У гиганта мирового рынка финансовых услуг Goldman Sachs были веские причины активно участвовать в движении за открытое оборудование. Компания располагает мощной ИТ-инфраструктурой по всему миру — это 180 тыс. систем, содержащих более 500 тыс. процессорных ядер, поддерживающих более 4 тыс. приложений и размещенных в 68 ЦОДах в разных странах.

Эта корпорация давно является участницей проекта Open Compute Project (OCP) — отраслевого консорциума, созданного компанией Facebook в 2011 г. для продвижения идеи открытого оборудования в ЦОДах.

В Goldman Sachs заинтересовались тем, чтобы к оборудованию применить ту же философию открытости, которая в области ПО способствовала распространению Linux, и увидели в этом возможность снизить капитальные и текущие затраты на свою ИТ-инфраструктуру при одновременном росте производительности, гибкости и масштабируемости аппаратных решений. Со своей стороны, корпорация помогла OCP в работе с оборудованием и встроенным ПО.

Серверы на базе OCP Goldman Sachs стала покупать с 2014 г. А в 2015-м ее руководство решило, что в этом году будет приобретено 70% OCP-систем от общего количество купленных серверов, так что в конечном счете их доля в ЦОДах корпорации должна достигнуть 80%.

«Мы четко сформулировали свою позицию перед сообществом производителей, — заявил в недавнем интервью Business Insider управляющий директор Goldman Sachs Дон Дьюет. — Нет причин возвращаться к прежнему. Мы не повернули вспять, перейдя на операционные системы с открытым исходным кодом».

Производители прислушиваются, и движение за открытое оборудование набирает силу. На уровне сверхмасштабируемости, свойственном для ЦОДов таких корпораций, как Google, Facebook, Amazon и Microsoft, работают десятки и сотни тысяч серверов, поэтому большим спросом пользуются гибкость, производительность, масштабируемость и невысокая цена. Есть такие задачи, которые не всегда могут решать серверы, спроектированные в Dell и Hewlett-Packard.

Некоторые компании, например Facebook и Google, взяли готовые компоненты и использовали знания своих инженеров, чтобы разработать собственное оборудование, отвечающее их специфическим потребностям. А некоторые заключили соглашения о партнерстве с производителями серверов. В частности, Microsoft и Dell стали партнерами с целью выпуска оборудования, интегрированного с облачной платформой Microsoft Cloud Platform System.

Другие отрасли тоже присматриваются к решениям на основе открытого оборудования. Goldman Sachs входит в растущий список компаний, оказывающих финансовые услуги (таких, как Fidelity Investments, Bank of America и Capital One), стремясь воспользоваться тенденцией и получить те же преимущества, которые имеют крупные облачные сервис-провайдеры.

Например, представители Bank of America заявляют, что хотят, чтобы к 2018 г. 80% их систем принадлежали к категории открытого аппаратного обеспечения. Явную заинтересованность в использовании открытых аппаратных систем проявили и представители Fidelity на конференции Open Compute Summit в марте этого года. Корпорация Fidelity еще на раннем этапе поддержала OCP.

«Для определенной категории клиентов ИТ становятся бизнесом», — заявил вице-президент и главный менеджер подразделения Dell Server Solutions Эшли Горахпурвалла. Он отметил, что используемая ими технология может стать значительным конкурентным преимуществом.

Идея более открытого и стандартного оборудования для ЦОДа прослеживается со времени появления в серверах процессоров x86, считает руководитель и аналитик фирмы Pund-IT Чарльз Кинг. Операционные системы были тогда привязаны к серверам, на которых работали (AIX на системах IBM Power, Solaris на серверах SPARC производства Sun Microsystems и т. д.).

Серверы с процессорами x86 производства Intel и Advanced Micro Devices стали доминировать на рынке в значительной мере потому, что появилась возможность запускать на менее дорогих серверах такие операционные системы, как Windows и Linux. Кинг отметил также, что Dell одной из первых создала бизнес-подразделение для работы со сверхбольшими организациями, создав восемь лет назад подразделение Data Center Solutions.

«Происходящие сейчас изменения начались ещё до того, как Facebook вышла на рынок с Open Compute, — считает Кинг. — Тенденция к созданию сверхбольших ЦОДов, как у Facebook, Google, Apple и других компаний, зародилась задолго до появления концепции Open Compute».

Google, как и Facebook, создавала собственное оборудование для ЦОДа, чтобы оно больше соответствовало ее потребностям. Однако в отличие от Facebook инженеры Google скрывали свою работу. Что же касается Facebook, то потратив два года на поиск такого способа масштабирования своей инфраструктуры, который одновременно делал бы ее более экономичной и эффективной, компания выступила с идеей открытого оборудования. В 2011 г. она запустила проект OCP, сначала сфокусировавшийся на серверах, а затем быстро распространившийся на оборудование для сетей, систем хранения и другое оснащение ЦОДов.

За минувшие четыре года проект OCP разросся. В число его участников вошли ведущие производители оборудования, такие как Intel, Dell, HP, Cisco Systems, Microsoft и Apple, а общее их количество достигло двухсот, включая крупных корпоративных клиентов, в частности компании по предоставлению финансовых услуг.

В Facebook уверены, что концепция работоспособна, поскольку за последние несколько лет компания, используя открытое аппаратное обеспечение, сократила затраты на инфраструктуру на 2 млрд. долл.

В качестве еще одного доказательства того, что OCP набирает силу, представители Facebook отметили, что число участников второй конференции Open Compute Summit приблизилось к трем тысячам. «Мы прошли критическую точку. Оборудование OCP уже не является экспериментальным», — написал в марте в своём блоге Френк Френковски, который ранее состоял в руководстве Dell, а теперь перешел в Facebook, чтобы помочь в разработке инфраструктуры, и стал председателем правления и президентом фонда OCP Foundation.

«Крупные компании и производители пожертвовали собственническими интересами и стали совместно работать, чтобы вывести на рынок открытые технологии для ЦОДов. Мы видели, что модель открытого исходного кода работает применительно к ПО, а теперь знаем, что то же самое можно сделать в области оборудования», — пишет Френковски.

В марте эта группа получила сильный импульс, когда HP анонсировала новое семейство недорогих базовых решений, призванных стать альтернативой ее патентованной линейке систем ProLiant для операций в масштабе Интернета наподобие тех, что проводят Google, Facebook и Amazon. Системы Cloudline создаются на основе партнерства с контрактным производителем Foxconn и на базе разработанных в OCP стандартов.

Серверы Cloudline — это элемент более широкой инициативы HP. Корпорация сотрудничает с растущей сетью партнеров, чтобы предложить более открытые ресурсы для ЦОДов. Прежде чем представить Cloudline, она объявила о партнерстве с Accton Technology с целью создания под своим брендом новых независящих от ПО коммутаторов, которые будут работать под управлением сетевой операционной системы Linux, предложенной компанией Cumulus Networks. Эти коммутаторы предназначаются для сверхбольших вычислительных сред и сервис-провайдеров. «Мы имеем дело с новым подходом к разработке систем следующего поколения», — пояснил старший директор HP по управлению сверхмасштабируемыми продуктами Джон Громала.

Инициатива Cloudline произвела впечатление на главного аналитика фирмы Moor Insights and Strategy Патрика Мурхеда. «Следите за этим направлением, — порекомендовал он. — Думаю, такой подход является правильным для HP».

По словам Джонатана Хейлигера, в прошлом сотрудника Facebook, а ныне главного партнера венчурной компании Vertex Ventures, появление OCP вызвано несколькими причинами.

Стало очевидно, что проектирование оборудования для ЦОДов в пандан с приложениями может привести к повышению эффективности, что подтверждается проделанной в Google работой. «Мы отталкивались от ее идей, прокладывая новый путь», — написал недавно Хейлигер в блоге Vertex.

Кроме того, учитывая, что производители оборудования неохотно идут на значительное снижение цен, важную роль играет сокращение расходов, продолжил он. «Каждый создает ПО с помощью самых разных таинственных приемов. Почему бы и оборудование не создавать таким же образом? Мы считали, что другие компании сталкиваются с теми же трудностями, и если мы поделимся своими изобретениями, это побудит их к сотрудничеству», — написал Хейлигер.

Сотрудничество играет большую роль для OCP. И Кинг, и Мурхед заявили, что не знают, каков спрос на системы OCP. Вероятно, компании берут разработанные в рамках программы проекты и модифицируют их, приводя в соответствие со своими специфическими потребностями, предположил Мурхед.

Влияние проекта OCP проявляется в том, что он помогает направлять дискуссию вокруг открытого аппаратного обеспечения и показывает, как может складываться подобное сотрудничество, считает он. Работу группы по созданию открытого оборудования Мурхед сравнивает с тем, что совершила Google в области ПО. Кроме того, группа позволяет разработчикам аппаратных систем преодолевать ограничения со стороны производителей и совместно работать над технологиями и дизайном, что будет иметь более масштабный эффект для отрасли.

С этим согласен Горахпурвалла из Dell. «В действительности выгода для OCP заключается в эффекте сотрудничества и в эффекте обучения», — считает он.

Кинг заявил, что OCP помогает развитию и других инициатив в области открытого оборудования, таких как созданная IBM группа OpenPower, которая имеет целью предоставить сторонним разработчикам возможность использовать архитектуру Power и переносить ее в новые области.

«Open Compute является действительно интересной концепцией, — сказал Кинг. —Несколько лет назад, когда Facebook ее выдвинула, она стала предшественницей других проектов».

Это не единственное направление, где производители развивают открытые системы и сотрудничают с другими специалистами, отмечают Громала из HP и Горахпурвалла из Dell. Такие тенденции, как возросшая мобильность, облака, анализ больших данных и программное конфигурирование чего угодно, меняют взгляд компаний на свою инфраструктуру и подход производителей к ее созданию.

Громала привел в качестве примера работу HP с Accton над сетевым оборудованием. Кроме того, серверные модули HP Moonshot могут работать под управлением различных операционных систем и строиться на процессорах x86 или ARM.

И Громала, и Горахпурвалла подчеркнули, что их корпорации нацелены на использование в своих системах технологий, соответствующих отраслевым стандартам. Это является примером их усилий по созданию более открытых продуктов. Горахпурвалла приравнивает использование отраслевых стандартов к понятию открытости.

«Когда производители начинают придерживаться таких стандартов, как x86, SAS, Fibre Channel, PCI-Express и DDR4, вы получаете открытую платформу, на основе которой каждый может заниматься инновациями», — считает он.

Именно это Dell делает со своими серверами с помощью инициативы Open Networking. В её рамках корпорация предлагает коммутаторы, которые могут работать под управлением ПО других фирм, например сетевой ОС компании Cumulus, технологии программного конфигурирования разработки Big Switch Networks или продуктов виртуализации сети фирмы Midokura.

«Для нас открытое оборудование весьма и весьма важно с точки зрения концепции», — сказал Горахпурвалла, добавив, что со стороны большинства клиентов спрос на закрытую, патентованную инфраструктуру снижается: «В закрытых системах вы получаете лучшее от одного производителя в отличие от экосистемы компаний».

Однако использование стандартных отраслевых технологий способствует другой тенденции, которая отражается на крупных производителях. Растущий спрос на большую экономичность и эффективность приводит к тому, что небрендовое оборудование (недорогие серийные системы, созданные ODM-компаниями с применением соответствующих отраслевым стандартам компонентов, а не такими корпорациями, как Dell, HP и Lenovo) используется в качестве не только серверов, но также сетевого оборудования и систем хранения.

«Сегодня на рынке традиционных серверов царит неблагополучие, особенно в области систем общего назначения, — считает Кинг из Pund-IT. — В значительной мере оно вызвано продажей серверов производителями небрендового оборудования из Китая и Тайваня».

Согласно аналитикам из IDC, в первом квартале доходы ODM-производителей от продажи серверов выросли на 22%, а их доля на рынке — на 7,6%. В июне аналитики Dell’Oro Group показали в своем отчете сходную динамику, отметив, что в предыдущем квартале более трети поставленных в Северной Америке серверов относились к небрендовым.

«Хотя от роста производства серверов для облаков выиграли многие, в том числе и ведущие производители серверов из США, он вызвал непропорционально большое увеличение производства небрендовых систем, — заявил тогда в своём блоге директор Dell’Oro Group Семе Боуджелбени. — Это связано с тем, что в последнее время число облачных ЦОДов росло главным образом за счет „большой четверки“ (Amazon, Facebook, Google и Microsoft), которая развертывает в основном небрендовые серверы».

Если Dell, HP и другие ведущие корпорации продолжают двигаться в направлении более открытых, основанных на стандартах систем, то ODM-компании остаются для них угрозой, считают аналитики Кинг и Мурхед. Изготовители небрендового оборудования могут собрать те же самые соответствующие отраслевым стандартам компоненты и выпускать системы, обладающие такими же показателями производительности и экономичности, какие демонстрируют продукты крупных игроков.

«Они действительно этого боятся, — сказал Мурхед об HP и Dell. — По их мнению, это одна из главных угроз для них сегодня».

Громала из HP отметил рост количества небрендовых систем в отрасли, но добавил, что компании вроде его собственной и Dell могут предложить поддержку, обслуживание, пользующиеся доверием бренды, большой опыт и такие цепочки поставок, которых нет у ODM-производителей. Кроме того, безымянное оборудование, нечто среднее между брендовым и небрендовым, к выпуску которого приступают эти корпорации (у HP серверы Cloudline и коммутаторы, производимые Accton, а у Dell есть инициатива Open Networking), поможет ослабить натиск небрендовых систем.

Тем не менее Кинг согласен, что производители небрендовой продукции оставят свой след. «Вы можете видеть, что ODM-компании занимают всего 5–6% рынка, но представлены в тех его нишах, где продается огромное количество систем, — утверждает он. — А это воспринимается болезненно».

Для таких корпораций, как Dell и HP, особенно неприятно то, что многие из этих ODM-производители являются заграничными контрактными поставщиками, чью продукцию они использовали на протяжении многих лет при создании своих брендовых систем, подчеркивает Кинг. Теперь эти компании приобрели навыки выпуска собственных серверов.

«Это история с непредвиденными последствиями», — считает он.

Версия для печати