Одной из тем, оказавшихся в фокусе внимания участников состоявшегося в Москве международного форума Xperience Efficiency 2014, оказалась тема «как зарабатывать на энергосбережении».

Общемировую характеристику бизнеса, построенного на энергосбережении (или, как иногда говорят североамериканские бизнесмены, на покупке энергии у энергопотребителя), дал руководитель дирекции по управлению проектами в области энергосбережения и природопользования Сбербанка России Всеволод Гаврилов (по его словам, банк уже зарабатывает на этом бизнесе).

Объединяя производителей и провайдеров технических решений, поставщиков услуг экономии затрат на энергопотребление и управления ресурсообеспечением и, наконец, самих клиентов, этот бизнес, по оценкам международных финансовых организаций, характеризуется потенциальной ежегодной выручкой примерно в 20 млрд. евро и (по консервативным оценкам) потенциальной доходностью не менее 30% на вложенный капитал. Наиболее перспективными секторами потребления для него считаются: строения и сооружения, технологические процессы, транспортирование энергии.

По поводу оценки условий для бизнеса энергосбережения в России г-н Гаврилов, ссылаясь на мнения финансовых специалистов, сообщил, что таковые условия в нашей стране есть, более того, они стабильны и бизнес энергосбережения имеет неплохие перспективы. Однако в настоящее время спрос на него в России мал — рынок находится в положении низкого старта.

Характерно, что проявляющие интерес к энергосбережению крупные российские потребители предпочитают «традиционную» модель: энергопотребитель самостоятельно покупает, развертывает и эксплуатирует техническое решение из разряда наиболее «титулованных». Эта модель предполагает налаженное взаимодействие между инженерной и управленческой службами компании. Присутствие на рынке удачных опробованных решений (хотя и немногочисленных) с доходностью более 25% свидетельствует о возможности покупки в рамках реализации этой модели команд инженерных и управленческих кадров. Что же касается средних и малых российских компаний, то, приходя к идее энергосбережения, они полагаются на сервисную модель.

Несмотря на стартовое состояние бизнеса энергосбережения в нашей стране уже существует Ассоциации энергосервисных компаний (РАЭСКО). Среди основных подходов, которые реализуют в своей деятельности энергосервисные компании (ЭСКО), генеральный директор РАЭСКО Ремир Мукумов назвал анализ энергопотребления клиентов, разработку концепции энергопотребления в рамках предоставляемых ЭСКО услуг, установку необходимого оборудования, финансирование и контроль реализации проектов, а также подготовку специалистов.

Как он сообщил, основными типами энергосервисных контрактов (ЭСК), по которым действуют российские ЭСКО, являются контракты с гарантированной экономией, с разделением экономии и шоффаж. В случае гарантированной экономии клиент оставляет себе 100% экономии за счет энергосбережения и сам финансирует соответствующий проект, при этом ЭСКО гарантирует, что экономия позволит погасить кредит на проект. При разделении экономии решение реализуется на стороне клиента, проект финансируется за счет ЭСКО, которая получает только долю от экономии в соответствии с результатами внедрения. Шоффаж подразумевает, что ЭСКО финансирует строительство энергогенерируюших мощностей, владеет ими и поставляет энергию клиентам, переводя выплаты клиентов в банк за кредит, который, как правило составляет 70–90% стоимости проекта.

Как показывает опыт США и западноевропейских стран, всплеск спроса на услуги ЭСКО происходит на третьем—четвертом году после их обоснования на рынке. За это временя, как правило, формируется среда функционирования ЭСКО, которая позволяет им сосредоточиваться не на финансировании проектов, а непосредственно на качестве своих услуг и выполнении гарантийных обязательств по энергосбережению. В нашей стране этот этап пока еще не наступил. По данным РАЭСКО, за период с 2009 по 2013 гг. в России было заключено 185 ЭСК на общую сумму около 1,118 млрд. руб. (учитывались в основном контракты с разделением энономии).

По словам г-на Мукумова, препятствия для своего бизнеса российские ЭСКО видят не со стороны доступности необходимых технологий, а в несформированности необходимой экосистемы, прежде всего ее финансового компонента: в отсутствии разъяснений и методических рекомендаций со стороны Минфина и Федерального казначейства России для заказчиков и поставщиков энергосервисных услуг в вопросах планирования расходов на оплату и процедур оплаты ЭСК, бухгалтерского, бюджетного и налогового учета операций, осуществляемых в рамках ЭСК; в слабой мотивации руководителей и работников государственных и муниципальных учреждений к заключению ЭСК; в отсутствии налогового и бюджетного стимулирования ЭСКО (таких, как ускоренная амортизация и компенсация процентных ставок по кредитам); в законодательных ограничениях, препятствующих укрупнению ЭСК-проектов, факторингу и возможности уступки прав требования оплаты по контрактам финансовым организациям (что делает ЭСК малопривлекательными для финансовых организаций); в отсутствии институциональной поддержки рынка энергосервисных услуг (в том числе гарантийных фондов и агентств, доступных финансовых продуктов).

Согласно данным РАЭСКО, в России сегодня действуют около 140 ЭСКО. Большие перспективы для ЭСК г-н Мукумов видит в бюджетной сфере, чему сегодня препятствует установленный порядок заключения договоров для российских бюджетных структур. По мнению г-на Мукумова, как только понятийный аппарат российского рынка ЭСК станет соответствовать таковому в экономически развитых странах (прежде всего будут освоены и начнут применяться методики измерении эффекта энергосбережения и соотнесения разных методик расчетов энергосбережения между собою), крупные зарубежные ЭСКО могут захватить до 60% российского рынка.

Продвижением международного опыта в области энергоэффективности в нашей стране занимается специализированное агентство ООН по промышленному развитию (ЮНИДО).

Как сообщил директор ЮНИДО в России Сергей Коротков, в список основных направлений деятельности агентства в нашей стране входят энергоэффективность и защита окружающей среды. В первую очередь это развитие рыночных механизмов, способствующих повышению энергоэффективности российской промышленности, распространение системного подхода к обеспечению энергоэффективности и оказание помощи при внедрении систем энергоменеджмента (СЭМ) в соответствии с принятым в 2011г. международным стандартом ISO 50001. Как пояснил г-н Коротков, СЭМ включают в себя ряд мероприятий, таких как разработка для заказчика энергетической политики, мониторинг его энергопотребления, планирование энергосберегающих мероприятий и т. д.

Сегодня в центре внимания ЮНИДО в России развитие методического, информационного и кадрового обеспечения в области СЭМ в целях повышения энергоэффективности крупных предприятий энергоемких отраслей промышленности, а также малых и средних предприятий, поддержка государственной политики энергосбережения и повышения энергоэффективности.

Г-н Коротков привел примеры зарубежного опыта внедрения СЭМ в компаниях разного масштаба. Так, предприятие CCP в США, занимающееся производством композитных и полимерных материалов, в котором занято 36 работников, за счет внедрения СЭМ смогло при нулевых капиталовложениях добиться экономии за счет энергосбережения в 250 тыс. долл. в год. Предприятие по производству молочной продукции S.A Lactis из Молдовы, инвестировав в СЭМ 6,9 тыс. долл., смогло на 22% снизить потребление природного газа и на 4% электроэнергии, что позволяет ему экономить в год примерно 22 тыс. долл. (в ценах 2011—2012гг.).

Поскольку энергоэффективность представляет собой социальное направление, роль государственного регулирования в нем трудно переоценить. По мнению г-на Гаврилова, от российского регулятора участники рынка энергосбережения ожидают принятия мер, способствующих открытию данных об энергопотреблении в области ЖКХ, определения жестких показателей эффективности (KPI) для действующих здесь операторов, формирования механизмов гарантий с их стороны потребителям. Все это может способствовать повышению интереса к этому бизнес-направлению.

По словам г-на Гаврилова, правительство России работает в настоящее время над формированием финансовых механизмов, привлекающих в бизнес энергосбережения длинные инвестиционные деньги. Ответными встречными комплементарными мерами со стороны бизнеса могут быть, прежде всего, наработки эффективных бизнес-практик энергосбережения, вовлечение профессиональных проектантов из электросетевого бизнеса, а в дальнейшем слияние провайдеров технических решений с девелоперами и финансовыми структурами.


Версия для печати