Глава Lotus Software рассуждает о том, как данная технология изменит ИТ-индустрию

В ближайшие три года IBM планирует потратить 1 млрд. долл. на объединенные средства коммуникаций и сотрудничества (UCC), используя в роли концентратора технологические возможности продукта Sametime (мгновенный обмен сообщениями, видео и ПО Web-конференций). Компания активно продвигается на этот рынок, тесня Microsoft, но ей надо быть настороже в отношении своих партнеров Cisco Systems и Nortel Networks, тоже желающих заполучить кусок пирога UCC, суммарный объем которого, по оценкам IDC, в ближайшие годы составит 17 млрд. долл.

Майк Родин, главный управляющий Lotus Software, сегодня решает задачу, каким образом IBM будет тратить средства на UCC, имея в виду новые технологии, интеграцию с партнерами, сервисы и, может быть, даже ряд небольших приобретений. 10 марта с ним побеседовал обозреватель eWeek Клинт Боултон. Разговор, состоявшийся после небольшой встречи Родина с прессой в офисах компании, касался UCC, расширения рынка и конкуренции.

eWeek: В марте этого года вышло в свет приложение Lotus Sametime Advanced, в которое добавлены persistent chat (“стенографируемый” чат, позволяющий при вступлении в разговор прочесть все сказанное раньше) и функции социальных сетей из продукта Lotus Connections. Что главное в этом ПО?

Майк Родин: Благодаря Sametime Advanced пользователи смогут находить новых знакомых и вступать с ними в контакт. Обычные средства сотрудничества, о чем я говорил на Lotusphere, ориентированы на людей, которые друг друга знают, — допустим, я знаю, что нужно переговорить именно с Филом, потому что он разбирается в данном вопросе. А если я не знаю, к кому мне обратиться? Например, если я хотел бы проконсультироваться по Java-программированию?

В этом случае мне нужна возможность связаться с сообществом специалистов. Но мне необходим срочный ответ — я не могу разослать по всем адресам электронные письма и ждать, что где-то через пару дней кто-то откликнется. Решением могла бы стать широковещательная рассылка мгновенного сообщения в сообщество специалистов по Java-программированию. На экране их ПК всплывет небольшой кружок Sametime, извещающий, что кто-то задает очередной вопрос. Откликаться или нет — право каждого.

Последнюю пару лет мы проверяли эту технологию в стенах IBM и выяснили, что на конкретный вопрос обычно отзывается 2—3% членов сообщества. Если в нем состоит 100 человек, это будет 2—3 человека, что очень неплохо. У вас нежданно появится трое новых друзей, добровольно решивших поделиться своим опытом. Если кто-то кому-то отвечает, весь разговор попадает в групповой чат, и тогда это не беседа один на один. Реально завязывается разговор трех-четырех членов сообщества, и вы можете обсудить проблему, прийти к какому-либо решению и, как итог, сохранить ответ в базе знаний. Мы взяли наработки Lotus Connections и перенесли их в пользовательскую среду Sametime.

eWeek: Какие пересечения видятся IBM между UCC и ПО виртуальной реальности?

М. Р.: Таковых несколько. В IBM работает группа по новым возможностям бизнеса, сфокусированная на трехмерном Интернете. И у нас есть все разновидности существующих сред исполнения программ, будь то Linden Labs, наша Metaverse или Forterra Systems, и опытные модели для функционирования разного ПО в различных системах. Разработка Forterra (Sametime интегрируется с виртуальным миром, построенным Forterra) имеет специфическую направленность и связана с интеллектуальной деятельностью. В настоящее время мы ее полностью объединили с телефонией, так что аватары Forterra реально заговорили друг с другом. Их губы движутся, как в разговоре.

Мы сюда добавляем все больше и больше функций UCC. Присутствие выступает в новом качестве. Вместо маленького зеленого кружка-пузыря с чьим-то именем в виртуальной комнате появляется новый персонаж. Сейчас мы экспериментируем со многими парадигмами визуализации, чтобы подойти поближе к бизнес-применению технологии. В целом мы активно инвестируем в работу новой группы (в конечном итоге она ориентирована на Lotus), самой группы Lotus и IBM Research, которые совместно трудятся над возможными вариантами нового вида технологий.

“Людям часто нужна возможность связаться с сообществом специалистов. И при этом им иногда необходим срочный ответ”.

С нашей точки зрения, в чем польза этих технологий для бизнеса? Это то, к чему мы стремимся. До пункта назначения еще далеко. Second Life дала толчки к новым идеям, но мы еще находимся на стадии экспериментов.

Дело в увлекательности самой технологии. Мне это напоминает ранние дни Интернета. Тогда было множество различных HTTP-серверов, все писали код с user exit (место, из которого при желании можно вызывать пользовательскую подпрограмму), и ни одно приложение нельзя было перенести куда-то еще. Все делалось в единственном числе — была вертикальная, изолированная разработка приложений. Сегодня у нас есть такие платформы, как Forterra, Metaverse или Linden Labs. Но еще нет дискуссий об открытых стандартах и о том, как эти вещи могут взаимодействовать между собой. А это необходимые предпосылки для последующего перехода технологий в бизнес.

eWeek: Смогут ли появиться гиперкоммуникации — в смысле уровня VoIP, абстрагирующегося от номеров людей, с которыми мы соединяемся, и нам уже не потребуется узнавать их номера и закладывать в память телефонов? Прекратим ли мы ассоциировать людей и устройства с теми или иными номерами?

М. Р.: Продукт Sametime Unified Telephony, о котором рассказывал Брюс Морзе (вице-президент IBM по объединенным коммуникациям), является промежуточным ПО, действующим поверх пользовательской среды телефонии.

“Эта технология увлекает. Мне это напоминает ранние дни Интернета… Тогда все было уникально”.

Он предназначен для объединения всех имеющихся у вас различных систем связи — служебных и общего пользования — и позволяет по вашему усмотрению задавать профили и правила с привязкой к функциям осведомленности Sametime. Можно задать, скажем, такое правило: если Sametime известно, что я на совещании, то мой телефон должен молчать, а все звонки должны переадресовываться на голосовую почту. Когда меня нет за рабочим столом, пусть звонки ко мне автоматически переадресовываются на сотовый телефон. Пусть мой служебный телефон отвечает в рабочее время, а в остальное — домашний телефон. Это всего лишь задаваемые пользователем правила. Когда я хочу с вами связаться, я щелкаю на вашем имени. Система знает, какие номера ей использовать, и мне вообще не нужно их помнить. Это начало того, о чем вы говорите, но при этом остается необходимость задавать правила.

eWeek: Ассоциация с определенным номером пока тоже остается?

М. Р.: Под внешней оболочкой еще сохраняется номер, но судите сами: когда вы обращаетесь к традиционной среде телефонной связи, разве можно обойтись без номера? В определенный момент номер транслируется в двоичную строку, которая указывает, какие переключатели надо задействовать в маршрутизаторах, чтобы соединиться с нужным телефоном.

Идея в том, чтобы конечный пользователь мог полностью обходиться без знания этих номеров. Любые сложности должны быть от него скрыты. Но чем проще вы делаете систему для конечных пользователей, тем сложнее становится ваша инфраструктура, потому что вам нужно замаскировать все сложности, создав для пользователя уровень абстракции от инфраструктуры.

eWeek: На пресс-конференции вы говорили, что в будущем исчезнут рабочие места и служебные телефоны, поскольку большинство людей умственного труда будут заниматься им на дому. Переедут ли со временем из корпоративных лабораторий к себе домой и создатели ПО?

М. Р.: Процесс уже начался. В IBM Rational стартовал проект под названием Jazz. Речь идет об интеграции объединенных коммуникаций в среду разработки, с тем чтобы программисты могли трудиться в группах таким же образом, как взаимодействуют между собой другие люди умственного труда.

Я встречал компании, где разработчики никогда не виделись друг с другом. Все они сидят по домам. Их общение целиком виртуально. У нас дело обстоит иначе. В нашей компании более существенна рассредоточенность. У наших торговых представителей, по сути, нет своих офисов. У многих представителей нашего сервиса тоже нет офисов. Если торговый или сервисный персонал находится в своих комнатах, это большая беда. Эти люди должны быть у клиентов.

В разработке у нас несколько специфичная ситуация. Наши сложности не особо связаны с тем, что люди трудятся по домам, хотя у нас и есть немало специалистов, один-два дня в неделю работающих из дома.

Сложности возникают из-за того, что, к примеру, мой собственный коллектив программистов состоит из сотрудников 13 лабораторий, разбросанных по разным регионам и часовым поясам.

Ни один из моих продуктов не создается внутри лишь одной лаборатории. Работа намеренно распределена между часовыми поясами, чтобы продуктивно использовать все время суток для продвижения проекта. Она как бы циркулирует по земному шару. Кто-то трудится над новой функцией Lotus Notes, которую создают в Бостоне. Когда здесь ночь, эту функцию тестируют в Пекине. Если пекинский инженер обнаруживает проблему, кто-то другой среди ночи по бостонскому времени берется за нее в Дублине, начинает отладку и подходит к решению. Дальше эстафета переходит к человеку в Бостоне, который приходит утром на работу и вносит необходимые исправления.

“Я встречал компании, где разработчики никогда не виделись друг с другом. Все они трудятся по домам”.

Это нам дает огромные выгоды. Именно поэтому Lotus сегодня так быстро выпускает множество продуктов. В отличие от некоторых своих конкурентов мы не связаны четырехлетним циклом релизов.

eWeek: Ранее вы признали Microsoft новым игроком на поле UCC. А считаете ли вы конкурентом Cisco? Я знаю, что на нескольких фронтах вы партнеры.

М. Р.: Cisco действительно наш партнер. Но, как вы знаете, каждый, кто занял какой-то плацдарм на поле коммуникаций, традиционно старается застолбить свою территорию рынка — Cisco, Nortel, Avaya, Alcatel-Lucent, японские производители NEC и Fujitsu. Еще есть и телекоммуникационные компании, пытающиеся наладить свою игру в этом новом мире.

Специфика нашего подхода состоит в том, что мы основательно разбираемся в групповом взаимодействии и расширяем платформу, чтобы включить в нее все виды новых средств, облегчающих взаимные коммуникации. В итоге среда коммуникаций становится инструментом реализации групповой работы.

eWeek: Раз вы пообещали в ближайшие три года вложить в UCC 1 млрд. долл., у вас, наверное, имеются какие-то прогнозы по поводу окупаемости инвестиций. Каковы они?

М. Р.: Пока что они не для публики. Мы стараемся застолбить максимально возможный для нас сегмент рынка. И хотим, чтобы данный рынок быстро рос. За последний десяток лет мы приобрели опыт в плане того, как этого можно реально достичь. IBM активно занимается этими технологиями. И сегодня мы тестируем много UCC-разработок поверх наших собственных сетей.

Пресс-релиз

Версия для печати (без изображений)