте висит видеоролик со сценой расправы над человеком нетитульной нации, то бороться в первую очередь надо не с контентом, а с обычной уголовщиной.

Есть и другая сторона вопроса. Как считает г-н Правиков, контент сейчас крайне размыт в своей классификации: ФСБ точно не может сказать, где начинается экстремизм. Часть националистов просто треплется в блогах, но на реальные преступления никогда не пойдет. Но бывает и наоборот. Например, в прошлом году при расследовании крайне резонансного убийства в центре Москвы адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, известных своей антифашистской деятельностью, были задержаны неонацисты Никита Тихонов и Евгения Хасис. (Представитель ФСБ не называл фамилий, но исходя из контекста речь однозначно шла об этом деле и об этих его фигурантах.) Так вот, по уверению Дмитрия Правикова, фигурантка этого дела еще за полгода до преступления попала в поле зрения ФСБ, ее личный блог регулярно мониторился, но ничто не предвещало того, что она может стать непосредственной соучастницей убийства. Это означает, что контент нужно отслеживать четче, но как это делать, г-н Правиков не знает. Сейчас ни одна компьютерная система заранее выявить формирование преступной среды не в состоянии.

Вместо заключения

По следам прошедшего мероприятия можно констатировать, что с одной стороны никаких принципиально новых вопросов перед обществом поставлено не было (равно как и революционных путей решения старых), но дискуссию об Интернете в России можно считать вышедшей на чуть более высокий политический уровень. При этом не может не радовать тот факт, что о каком-либо радикальном изменении ситуации речи пока явно не идет, и значит, дискуссия продолжится.

Организаторы конференции подготовили по итогам общественного совещания предварительные рекомендации в адрес органов государственной власти, интернет-индустрии и организаций гражданского общества и пообещали в ближайшее время выложить их на сайте i-SAFETY.

Версия для печати (без изображений)