Когда слушаешь государственных чиновников высокого рынка на различных конференциях и форумах, складывается впечатление, что слова Президента РФ о том, что “необходимо перевести в электронный формат буквально все госуслуги”, ими хотя и были услышаны, но как руководство к незамедлительному действию восприняты не были – работа по обеспечению такого перевода осуществляется очень неторопливо. Да, соответствующие законодательные акты проходят первое, второе и даже третье чтение в Госдуме, составляются перечни федеральных и муниципальных сервисов, идет действительно громадная работа по унификации госуслуг. Но не просматривается никакого внимания к тем самым killer applications, которые заставят пользователей переходить на пользование виртуальными государственными сервисами.

По мнению участников международного форума “Государственные электронные услуги: приоритеты и условия реализации в России”, о едином портале госуслуг знает всего 5% населения. Этим и объясняется скромная статистика посещений — всего 32 тыс. человек в день, по данным Валерия Зубахи, директора проекта “Электронное правительство” в компании “Ростелеком”. Всего же зарегистрированы в личном кабинете 108 тыс. человек, в том числе аж 100 иностранных граждан. И с начала года в электронной форме подано 52 тыс. запросов на электронные услуги: мягко говоря, негусто.

В этой связи стоит обратиться к опыту Великобритании и Эстонии — двух весьма развитых в ИТ-отношении стран Европы, где e-government не пустой термин, а давно работающие решения. Правда, они затевались 10—15 лет назад, но мотивация вполне может быть адаптирована.

“Для создания действительно массового интереса пользователей к проектам электронных государственных и муниципальных услуг необходимо сочетание успешных проектов в двух основных областях,— говорит Олег Швайковский, коммерческий директор Microlink Eesti, одной из крупнейших эстонских ИТ-компаний. — Во-первых, это тотальная интернетизация: все населенные пункты без исключения должны быть подключены к Сети. Сейчас в Эстонии любой пользователь может обеспечить себе канал со скоростью в 2 Мбит/с за 20 евро в месяц, и это самая маленькая скорость. В стране в каждом населенном пункте есть минимум один публичный компьютер (на почтамте или в школе), а если есть инфраструктура — операторы подключают и частных лиц. Второе — это полноценная идентификация граждан для удаленного общения с органами госвласти. При населении страны в 1,3 млн. человек уже выдано 1,098 млн. электронных идентификационных карточек. Причем все компьютеры, которые продаются в Эстонии, должны быть оборудованы ридерами для работы с такими электронными ID. И, конечно, нужны положительные примеры информационных сервисов”.

Один из таких информационных сервисов — электронная школа. Но это не просто “присмотр” за оценками детей со стороны родителей, это гибрид социальной сети и информационного банка данных. Все домашние задания можно получать со школьного сервера, а часть занятий проходит в интерактивном режиме. Это стимулирует родителей покупать детям компьютеры — от мультимедийных рабочих станций до нетбуков. Кстати, наиболее удачной схемой увеличения числа ПК оказалась система, когда местные власти договаривались с розничными банками о продаже техники в рассрочку и самостоятельно платили за покупателей проценты по кредиту, плюс к этому предоставлялись и скидки на подключение к Сети.

Второй пример — оплата налогов. В 2009 г. 93% жителей Эстонии задекларировали свои доходы через Интернет; разумеется, для идентификации использовалась электронная ID-карта. Основная мотивация помимо того, что это удобно, — скорость. Благодаря единой системе электронного документооборота, которая действует на уровне государства, декларации уже предзаполнены, пользователям остается только указать возможные налоговые вычеты и подписать документ с помощью своей ЭЦП. Причем, оплата налогов в стране проходит в предоплатном порядке, а по итогам года переплата возвращается на счет пользователя. Так вот тем, кто общается с государством в электронном виде, возврат осуществляется в течение пяти рабочих дней. Те же, кто предпочитает бумажную форму, ждут возврата от трех до пяти месяцев — разница налицо. Кстати, 99% банковских платежей в стране проводятся именно через Интернет, и это при том, что после недавнего финансового кризиса в стране прошла консолидация финансово-кредитных учреждений и осталось всего-то два-три крупных скандинавских банка. Опять же, стимул достаточно явный: за каждую платежку в конторе банка надо платить от 2 до 25 крон, а если через автомат самообслуживания или Интернет (идентификация опять-таки по карте) — все переводы внутри страны бесплатны.

Стимулирует получение ID-карт и возможность приобретать билеты на общественный транспорт со скидкой до 20%. В Эстонии можно пополнить свой счет в транспортной компании с помощью сотового телефона или банковской карточки. Идентификация пассажира кондуктором происходит по его ID-карте. Билеты, поскольку киосков по их продаже в Эстонии нет, можно купить в бумажном виде там же, где продают газеты и журналы. Но в электронном виде — это гораздо дешевле.

Правда, единого госпортала услуг в Эстонии нет. Точнее, он существует, но это не моносистема, как планируется сделать в России, а, скорее, каталог весьма точных ссылок на сторонние ресурсы государственных органов власти. Но с помощью ID-карты гражданину нет необходимости запоминать множество паролей для авторизации: система везде его “узнает”.

Несколько другой путь избрали в Великобритании, рассказывает изучивший эту проблему президент Microsoft в России Николай Прянишников: “Еще премьер-министр Тони Блэр выделил серьезные средства на то, чтобы электронное правительство действительно заработало, — говорит он. — До недавнего времени в стране насчитывалось 4 тыс. отдельных веб-сайтов и услуг, которые действовали автономно: по плану все это было сведено к трем основным порталам, где разместилось 250 электронных госуслуг. Первый — для частных лиц, второй — для предпринимателей и третий — опять для физических лиц, но посвящен он исключительно медицинской помощи и страховке. Разумеется, там работает “сквозная” регистрация и единообразный интерфейс для взаимодействия со всеми сервисами”.

Статистика действительно впечатляет — если почитать специальный отчет Digital Britain Report от января 2010 г., то можно отметить, что за 12 предыдущих лет в электронный вид было переведено 75% госуслуг не только федерального, но и местного значения. Особой популярностью, кстати, у британцев пользуются сервисы оформления налоговых вычетов, расчета подоходного налога и многочисленные платежи в строительной сфере — все это позволяет экономить на оплате услуг юристов и бухгалтеров, что для обычного гражданина раньше было достаточно чувствительной суммой. Самое интересное, что и казне такой подход выгоден. Так, за последние два года экономия от высвобождения “ненужных” чиновников составила 300 млн. фунтов. Причем, каждое обращение или заказ услуги через Интернет могут стоить в 100 раз дешевле. К примеру, раньше стоимость выдачи водительских прав составляла 17 фунтов (рассылка по почте), сейчас она снижена до 17 центов (оформление бланка через Интернет). Каждый шестой британец зарегистрирован хотя бы на одном их трех вышеуказанных государственных сайтов — только в январе на них в сумме зашло 27 млн. пользователей.

Каким образом будет развиваться ситуация в России — пока совершенно непонятно. В отличие от Эстонии на единой электронной карте гражданина у нас будет размещено до семи различных приложений — от транспортного до банковского. Это реальный шаг вперед — более ни у кого такой подход не опробован. Кроме того, в 2011 г. Федеральное казначейство устами заместителя руководителя службы Алексея Попова обещает организовать оплату госуслуг через единый госпортал в режиме online. Тоже очень хорошо — как минимум пользователь избавиться от необходимости бегать с платежками по офисам банков: вся история его госплатежей будет храниться в личном кабинете на едином портале госуслуг. Но все это местные проекты, для единообразного функционирования которых и чиновникам Минкомсвязи, и сотрудникам единого исполнителя проекта по электронному правительству, компании “Ростелеком”, предстоит серьезно задуматься о том, как же обеспечить заинтересованность граждан в государственных услугах, которые они смогут получить через Сеть. Чтобы они, эти граждане, как минимум, не сопротивлялись.

Версия для печати (без изображений)