Корпоративные данные нуждаются в надёжном хранении и тщательной организации, причём в значительной мере — вне зависимости от сторонних факторов вроде роста цен на накопители HDD или даже мирового финансового кризиса. Лавинообразный рост объёмов деловой информации в цифровой форме, усиление роли высоких технологий в коммерческом взаимодействии, необходимость эффективно оперировать непрерывно накапливаемыми данными — всё это заставляет компании, чьей основной областью деятельности вовсе не являются ИТ, уделять всё больше внимания развитию систем хранения данных (СХД).

Особенно заметен взлёт спроса на отечественном рынке СХД. Если, согласно данным IDC, в мировом масштабе этот ИТ-сегмент вырос в прошлом году на 10,5%, то в российских реалиях — уже на 50%. Совокупная ёмкость систем хранения, приобретённых конечными заказчиками, в 2011 г. превысила показатели 2010 г. на 160% и достигла 182 Пб.

Как утверждают аналитики, глобальный объём оцифрованных данных, в том или ином виде хранящихся на самых разнообразных носителях, удваивается каждые полтора года. На отечественном рынке темпы прироста необходимой ёмкости СХД ещё выше: сказываются общее отставание от передовых стран, спровоцированный острой фазой кризиса отложенный спрос, растущие темпы внедрения цифрового документооборота. В результате нуждаться в доступных, надёжных и эффективных хранилищах данных начинает всё больше заказчиков — притом не только корпоративных, изначально нацеленных на развёртывание весьма функциональных СХД, но и представителей среднего и малого бизнеса.

Да и корпоративные клиенты всё менее готовы безоглядно платить исключительно за бренды; проявляют куда более горячую заинтересованность в осознанной оптимизации своих расходов на СХД. В целом ИТ-службы всех нынешних и потенциальных заказчиков систем хранения сталкиваются на современном рынке с одними и теми же вызовами: с необходимостью снизить стоимость хранения информации и риски утраты уже накопленных данных, а также обеспечить наивысшую эффективность их использования.

Вызовы эти возникли не вчера, но именно в теперешних условиях они встают перед заказчиками СХД особенно остро. И именно сегодня одним из весьма предпочтительных путей решения рассматриваемых проблем становится очередная трансформация самой модели хранения корпоративных данных — под воздействием широко распространяющихся технологий виртуализации и увеличения популярности облачных вычислений.

В результате физическая ИТ-инфраструктура предприятий ощутимо “размывается”, частично выходя в облака, причём не только частные, размещённые в пределах ЛВС, но и публичные, и гибридные. В определённом смысле (если оставить в стороне отдельные требования законодательства и соображения безопасности) виртуализованная среда хранения данных стирает жёсткие границы между разными типами облачных решений, что требует от ИТ-отделов компаний-заказчиков соответствующих решений и компетенций.

Запросы российского рынка

Характеризуя общую ситуацию на российском рынке СХД, Владимир Слизов, руководитель группы продвижения систем хранения данных “IBM в России и СНГ”, отмечает востребованность продуктов во всех его сегментах. Ситуация здесь, по его словам, сродни автомобильному рынку: больше всего в количественном выражении покупают дешевые модели, но и остальные сегменты уверенно развиваются. При этом решения среднего уровня постепенно отъедают долю у систем категории high-end, поскольку по производительности и функциональности очень сильно напоминают массивы старшего уровня прежних времен. Фактически массивы high-end приобретаются сейчас там, где требуется повышенная надежность или совсем уж высокая производительность.

По мнению Алексея Позднякова, менеджера по маркетингу Microsoft Windows Server в России, нынешний подход к системам хранения должен обеспечивать надежность и высокую скорость работы с данными, а также их доступность независимо от того, где именно запущены приложения. Немаловажным фактором является и цена решения. Требуется максимально использовать уже сделанные инвестиции и по возможности снизить расходы на поддержание инфраструктуры в будущем. Современная серверная ОС как раз и должна предоставлять ключевые возможности и функции в сфере хранения данных компаниям самого разного размера — виртуализацию СХД с образованием единого пула ресурсов, максимизацию производительности работы с СХД для виртуальных машин и виртуализированных приложений, повышение эффективности использования имеющихся ресурсов хранения с помощью дедупликации данных, поддержку миграции хранилищ без отключения ВМ и возможность создания недорогих высокопроизводительных и отказоустойчивых кластеров файловых серверов для размещения на них дисков виртуальных машин и данных приложений, и многие, многие другие.

На каком же аппаратном обеспечении российские заказчики предпочитают хранить свои данные? Как отмечает Александр Грубин, технический консультант отдела систем хранения данных НР Россия, наиболее востребованы СХД, оптимизированные для использования в облачных и виртуальных средах. От них требуется возможность корректно (без провалов производительности) обрабатывать спонтанные пиковые нагрузки различного характера, что в итоге как раз и определяет скорость создания, запуска и удаления виртуальных машин.

Важным критерием является также возможность миграции данных с быстрых уровней хранения на медленные в зависимости от интенсивности обращения к дисковым ресурсам или по команде администратора. Это позволяет заметно экономить на аппаратном обеспечении, повышая по мере необходимости приоритет обслуживания для тех виртуальных машин или приложений, которым это необходимо в данный момент. Другой позитивный эффект миграции — возможность гибко управлять выделением дискового пространства, автоматически добавляя его приложениям по мере того, как они сохраняют данные на СХД, и возвращая его обратно в общий пул ресурсов, если они эти данные удаляют.

Необходимым для современной виртуализованной среды хранения следует считать разделение физического массива на несколько виртуальных или участие в федеративном хранении. Это подразумевает возможность на лету, не останавливая приложение, перемещать его данные с одного массива на другой, если необходимо повысить скорость работы или увеличить объем. Прежде такое было возможно только в рамках одной СХД, но теперь границы между системами хранения различных типов стираются — вся ИТ-инфраструктура понемногу становится виртуальной.

Высокие требования к аппаратной составляющей СХД вовсе не подразумевают непременной заоблачной её дороговизны. Кирилл Жуков, представитель производственной компании “Аквариус”, отмечает, что на сегодняшний день наиболее востребованы СХД с вариантами подключения iSCSI или SAS. Пусть это решения начального уровня, но по своим возможностям и техническим параметрам они приближены к более солидным решениям — в том числе по производительности, отказоустойчивости и простоте управления.

Рассматривая запросы заказчиков к системам хранения данных, менеджер по корпоративным продуктам Dell в России Антон Банчуков подчёркивает, что условно их можно разделить на две категории. Заказчики из первой категории сильно зависят от скорости работы и функционала СХД. У них есть обученный персонал; они точно знают, чего хотят, и потому готовы инвестировать ресурсы. Для них важна производительность системы хранения данных, ее конкретный функционал, причём даже 10—20% прироста скорости на критически важных для бизнеса приложениях оказываются имеющими существенное значение. Вторая категория — это те заказчики, для которых определяющими факторами служат надежность и простота в использовании. Они не так сильно зависят от производительности системы и используют классические приложения. Как правило, эту категорию заказчиков составляют компании, для которых ИТ не являются профильными и у которых нет развитой ИТ-службы.

Руководитель направления технического консультирования EMC Денис Серов указывает, что однозначный лидер на отечественном рынке СХД — системы среднего уровня; в общем случае — компактные модульные системы с высокодоступной двухконтроллерной архитектурой и подключением по скоростным протоколам типа Fibre Channel 8 Гбит/с.

Впрочем, в последнее время популярность набирают так называемые “унифицированные СХД”, которые могут предоставлять не только блочный доступ, но одновременно с ним и файловый сервис, и конвергентные протоколы на базе Converged Ethernet. Это позволяет сократить трудозатраты на эксплуатацию инфраструктуры, использовать расширенные сервисы хранения не только на блочном, но и на файловом уровнях. С другой стороны, Константин Федотов, начальник отдела системной интеграции ООО “Паладин-Инвент”, убеждён, что наиболее востребованными системами хранения данных являются СХД классической архитектуры, а к системам нового поколения заказчики относятся скептически. При этом они с большим интересом готовы брать такие системы на тестирование, но в итоге выбирают всё равно классику, руководствуясь в качестве основного критерия стоимостью в 1 Гб доступного пространства, не забывая при этом и о производительности (IOPS).

Владимир Щетинин, директор департамента “Центр разработки инфраструктурных решений” компании “Ай-Теко”, солидарен с таким взглядом на отечественный рынок, где доминируют решения EMC, HP, IBM, а также становятся все более популярными системы хранения NetApp (из-за своей отличной функциональности, относительно невысокой стоимости и своевременности обновления модельного ряда). Он добавляет, что СХД уровня hi-end остаётся выбором немногих, действительно крупных предприятий. Для них приоритетными считаются производительность, отказоустойчивость, возможности масштабирования и дополнительный функционал (например, многоуровневое хранение и виртуализация внешних дисковых массивов).

Для провайдеров же облачных услуг важны возможности горизонтального масштабирования, что позволяет создавать высокопроизводительные, горизонтально масштабируемые до десятков петабайт файловые хранилища. Чрезвычайно важны также возможности продвинутой виртуализации, адаптивность к нагрузкам разного типа и поддержка многопользовательского режима (multitenancy).

Руководитель отдела СХД компании “Инфосистемы Джет” Роман Володин подчёркивает консервативность отечественного заказчика: в большинстве случаев люди полагаются на опыт работы с другими продуктами того же семейства и того же производителя. В случае, когда приходится делать качественное изменение — менять платформу или поставщика, — заказчик старается проводить тестирование нового продукта в условиях, приближенных к производственным.

Новая эпоха

Системы хранения данных с технологической точки зрения переживают сейчас эпоху качественного преобразования. Такого рода преобразование уже претерпела виртуализация вычислительных процессов — с появлением новых процессоров, по своей производительности на порядки превосходящих прежние. В результате стала реальностью консолидация на одном сервере множества приложений и виртуальных машин. По мнению Александра Грубина, сейчас особенно заметна тенденция использования быстрых флэш-накопителей, поскольку традиционная подсистема ввода-вывода на жестких дисках осталась практически на том же уровне, что и пять лет назад. Она превращается в “бутылочное горлышко” для производительности СХД, и качественный скачок здесь возможен лишь с появлением новых архитектур, оптимизированных для использования SSD. Кирилл Жуков относит к актуальным трендам ещё и все более заметное смещение в сторону облачных решений — наряду с плавным увеличением объемов хранилищ информации и постепенным снижением стоимости хранения данных. Согласен с этим и Константин Федотов.

На важность самооптимизации систем хранения указывает Антон Банчуков. В типичной инфраструктуре присутствуют данные различного характера: критические, требующие высокой скорости доступа к ним; второстепенные, которые должны быть всегда под рукой, а также второстепенные данные иного рода, такие, например, как документы, которые нужно архивировать и хранить достаточно долго. Отдельные файлы могут “перетекать” из одной категории в другую, и при этом система хранения должна адекватно распределять их по наиболее подходящим физическим носителям. Суть самооптимизации состоит в том, что критичные данные хранятся на быстрых дисках, а данные второстепенной важности — на менее быстрых дисках или на ленточных накопителях. Прямым следствием оказывается снижение стоимости гигабайта сберегаемой информации и увеличение производительности СХД. При этом важно, чтобы все эти механизмы были простыми в управлении и мониторинге и, в оптимальном случае, справляющимися с рутинным перераспределением нагрузки на различные подсистемы СХД в автоматическом режиме.

Горизонтально масштабируемые (Scale Out) системы хранения, а также унифицированные системы хранения (Unified Storage) относит к трендам современного рынка и Денис Серов. Он также согласен с тем, что сейчас происходит активная замена систем “плоской архитектуры хранения”, где данные размещались на большом количестве одинаковых дисков, на системы с автоматизацией размещения данных, где СХД автоматически определяет наиболее оптимальный уровень хранения данных в зависимости от частоты обращения к этим данным.

По мнению Владимира Щетинина, нынешний рынок систем хранения демонстрирует стремление их разработчиков к дальнейшему повышению производительности и снижению латентности системы, всё более широкому применению виртуализации, выполнению всё большего числа интеллектуальных функций на стороне дисковых массивов, универсальному хранению (поддержке как блочных протоколов iSCSI, FC, так и файловых NFS, CIFS), дальнейшему совершенствованию функций RASM (надежность, доступность, удобство обслуживания, возможности управления).

Оценки и предпочтения

Редко бывает так, что достаточно крупное предприятие принимается строить свою СХД на пустом месте. Как правило, какие-то решения со своей историей и архитектурой у заказчика уже имеются. В какой же именно момент руководитель ИТ-подразделения вдруг осознаёт, что эффективности и надёжности существующей системы хранения его предприятию уже недостаточно? Роман Володин полагает, что происходит это по окончании жизненного цикла уже имеющихся продуктов, когда настает пора выбирать что-то другое. Но иногда и раньше — перед лицом грядущих изменений в бизнес-системах или же после аварий.

В качестве критериев оценки актуального состояния СХД выступает целый комплекс параметров: ёмкость, производительность, уровень защиты, доступность данных. В маленьких компаниях провести подобную оценку могут и сами сотрудники ИТ-подразделений, но если дело касается большого комплекса, имеет смысл пригласить консультантов из компании, уже зарекомендовавшей себя в области построения СХД. Владимир Щетинин предлагает определять уровень надежности посредством коэффициента доступности (например, выходом его на значение 99,95%). Поскольку высокая доступность повышает стоимость системы, следует выбирать СХД с адекватным бизнес-задаче, но не завышенным уровнем надежности. Надежность системы хранения — вполне строго определяемая величина, на которую влияют отсутствие единой точки отказа, дублирование всех важнейших элементов СХД, поддержка резервных путей ввода-вывода, поддержка нужных уровней RAID и наличие дисков “горячей замены”, а также другие существенные эксплуатационные параметры.

По мнению Кирилла Жукова, эффективность и надежность систем хранения данных можно оценить только путем тестирования. Более того, крайне желательно проводить тестирование именно в той среде, в которой планируется дальнейшее использование системы. Антон Банчуков как пример эффективной СХД указывает на платформы, построенные на базе стандартных серверов, что дает пользователям гибкую возможность для апгрейда систем в будущем с выходом новых технологий без каких-либо серьезных изменений или замены контроллера.

Александр Журавлев, руководитель отдела систем хранения данных департамента корпоративных систем компании “Астерос”, отмечает, что эффективноcть системы хранения подразумевает обеспечение всех бизнес-процессов необходимыми сервисами со стороны СХД. Поэтому оценивать инфраструктуру хранения необходимо прежде всего с точки зрения работы целевых приложений и бизнес-задач предприятия. Это вполне определенные контролируемые технические параметры — такие, как количество операций ввода-вывода в секунду и связанное с этим время отклика на запрос. Он также указывает на то, что чаще всего инфраструктура хранения все же перестраивается поэтапно, путем модернизации существующего оборудования или частичной его замены.

Действительно, как правило, системные интеграторы решают задачи модернизации и развития существующей инфраструктуры хранения, однако далеко не единичны и проекты по организации такой инфраструктуры с нуля. Решение о полной замене существующей инфраструктуры может приниматься в случае внедрения принципиально новой прикладной системы, консолидации нескольких существующих разнородных СХД на одной высокопроизводительной платформе или морального устаревания существенного числа имеющихся систем.

Денис Серов подчёркивает, что такие задачи могут составлять и 20%, и 70% всех заказов — в зависимости от территории и от сектора рынка. Там, где консолидация хранения только входит в моду (средний и малый бизнес, некоторые удаленные от центра регионы), компании переходят от DAS-хранения к системам SAN и NAS, и тут полная смена инфраструктуры хранения — единственный возможный путь развития. Впрочем, и в более зрелых организациях, где хранение консолидировано давно, полная смена инфраструктуры хранения тоже случается. “В ходе проекта в крупной западной компании, — рассказывает он, — две довольно крупные системы хранения (три шкафа) с большим количеством механических дисков были заменены на новую СХД, которая занимает в шесть раз меньше места и потребляет в десять раз меньше электроэнергии, при этом обеспечивая на 20% лучшую производительность и на 50% большую емкость”.

Другой пример подобного рода, к тому же демонстрирующий целесообразность привлечения внешних консультантов для выявления неочевидных проблем в организации хранения данных, приводит Владимир Слизов. По его словам, в ходе исследования инфраструктуры одного из заказчиков, 80% данных которого хранилось на массивах high-end, выяснилось, что реально столь высокого уровня организации хранения требуют только 10% данных. В результате заказчиком была проведена полная реорганизация инфраструктуры хранения на основе виртуализации с отказом от дальнейших закупок дорогостоящего оборудования в пользу более дешевого, что дало значительный экономический эффект.

От традиционных ленточных библиотек — к виртуальным

Один из наиболее эффективных способов организовать резервное копирование внутри локальной сети предприятия — виртуальные ленточные библиотеки, так называемые VTL-решения. Антон Банчуков напоминает, что они возникли из необходимости обеспечить работу в современных условиях достаточно дорогого программного обеспечения для резервного копирования на ленту, развёрнутого в своё время в инфраструктурах многих заказчиков. С переводом резервирования на диски появилась потребность обеспечить совместимость с существующими приложениями, в которые заказчик инвестирует средства. VTL-решения позволяют сымитировать ленточную библиотеку, но носителем в данном случае будет не сама лента, а диски.

Преимущество таких решений — возможность эксплуатировать существующие системы, не обновляя программное обеспечение, и получать все выгоды от использования дисков — например, быстрого восстановления данных. Виртуализованные ленточные библиотеки дают возможность использования бэкапа несколькими приложениями одновременно. Среди недостатков VTL — то, что дисковые системы нельзя легко и быстро переместить в надежное удалённое хранилище, как это делается с ленточными накопителями. Поэтому многие заказчики используют дисковые библиотеки как промежуточное звено, которое позволяет им сократить параметры RPO/RTO, а затем уже производить бэкап на ленты и вывозить их на удаленное защищенное хранение.

Как отмечает Александр Грубин, неоспоримым достоинством VTL-систем является возможность экономить пространство за счет использования технологии дедупликации данных, получая иногда двадцатикратный выигрыш. Собственно, побудительными мотивами для внедрения на предприятии резервного копирования на виртуальные библиотеки являются потребность в сокращении окна резервного копирования за счет эмуляции многих приводов одновременно, что позволяет распараллелить задачи резервного копирования, а также необходимость в быстром восстановлении данных в случае сбоев.

Для организаций, которым важна возможность практически мгновенно восстанавливать данные после сбоя, альтернативу виртуальным дисковым библиотекам подыскать сложно. Кирилл Жуков подчёркивает, что использование подобных библиотек оправданно в ЦОДах, где необходимо в сжатые сроки провести резервное копирование и при необходимости выполнить реанимацию требуемых данных. По словам Дениса Серова, большой объем данных без перезарядки лент могут восстанавливать лишь самые дорогие ленточные системы с несколькими приводами, работающими параллельно. В то же время даже для самой простой виртуальной библиотеки это не проблема.

Впрочем, Владимир Щетинин предостерегает от того, чтобы отдавать виртуальным ленточным библиотекам однозначное преимущество перед традиционными решениями с хранением данных на магнитных лентах. Выбор того или иного варианта должен делаться с учетом особенностей конкретной сети хранения данных, подсистемы резервного копирования, целевых показателей по скорости записи и восстановления, а также с учетом требуемой гранулярности восстановления информации. VTL-решения эффективны, когда необходимо обеспечить быстрое восстановление небольших фрагментов данных, и плюс к этому в ситуациях, когда особенности системы резервного копирования не позволяют обеспечить оптимальную загрузку высокоскоростных приводов ленточных библиотек. При этом минимальная стоимость хранения данных достигается, если характер данных позволяет обеспечить максимальный коэффициент дедупликации, превышающий 10:1.

Роман Володин указывает на такие неочевидные на первый взгляд преимущества VTL-решений, как меньший габарит в пересчете на объем хранимых данных по сравнению с традиционными ленточными библиотеками, повышение надежности резервного копирования для “медленных” клиентов (виртуальные библиотеки нечувствительны к ситуации, когда данные подаются в низком темпе и урывками), а также на великолепную их пригодность с точки зрения непрерывности бизнеса и построения резервных центров. Современные виртуальные библиотеки передают в РЦОД дедуплицированные, сокращенные в 8—20 раз данные, что сильно снижает требования к каналам связи и стоимости решения.

Облачная перспектива

Сегодня организации, как отмечает Владимир Слизов, отдают предпочтение традиционным системам хранения данных. Вместе с тем тенденция к распространению облачных технологий обещает корпоративным заказчикам альтернативу в виде облачных ресурсов, восприятие которых заказчиком в значительной мере определяться тем, какую именно организацию он представляет. По словам Александра Грубина, финансовые институты и госсектор вряд ли в обозримом будущем перейдут к использованию ресурсов публичных облаков, руководствуясь соображениями безопасности и управляемости таких сервисов. Средний и малый бизнес предпочитает комбинированные решения — часть сервисов разворачивает у себя, а часть потребляет из облака, обычно у определенных интеграторов, с которыми уже имеет опыт сотрудничества и которые в таком случае будут выступать в роли сервис-провайдеров.

Александр Журавлёв отмечает, что понятия собственного ЦОД и частного облака бывают весьма размытыми. Например, собственный ЦОД в одном городе и сеть филиалов в других городах, удаленно использующих “внутренний” ЦОД, — это типичный пример частного облака. В любом случае, по его мнению, небольшим компаниям выгоднее будет воспользоваться публичным облаком. Преимущества очевидны: наращивать инфраструктуру современными ИТ-решениями и системами и содержать собственный штат технических сотрудников для таких заказчиков может оказаться экономически невыгодно Что же касается гибридных облаков, то тут необходим механизм классификации данных. Придётся решать, какую информацию следует хранить в частном облаке, какую можно вынести в публичное, а что вообще хранить только внутри собственной инфраструктуры.

Как подчёркивает Константин Федотов, облачные сервисы еще довольно редкое явление в ИТ-сфере России, поэтому заказчики предпочитают стоить свою собственную инфраструктуру, а не покупать услуги на стороне. Солидарен с таким мнением и Владимир Щетинин: “Большинство наших средних и крупных клиентов пока отдает предпочтение хранению данных в собственных СХД. В этом случае нередко используется значительная часть функционала, присущего облачным решениям, в первую очередь это автоматизация различных операций. Есть и проекты по внедрению полноценных частных облачных платформ на площадках заказчиков, однако пока это единичные примеры”.

Разумеется, отсутствие четких законодательных норм, а также требования регулирующих органов сдерживают развитие облачных сервисов, связанных с хранением данных. К сдерживающим факторам следует отнести и недостаточный спрос на облачные услуги со стороны большинства российских компаний, которые по традиции не рассматривают свои ИТ-подразделения как источник получения конкурентных преимуществ для собственного бизнеса. Роман Володин также считает, что круг задач, пригодных для переноса в облака, сейчас довольно узок. Вероятно, однако, в недалеком будущем мы увидим снятие барьеров на пути к облаку — как технологических, так и юридических.

В любом случае, перестраивая или создавая с нуля систему хранения данных, локальную либо облачную, заказчику важнее всего корректно сформулировать чёткие требования к той СХД, которую он в итоге хочет получить. Именно исходя из этих требований, собственного опыта и рекомендаций высокопрофессиональных специалистов и следует формировать техническое задание на (ре)организацию системы хранения. Владимир Щетинин особо советует не поддаваться на маркетинговые приемы, используемые теми или иными производителями оборудования, будь то реклама конкретной линейки оборудования или преимуществ облачного хранения. Средним и крупным компаниям с числом сотрудников больше 1000 человек есть смысл рассмотреть возможность организации хранения данных с использованием собственной облачной платформы. Благо, на рынке сейчас довольно много решений типа “облако из коробки”.

Денис Серов рекомендует компаниям, которые уже задумались над трансформацией бизнеса и ИТ, специальный сервис, называемый “ускорителем перехода к облаку” (Cloud Readiness Accelerator). Консультанты проводят вместе с представителями заказчика обследование его инфраструктуры и внутренних процедур, определяют состояние ИТ, при помощи наработанных методик дают заключение с рекомендациями. Следуя полученным рекомендациям, компании могут перейти к глобальному (гибридному) облаку оптимальным путем, избегая ненужных рисков и затрат. Порой во время оказания этого сервиса компании получают и неожиданные результаты. Например, бизнес формирует более четкие требования к ИТ, а ИТ-подразделение начинает лучше понимать требования и проблемы бизнеса и свою роль в развитии компании.

Предельно важным фактором является потенциал горизонтального и вертикального масштабирования СХД — на это указывает Антон Банчуков. ИТ-директор должен дать себе ответы на следующие вопросы: что будет с системой хранения данных через три-пять лет, когда выйдут новые технологии виртуализации, новые стандарты, возможно, новые способы подключения? Возникнет ли необходимость в апгрейде с заменой существующего оборудования?

Александр Грубин убеждён, что проще всего при (ре)организации СХД придерживаться конвергентных решений от одного вендора, который может предложить как готовые протестированные платформы (например, для развертывания частного облака), так и референсные архитектуры из отдельных компонентов (например, для развертывания почтовых систем или баз данных). Этот же вендор примет на себя ответственность и за то, что все отдельные кирпичики такого решения будут работать наилучшим образом и, разумеется, сопровождаться поддержкой с его стороны в течение всего их жизненного цикла.

Версия для печати (без изображений)