Как учит историческая диалектика, история развивается по спирали, реализуя на каждом новом витке, казалось бы, уже известные вещи, но на качественно ином, более высоком уровне. Это хорошо видно на примере направления “виртуальные рабочие места”: уже в конце 1980-х представлялось, что массовое распространение ПК насмерть убило и довольно примитивные терминалы, и монстроподобные мэйнфреймы. Но уже через десять лет старая идея консолидации персональных рабочих мест в едином вычислительном центре стала возрождаться. Сначала — в виде решения задачи терминального доступа к отдельным приложениям, а потом — в формате концепции Virtual Desktop Infrastructure (VDI) для полноценных, но все же виртуальных ПК-сред.

Идея VDI изначально выглядела очень привлекательно, и слушая десять лет назад ее первых проповедников, можно было думать, что скоро “ничего не будет”, кроме VDI. Но прошло немного времени, и стало ясно, что эту концепцию ждет еще долгая “битва в пути”, прежде чем она займёт серьезные позиции на ИТ-рынке. Краткий обзор идей VDI даётся в предыдущем нашем обзоре на эту тему, там же представлены данные проведенного нами опроса читателей PC Week/RE. И тем не менее вопрос о перспективах виртуальных рабочих мест требует дополнительного изучения. В поисках ответа мы решили узнать мнение экспертов из числа представителей ведущих платформенных ИТ-поставщиков.

Говорим “виртуальные рабочие места”, подразумеваем…

Как мы уже отмечали, сам термин “виртуальные рабочие места” в существенной мере является зонтичным, объединяющим несколько разных технологических подходов. В последние же годы концепция VDI, изначально подразумевающая виртуализацию именно ПК (причем чаще все — Windows-ПК), все больше трансформируется в направлении поддержки широкого спектра клиентских программно-аппаратных платформ, в том числе мобильных. И все в более значительной степени связывается с реализацией еще одной ИТ-тенденции — BYOD (Bring Your Own Device — “принеси свое собственное устройство”).

Именно об этом говорит менеджер по развитию продуктов и партнеров категории “рабочие станции, тонкие клиенты и решения для торговых точек” компании “Хьюлетт-Паккард” Анна Фролова, отмечая тот факт, что виртуализация рабочих мест является развитием идеи терминальных подключений, а тренд BYOD представляет собой один из примеров, где технологии виртуализации сейчас находят все более широкое применение. При этом важный момент состоит в том, что во многих случаях проекты фактически реализованы на уже существующих платформах виртуализации серверов. В результате получается, что виртуализация маскирует специфику ИТ-ресурсов от пользователей, которые теперь видят функцию, а не вычислительный ресурс, ее обеспечивающий. По мнению эксперта, такая архитектура найдет место в корпоративном секторе, но все же сможет занять там, как и виртуализация приложений, только нишевые позиции.

Соглашаясь с тем, что термин “виртуальные рабочие места” часто объединяет и давно знакомый терминальный доступ, и работу с локальными виртуальными машинами, и доступ к виртуальной машине, размещённой в ЦОДе, и даже удаленный доступ к физическому ПК, установленному в ЦОДе или офисе предприятия, руководитель системных инженеров компании Citrix Systems Сергей Халяпин указывает, что в последнее время много говорят о гипервизорах для мобильных устройств, так что в некотором смысле это тоже виртуальные рабочие места. Учитывая данную ситуацию, он предлагает такое определение: “Виртуальное рабочее место — это подход, при котором используемые для организации рабочего места сотрудника компоненты изолированы друг от друга и доступ к ним возможен с различных конечных устройств”. В то же время он подчеркивает, что такое разнообразие технологий появилось неспроста, а фактически как ответ присутствие на тех или иных недостатков в уже имеющихся технологиях. По его мнению, сейчас наиболее востребованными видятся технологии терминального доступа — удалённого доступа к виртуальным машинам, размещённым в ЦОДе компании (то, что называется VDI). В дальнейшем к ним может добавиться технология виртуализации на локальных клиентских устройствах с использованием гипервизоров первого типа. Вполне вероятно, что в будущем появится большой спрос на услугу “десктоп из облака”, но для реализации этой идеи Microsoft должна пойти на изменение своей лицензионной политики по использованию клиентских ОС.

По мнению руководителя направления Workplace-сервисов московского офиса корпорации IBM Андрея Коломийца, вопрос реализации VDI заключается сегодня лишь в том, как “правильно” выбрать и организовать виртуализацию для разнородного парка устройств, который может состоять из ПК, ноутбуков, планшетов, смартфонов, работающих на разных операционных системах с разными приложениями. Существует много комбинаций и вариантов ответов на этот вопрос, но только правильно выбранный подход и методология смогут гарантировать нужный результат заказчику, в том числе и с экономической точки зрения, в комбинации с правильно выбранными компонентами решения. По мнению Андрея Коломийца, задача выбора оптимального варианта для VDI намного сложнее, чем для серверной виртуализации, поскольку гораздо больше зависит от конкретных задач и требований. Заказчику правильнее всего начинать с сегментации пользователей, распределив их по группам в соответствии со спецификой работы и наборами используемых приложений: стационарные сотрудники, использующие для работы персональные компьютеры, мобильные, использующие также ноутбуки, планшеты, смартфоны. Отдельную группу пользователей могут составлять временные сотрудники, так называемые фрилансеры, сотрудники, работающие дома, сотрудники call-центров, использующие в работе пару приложений, и т. д.

Глава представительства VMware в России и СНГ Александр Василенко считает, что сегодня наибольшей популярностью все же пользуется классический вариант VDI, подразумевающий создание виртуальных рабочих мест сотрудников с консолидацией в дата-центрах и удаленный доступ к ним с различных конечных устройств. В то же время, отмечает он, сейчас распространяется формат работы сотрудников, не предполагающий доступа к полноценному рабочему столу, так как этому сотруднику достаточно работать с определенным набором бизнес-приложений, в том числе с мобильных устройств (планшеты, коммуникаторы). При такой организации работы важно, чтобы ИТ-подразделение имело возможность легко управлять доступом пользователей на основе политик вплоть, в том числе учитывать контекст подключения того устройства, с которого пользователь зашел на портал, и предоставлять различные наборы сервисов в зависимости от типа устройства, соблюдая при этом корпоративные политики безопасности. В этой ситуации заказчикам нужны решения, которые позволяют организовать универсальное ИТ-окружение пользователя, в котором он может работать с любым типом ИТ-сервисов с любого устройства, с учетом обеспечения должного уровня безопасности и защиты корпоративной информации от утечек. Решение может быть реализовано как единый портал доступа ко всем внутренним и внешним ИТ-сервисам, будь то отдельное Windows-приложение, виртуальный рабочий стол, внешний SaaS-сервис, доступ к корпоративному хранилищу данных или к корпоративным социальным сетям.

Положение дел в мире и в России

“Передовые ИТ-страны уже на опыте осознали преимущества от внедрения виртуализации рабочих мест. Стандартизация верхнеуровневой инфраструктуры обеспечивает простоту управления пользовательской средой наряду с высоким уровнем безопасности данных и отказоустойчивости. Спрос на подобные решения в этих странах по-прежнему высок практически во всех отраслях”, — считает Андрей Коломиец. По его наблюдениям, технология VDI активно применяется и на российском рынке, особенно в крупном корпоративном сегменте, в финансовой и телекоммуникационной сфере. Все это служит хорошим примером и для госсектора, где можно ожидать повышения спроса на такие средства уже в ближайшие годы. В то же время есть различия: в развитых с точки зрения ИТ государствах заказчики лучше понимают сложности реализации VDI-проектов и соответствующие риски, поэтому к подобным работам привлекают, как правило, опытных вендоров. В России же предприятия в качестве исполнителя зачастую используют поставщиков, не имеющих большого рыночного опыта, или даже выполняют такие проекты самостоятельно, отмечает Андрей Коломиец.

В целом понятно, что к реализации идеи VDI в общем случае компания может приступить только после фазы перехода к серверной виртуализации. Отмечая этот тезис, Александр Василенко напоминает, что в передовых ИТ-странах процент серверной виртуализации намного выше, чем в России. Поэтому вполне естественно, что там и виртуализация рабочих мест пользователей распространена шире. Но при этом он видит и позитивные тенденции: “В последний год мы наблюдаем повышение интереса отечественных компаний к модернизации ИТ-инфраструктуры и внедрению экономически и технически эффективных ИТ-решений, таких как VDI Уже сейчас нами и нашими партнерами ведется более десятка пилотных проектов в крупных организациях страны. Таким образом, можно ожидать, что уже во второй половине 2013 г. начнется заметный рост количества VDI-проектов”.

С такими оценками вполне согласен Сергей Халяпин: “Если говорить о технологии виртуализации рабочих мест, то “там” ситуацию можно охарактеризовать как более зрелую. Технологии внедряются не по причине прихода нового руководителя, а в большинстве своём как ответ на вызовы бизнеса и после тщательного экономического анализа эффективности принимаемого решения”. Ссылаясь на опыт своей компании, он отмечает, что проекты “там” носят более сбалансированный характер, в них или задействуется комплекс различных технологий (VDI, терминальный доступ, локальные виртуальные машины, технологии мобильности), или после оценки всех возможных вариантов выбирается нишевое решение, например локальные виртуальные машины с возможностью синхронизации с ЦОДом. Наш же рынок только начинает применять такие подходы, переставая внедрять технологии лишь исходя из их “модности” или наличия большого количества “возможностей” и не очень при этом понимая, зачем они нужны. Важной особенностью западного рынка является также то, что там решения предлагают не только “гранды”, но и небольшие компании, у которых не хватает сил и возможностей доехать до России, говорит Сергей Халяпин.

Менеджер по продвижению Windows Server представительства Microsoft в России Алексей Поздняков также считает, что за последние буквально пару лет концепция VDI прошла путь от теории к практике, продемонстрировав, что является эффективным решением в ряде сценариев: “Например, VDI эффективна в распределенных средах, в которых высоки требования к готовности рабочих мест, а техническая поддержка не может обеспечиваться быстро, или в случаях, когда производительность традиционных приложений клиент — сервер тормозится из-за сети. Развитие облачных технологий и “мобилизация” компаний, в результате чего сотрудники могут получать доступ к данным вне зависимости от используемой инфраструктуры, вычислительной сети, устройства или приложения, также способствуют развитию VDI и росту интереса к таким технологиям со стороны предприятий из самых разных индустрий”.

По мнению Анны Фроловой, в России есть спрос на использование виртуальных рабочих мест, он диктуется не только желанием оптимизировать ИТ-бюджет, но и вопросами безопасности, мобильности и упрощения существующих процессов. При этом она отмечает важный аспект темы: “Практика использования виртуальных рабочих мест в других странах показывает, что построение такой ИТ-инфраструктуры является заключительным этапом процесса трансформации пользовательской среды. Этому предшествуют проекты по рационализации корпоративных приложений, консолидации данных пользователей в дата-центре, а также анализ ИТ-инфраструктуры в целом на предмет возможности применять виртуализацию рабочих столов. В России виртуальные рабочие места внедряются как самостоятельные проекты для решения конкретных бизнес-задач”.

Области применения

Что касается вопроса, в каких отраслях отечественной экономики наиболее широко используются технологии виртуальных рабочих мест, то здесь у наших экспертов есть и совпадения, и различия. Так, Александр Василенко считает, что на данный момент наибольший интерес наблюдается в финансах, телекоме, ритейле, образовании и госсекторе. С точки же зрения размеров компаний подход этот равно эффективен как для средних, так и для крупных организаций.

Анна Фролова считает, что виртуализация рабочих мест весьма высоко востребована крупными учебными и медицинскими учреждениями, в телекоме, банковском и нефтегазовом секторах. Если говорить о масштабах, то чаще всего это структуры от пятисот пользователей.

Сергей Халяпин выделяет три основных сектора экономики — банки, предприятия нефтяной и газовой промышленности и телекоммуникационный сектор. По его мнению, технологии виртуальных рабочих мест могли бы найти широкое применение и в госсекторе, но их распространению тут мешает излишняя бюрократичность, боязнь дать пользователю больше свободы, выпустить его из-под контроля руководства. Есть также проблемы, связанные с необходимостью сертификации программных и аппаратных продуктов для их использования в государственном секторе. С точки зрения размера сегодняшних российских VDI-пользователей это скорее крупные компании, хотя регулярно встречаются запросы на спецификации до ста рабочих мест. Но, по мнению Сергея Халяпина, на самом деле привязка использования технологии рабочего стола к размеру компании не совсем правильна: “Применение этих средств во многом определяется наличием удалённых офисов, качеством каналов связи, наличием и квалификацией обслуживающего персонала в удалённых офисах, наличием мобильных сотрудников. В больших организациях такие факторы найти гораздо проще, чем в малых компаниях. Однако это не значит, что малый бизнес не получит выгоды от внедрения подобных решений”.

Андрей Коломиец в чем-то согласен с мнением других экспертов, но при этом имеет несколько иное видение темы. Он считает, что широту применения средств виртуализации рабочих мест в России на сегодняшний день можно охарактеризовать следующими параметрами: величина организации и её принадлежность к тому или иному сегменту рынка, понимание преимуществ от внедрения, готовность инвестировать VDI-технологии. Но наряду с этим организация хочет видеть гарантированный результат и ясную перспективу возврата инвестиций. По его мнению, госсектор также открыто смотрит в этом направлении, но далеко не каждое госпредприятие хочет исполнять роль первооткрывателя.

Организация виртуальных рабочих мест: проблемы и решения

Проблем хватает — с этим тезисом согласно большинство наших экспертов.

Среди основных трудностей Анна Фролова видит вопрос адаптации пользователей к новой среде, где появляются ограничения, которые с точки зрения руководства носят рациональный характер, но самих пользователей при этом лишают свободы. Однако данная проблема, считает она, вполне может быть решена чисто технологическими способами, в том числе с помощью обычных пользовательских настроек.

Сергей Халяпин отмечает, что среди разного рода трудностей одной из главных являются завышенные ожидания заказчиков. И в этом, кажется, виноваты в первую очередь сами поставщики, которые в своих рекламных материалах обещают, что “технологии решат все ваши проблемы”. Но и сами заказчики проявляют странную доверчивость к таким посулам, не желая следовать старой пословице “семь раз отмерь — один раз отрежь”. В результате многие компании сталкиваются с тем, что не получают заявленной экономии или решение оказывается неприменимым для части пользователей, которых тоже нужно было перевести на эти технологии. В качестве характерного примера эксперт приводит такую ситуацию: если не провести проверку работоспособности или совместимости программного обеспечения с серверной ОС, то можно столкнуться с невозможностью работы такого ПО в терминальной среде.

Нужно также иметь в виду, что перевод всех пользователей на технологии VDI требует от компании более высоких затрат на приобретение большего количества серверов или более мощных и производительных систем хранения данных для организации комфортной работы. Если выбрать протокол, плохо работающий на плохих каналах, то пользователи удалённых филиалов не смогут продуктивно работать с бизнес-системами, размещёнными в ЦОДе компании. Некоторым сотрудникам может понадобиться работа при отсутствии канала связи, и в таком случае не обойтись без клиентского гипервизора, особенно если при этом необходимо гарантировать изолированность виртуальных сред на локальном устройстве.

По мнению Сергея Халяпина, самым правильным вариантом для заказчика является предотвращение потенциальных проблем путём тщательной предварительной подготовки и оценки предлагаемых решений: “Смотреть нужно не только на сегодняшние потребности компании, но и постараться спрогнозировать развитие потребностей на ближайшие 3—5 лет, чтобы после успешного внедрения одного продукта не пришлось через год-полтора заниматься поиском дополнительных решений, призванных обойти неспособность этого ПО решить новые задачи. В худшем случае, возможно, придётся замять всё решение”.

Андрей Коломиец в общем комплексе проблем на пути VDI выделяет недостаточное доверие потребителя к технологии как с точки зрения возврата инвестиций, так и в плане неуверенности в том, что можно найти достаточную экспертизу на рынке. В то же время он считает, что если перед предприятием стоят задачи, связанные с сокращением расходов на поддержку пользователей, повышением безопасности данных и улучшением управляемости пользовательской среды, то ему стоит рассмотреть вариант виртуализации рабочих мест. Это особенно актуально для финансового сектора, розничной торговли и сфер, где совершается большое количество сделок на рынке по слиянию и поглощению, то есть везде, где крайне важно обеспечить стандартизированную среду и сделать бизнес мобильным, масштабируемым и понятно управляемым. Эти задачи также могут быть решены средствами VDI.

По мнению Александра Василенко, успех VDI-проектов в решающей степени определяется их нацеленностью на решение бизнес-задач заказчика, таких как открытие нового офиса или филиала, организация колл-центра с целью минимизации затрат, организация работы мобильных сотрудников, внедрение подхода BYOD, модернизация парка ПК и т. д. “Проект по виртуализации рабочих мест непосредственно затрагивает конечных пользователей и, безусловно, может наталкиваться на сопротивление с их стороны. Чтобы свести такие ситуации к минимуму и сохранить прежний стиль работы, очень важно проводить пилотные проекты, включая в них сотрудников всех подразделений, которые впоследствии будут переведены на виртуальные рабочие станции”, — говорит он, отмечая, что практически в любой организации существует определённый процент сотрудников, которым по тем или иным причинам нецелесообразно переходить на виртуальные рабочие места.

Советы тем, кто не хочет использовать VDI

Анна Фролова рекомендует таким заказчикам все же подумать о бизнес-задачах, которые требуют реализации подобного решения. Ведь простой подход типа “дороже-дешевле”, как правило, не очень подходит, часто он будет не в пользу виртуализации рабочих мест. Но если руководство понимает, что предприятию требуется модернизация, то в качестве следующего шага лучше провести анализ системы. Она отмечает, что на рынке есть специальные сервисы, позволяющие точно оценить возможности перехода на виртуальные рабочие места с учетом имеющихся приложений, типа нагрузки на ПК, используемой периферии и т. п. При таком подходе заказчик может сохранить свои деньги, не делая больших инвестиций в проект и не экспериментируя на пользователях в “пилотных” проектах.

“Принимая решение о переходе на VDI, стоит обратить внимание на уже реализованные проекты по использованию виртуальных рабочих мест, посмотреть, как другие компании той же отрасли решают данную задачу, их опыт может дать ответы на многие вопросы. Не менее важно в момент выбора пути развития ИТ-инфраструктуры получить квалифицированную консультацию профессионалов, которые имеют практический опыт в этой области и помогут обойти все подводные камни, — советует Александр Василенко. — Кроме того, важно понимать, что окупаемость VDI не является быстрым делом. В среднем проект на 2500—3000 рабочих станций окупается не менее чем за три года, при хорошей организации точка окупаемости обычно наступает в период полутора — двух с половиной лет владения VDI”.

Для чего вы хотите использовать ту или иную технологии? С ответа на этот вопрос, по мнению Сергея Халяпина, каждая организация должна начинать любой ИТ-проект. Кто в компании будет вашим союзником, и какие у него цели, и как они соотносятся с бизнес-стратегией компании? Эти общие ИТ-вопросы в полной мере относятся и к VDI.

На предприятии следует провести внутреннюю оценку готовности ИТ-инфраструктуры к внедрению серьёзного инфраструктурного решения, продолжает Сергей Халяпин. Проанализировать имеющееся в компании программное обеспечение и постараться убрать неиспользуемые продукты, уменьшить количество применяемых версий. Сегментировать пользователей в соответствии с теми требованиями, которые предъявляются к их рабочим местам, затем полученные группы сопоставить с возможными технологиями реализации и наконец проанализировать имеющиеся на рынке решения для выбора наиболее подходящего. Проверить, не планируются ли в компании параллельные проекты, направленные, например, на внедрение “мобильности”, чтобы совместить усилия и бюджеты проектов с другими заинтересованными группами.

Только после такого рода анализа можно переходить к тестированию решения, во время которого необходимо получить данные для дальнейшего расчёта необходимых ресурсов, как аппаратных, так и программных. Е если на данной стадии обнаружатся какие-либо расхождения с теоретическими расчётами фазы анализа, то это самое лучшее время для безболезненного исправления ситуации. И только после всего этого можно определять наиболее лояльную группу пользователей, чтобы начинать их перевод на новые технологии, уверен Сергей Халяпин.

Версия для печати (без изображений)