Именно с таким вопросом, вынесенным в заголовок данного материала, обратился к сообществу учителей и родителей глава Департамента информационных технологий Москвы Артём Ермолаев на педсовете с педагогическими и семейными интернет-порталами, который прошел 5 октября — в День учителя.

Актуальность поднятой чиновником проблематики в первую очередь обусловлена тем, что сейчас полным ходом идет техническое переоснащение московских школ. Так к 1 июля текущего года завершилось расширение каналов связи, и теперь средняя скорость подсоединения столичных образовательных учреждений к Интернету составляет 10 Мбит/с и более. А в настоящий момент в школах создается так называемая внутренняя среда и устанавливаются точки бесплатного Wi-Fi.

Кроме того, как стало известно 14 октября на совещании по оперативным вопросам в столичной мэрии, до конца октября все 1419 московских школ, где есть начальные классы, получат компьютерное оборудование и образовательное ПО, необходимое для полноценной реализации нового федерального стандарта для младшей школы.

Пресс-служба ДИТ сообщает, что активное применение этой техники начнется во второй учебной четверти. По словам г-на Ермолаева, в ходе аукциона, по итогам которого были закуплены 1517 мобильных компьютерных классов для учеников и 4418 ноутбуков для учителей начальных классов, удалось сэкономить порядка 300 млн. руб. — 20% от стартовой цены лота. Помимо компьютеров младшеклассники также получат графические планшеты и принтеры.

Обращаясь к участникам вышеупомянутого педсовета, г-н Ермолаев попросил подумать, нужно ли закрывать доступ детей к социальным сетям и видеохостингам и отключать беспроводной Интернет на время урока, а также должен ли подход к фильтрации быть централизованным или каждая школа сможет самостоятельно определить список закрытых и открытых ресурсов в дополнение к официальному списку Минюста, который обязывает фильтровать взрослый контент и сайты экстремистского содержания.

Нужно отметить, что в последнее время г-н Ермолаев все активнее пытается вести прямой диалог с различными целевыми группами, декларируя, что правительство города сейчас исходит из того, что чиновники отнюдь не самые умные, а скорее наоборот. Так, в конце августа в МГУ им. М. В. Ломоносова он встречался со школьными учителями информатики, а в середине сентября в офисе “Яндекса” — с разработчиками городских веб-сервисов. Насколько он при этом доверяет обратной связи, сказать сложно; видимо во всех случаях по-разному. На одном из мероприятий г-н Ермолаев не без горечи шутил, что, например, вопрос о том, оставить ли ученикам интернет-доступ к соцсетям, вообще не понятно кому задавать — вполне очевидно, что ответят ученики, предельно ясно, что родители, а многие учителя в ответ скорее всего спросят, что такое Интернет.

Так или иначе, по итогам педсовета г-н Ермолаев сделал в своем блоге несколько любопытных записей. Из них следует, что после проведения в школы высокоскоростного Интернета ДИТ получил возможность осуществлять мониторинг активности учащихся. Возникшая за несколько месяцев статистика посещаемости ресурсов выглядит следующим образом:

  1.  “Яндекс”
  2.  “Вконтакте”
  3.  Google
  4. Mail.ru
  5. “Одноклассники”
  6. Wikipedia
  7. YouTube
  8. Facebook
  9. RuTube
  10. Gramota.ru
  11. Litra.ru
  12. RusEdu
  13. Smotri.com
  14. window.edu.ru
  15. school-collection.edu.ru

Соцсети, видеохостинги, развлекательные порталы, а в некоторых школах еще и торренты в первой пятерке по объему скачанной информации, — резюмирует г-н Ермолаев.

(Кстати, если бы ДИТ удосужился изучить статистику поисковых запросов, направляемых в тот же “Яндекс”, то почти наверняка чиновнику пришлось бы обнародовать весьма нелицеприятные данные. Во всяком случае при выходе в Сеть из дома наиболее часто встречающиеся поисковые запросы детской аудитории в той или иной форме содержат слова “секс” и “порно”, а отнюдь не “Пифагор” или “квазикристаллы”.)

Тем не менее г-н Ермолаев пишет, что педагоги, которые традиционно считаются публикой консервативной, на педсовете единым фронтом выступили против фильтрации школьного интернет-трафика, а некоторые даже назвали эту идею “ханжеством”. Дескать, учебный фильм с YouTube может понадобиться на уроке географии или физики, а социальные сети помогают детям делать уроки.

Родители, напротив, высказались более осторожно, напомнив, что зачастую информацией, которую ребенок выкладывает в свой профиль в соцсети, может воспользоваться злоумышленник. В качестве примера г-ну Ермолаеву напомнили историю с похищением Ивана Касперского, но в зале видимо не нашлось человека, который смог бы указать, что именно в этом случае соцсети обвинять смысла нет, потому что в них содержался старый адрес молодого человека, да и вообще интеллектуальный уровень пойманных преступников вряд ли дотягивает до статуса активных пользователей ИТ.

Так или иначе на данный момент г-н Ермолаев успел сделать для себя ряд выводов. Для него очевидно, что у детей уже сформированы интернет-привычки, и новые правила — запреты, жесткая фильтрация и т. д. их не сломают и не изменят. Соответственно, по мнению чиновника, возможно пора уже перестать плыть против течения и не считать ребенка с мобильником и ноутбуком бунтарем и злостным нарушителем школьной дисциплины, а использовать новые возможности для того, чтобы сделать уроки более яркими, а школу привлекательной. К тому же, например, те же соцсети и блоги — это привычка читать и формулировать свои мысли.

В заключении г-н Ермолаев называет фильтрацию школьного Интернета вопросом многоплановым и сложным, и выражает уверенность в том, что решение чиновникам, педагогам, родителям (а возможно и ученикам) надо принимать коллективно, тщательно взвесив все “за” и “против”.

Версия для печати (без изображений)