Около года назад страны ЕС начали корректировать свою позицию в сфере фиксированного широкополосного доступа (ШПД) и активно прорабатывать концепцию NGA (Next Generation Access). Ряд российских компаний, занятых в строительстве телекоммуникационной инфраструктуры, готовы развивать NGA с учётом мирового и европейского опыта, однако на их пути пока существует немало препятствий, и не только технологических: необходима доработка законодательства, создание новых рабочих документов и кооперация при возведении объектов.

Рабочий документ Европейской комиссии MEMO/09/274, опубликованный в июне 2009 г., определил, что сегодня ШПД предоставляется операторами в Европе с использованием медных проводов, которые были задействованы для телефонной связи ещё в XIX веке. Однако современные услуги, такие как online-игры, телевидение высокой чёткости или интерактивные приложения, не могут предоставляться на основе медных кабелей. Поэтому для обеспечения новых услуг требуется заменить медную инфраструктуру от узла сети до оборудования клиента на оптическую.

“То, на что достаточно долго не обращалось внимание, — необходимость фиксированного доступа на скоростях от 10 до 50 Мбит/с на абонента — стало основной проблемой европейских стран в 2009 г., — считает Ольга Макарова, заместитель директора по производству и новым технологиям компании “Межгорсвязьстрой”. — И, видимо, в скором будущем волоконно-оптический бум, как назвали это в Европе, ожидается и в России. Таким образом, пришло время пересмотреть взгляды на фиксированный доступ и его перспективность и понять, что мобильный доступ никогда его не вытеснит — так же, как доступ фиксированный никогда не вытеснит мобильный. Оба эти сервиса будут сосуществовать, развиваться и будут востребованы пользователями в равной мере”.

На сегодняшний день возможности традиционных телекоммуникационных сетей в Европе практически исчерпаны. Необходима новая инфраструктура, а вместе с ней и новые нормативные акты, регулирующие условия ее создания и использования. Операторские компании хотят инвестировать в сети доступа нового поколения — NGA, этому способствует переход на принцип работы “Одна сеть — много услуг”, реализуемый в рамках концепции NGN (Next Generation Network).

Существует несколько видов волоконно-оптической сети, причём базовыми считаются FTTH (Fiber-To-The-Home, “волокно в квартиру”), FTTC (Fiber-To-The-Curb, “волокно до распределительного шкафа”) и FTTB (Fiber-To-The-Basement, “волокно до подвальных этажей здания”). Но есть также FTTN (Fiber-To-The-Node, “волокно до узла”), FTTP (Fiber-To-The-Premises, “волокно до здания”) и ряд других типов инфраструктуры.

FTTС, FTTВ, FTTP начали строить в конце 1990-х годов и на сегодняшний день эта инфраструктура сформирована. Средняя длина отвода до абонента сейчас составляет 300—500 м. Все коммуникации прокладывались вдоль улиц и основных магистралей в защитных пластиковых трубках. Причем при необходимости закладывания двух-трёх трубок закладывались 12, т. е. создавалась заведомо избыточная инфраструктура. В эти пустые трубки потом можно было вдувать кабель.

В рабочем документе Еврокомиссии от 12 июня 2009 г. говорится, что для предоставления новых услуг необходимо заменять медный кабель на участке последней мили до клиента на оптический. Но еще в 2008 г. эти же новые сети, NGA, назывались фактически несуществующими, настолько мал был их удельный вес. Причина этого в различии между системами связи США и Европы.

В США наиболее востребованная услуга — телевидение, а Интернет там получают преимущественно через сети кабельного телевидения. В Европу телевидение по большому счету пришло из Америки — как платное вещание через спутник. Стоимость этих услуг достаточно высока, потому у пользователей Европы телевидение и услуги доступа в Сеть разделены; выход в Интернет обеспечивается главным образом через телефонные сети.

Корни идеи “волокно в каждый дом” лежат в кабельном телевидении. В Северной Америке большинство платежеспособного населения живет в частных домах, которые находятся друг от друга на расстоянии 50 м. Оказалось, что ставить ретрансляторы будет дороже, чем проводить волокно в каждый дом. Это и было сделано.

В 1998—2000 гг. в результате кризиса затормозилось развитие FTTH; телефонные компании Европы не стали ждать, пока цена на волоконное оборудование упадет до приемлемого уровня и взяли на вооружение технологию ADSL (по состоянию на июль 2008 г. там было подключено 86 млн. линий DSL). В результате в середине 2008 г. скоростью больше 10 Мбит/с обеспечивалось не более 14% домохозяйств Европы. Вивиан Рединг, член Европейской комиссии, отвечающая за информационное общество и СМИ, именно тогда и заявила: “Одной из особенностей нового поколения сетей доступа NGA является то, что в большинстве случаев они пока ещё не существуют”.

По прогнозу, в 2011 г. потребности пользователей вырастут до 50 Мбит/с, с чем и связан оптоволоконный бум в Европе. Инвесторов много, поскольку запросы потребителей будут только расти. Плюс — живучесть инфраструктуры, волокно, конечно, стареет, в целом ему сейчас отводят около 50 лет службы, причём прокладка в пластиковых трубках позволяет менять волокно довольно просто.

По данным OFCOM, объявленные компаниями инвестиции в NGA растут высокими темпами: France Telecom — 190 млн. фунтов стерлингов, Telecom Italia — 120 млн. ф. ст., DT — 2 млрд. ф. ст. и т. д. Наибольшие перспективы применения в ЕС имеет FTTH-архитектура “Звезда” Ethernet. Исследования Heavy Reading предсказывают увеличение числа FTTH-подключений в Европе с 2009 по 2013 гг. более чем в пять раз — с четырёх до 20 млн.

В настоящее время в Еврокомиссии обсуждают ряд вопросов, связанных с NGA: нужно ли регулировать NGA, кто должен регулировать, какие операторы должны попасть под регулирование, почему важно строительство избыточной инфраструктуры, какие могут быть схемы совместного инвестирования в NGA и т. д.

“Нужно сказать, что мы в отношении развития связи скорее повторяем путь Европы, — заметила Ольга Макарова. — Сейчас нам необходима подробная доработка законодательства в части прохода по зданию, прокладки кабеля до абонента и т. п. Необходимо выделять полосы вдоль автомобильных дорог для прокладки пластиковых труб”.

И у нас можно создать избыточную инфраструктуру и найти инвесторов. NGA — это технология построения практически новой канализации. При создании кабельной инфраструктуры прокладывается защитная пластиковая трубка, в нее задуваются микротрубки, затем малогабаритный оптический кабель и создаются индивидуальные кабельные отводы. Преимущества такой системы — кабельные отводы можно сделать в любое время и в любом месте, первоначальные затраты достаточно низки, при этом есть возможность создания избыточной инфраструктуры — при прокладывании нескольких трубок стоимость последующих значительно уменьшается.

“В настоящее время мы столкнулись с отсутствием законодательной базы, — считает Виктор Детинко, гендиректор “Межгорсвязьстроя”. — Мы продолжаем для различных нужд строить кабельные линии связи, и основной проблемой строительства сейчас оказывается не технология, а проблема землепроходства. Земля стала стоить денег, и больших, и никаких законодательных положений о возможности строительства по большому счету нет, каждый землепользователь может трактовать закон как ему удобнее”.

Поэтому получение коридора для прокладки инфраструктуры становится сейчас серьёзной задачей. И, вероятно, многим участникам рынка здесь стоит объединить усилия. Это касается не только компаний, занятых строительством линий и сооружений связи, таких как “Межгорсвязьстрой”, “Мостелефонстрой”, “Радиострой”, “Связьстрой-1” и др. Ведь выросло количество операторов, которым необходима инфраструктура NGA и NGN. Кроме предприятий “Связьинвеста”, “ТрансТелеКома”, МТТ, “Синтерры”, на строительство инфраструктуры вышла “большая тройка” сотовых компаний, региональные операторы связи и т. д.

“Мы предлагаем объединение коридоров — получение землеотвода для строительства сразу группы линий, более того, мы предлагаем сделать это за свой счет, — сообщил Виктор Детинко. — Наши акционеры поддержали нас. Таким образом, сейчас мы можем создать единую инфраструктуру для множества пользователей с нанесением минимального вреда природе. Нам нужно понимание того, что всё это будет востребовано, понимание направлений, которые будут вскоре востребованы, нам нужны соинвесторы, нам нужна поддержка операторов”.

Выгода такого подхода очевидна — оператор получит современную инфраструктуру, не вкладывая в это долгосрочные деньги и экономя колоссальное количество времени. Но прежде чем это случится, строительным и телекоммуникационным компаниям, а также администрации связи страны предстоит найти общий язык, договориться о единой технической политике, сформировать профильные ассоциации и комитеты и начать разрабатывать как проекты изменений действующего телекоммуникационного законодательства, так и новые СНИПы, руководящие документы и т. д.

Версия для печати (без изображений)