Корпорация Microsoft уже давно является одним из крупнейших потребителей ИТ. Именно масштабный опыт построения и использования своей огромной ИТ-инфраструктуры в значительной степени способствовал переходу компании к продвижению ИТ-сервисов, функционирующих на основе собственной глобальной сети ЦОДов. При этом вся система изначально работает в режиме “двойного назначения”: по прямому — как мощности, решающие соответствующие вычислительные задачи, и по вспомогательному, но также очень важному — демонстрируя клиентам способы создания и эксплуатации современных ЦОДов в облачную эпоху. Именно поэтому вопросы “аппаратной” ИТ-инфраструктуры в последние годы регулярно обсуждаются на технических мероприятиях Microsoft. На прошедшей этой осенью конференции Microsoft Management Summit '2012 тему представлял почетный инженер (Distinguished Engineer) Microsoft в области разработки архитектуры серверного оборудования и стандартов подразделения Global Foundation Services (GFS) Дилип Бхандаркар, который еще в 1997 г. был избран почетным членом известной международной ассоциации “Институт инженеров по электротехнике и электронике” (IEEE) за вклад в разработку принципов архитектуры RISC и анализ производительности компьютерных систем. О вопросах проектирования и использования дата-центров с ним беседовал обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов.

PC Week: Для начала хотелось бы узнать, чем именно занимается подразделение GFS, как вы попали туда и за что там отвечаете.

Дилип Бхандаркар: Основная задача GFS видна из его названия: это технический фундамент для обеспечения работоспособности и доступности по всему миру онлайновых ресурсов Microsoft — более 150 сервисов и порталов, включая MSN, WindowsLive и Microsoft Azure. Нет нужды напоминать, что Microsoft — изначально софтверная компания. Но шесть-семь лет назад корпорация четко осознала, что ИТ будут развиваться в сторону облачных вычислений и чтобы занять в этом новом ИТ-мире лидирующие позиции, нужно менять модель своего бизнеса, переходить на сервисные схемы взаимодействия с заказчиками и партнерами. А для этого нужно иметь собственную мощную ИТ-инфраструктуру, ориентированную не на обслуживание своих внутренних задач, а именно на предоставление внешних услуг, причем в глобальных масштабах. И не просто предоставлять, но быть лидером в этой сфере, каким Microsoft давно является в области ПО.

Решение такой задачи потребовало от компании серьезных инвестиций, а также привлечения новых кадров, уже имеющих опыт в подобного рода вопросах. В том числе руководство Microsoft пригласило в 2007 г. на работу и меня. А до этого я занимал должность директора по передовым архитектурам подразделения Digital Enterprise Group компании Intel, где решал вопросы продвижения на рынок серверных платформ, в том числе в режиме плотного общения со специалистами компаний-заказчиков из разных отраслей. Такой парадокс: Intel всегда считалась сугубо аппаратной компанией, хотя там работает множество программистов, разработчиков ПО. А Microsoft — компания софтверная, но в ней трудится очень большая группа специалистов в области разработки технических средств и построения аппаратной ИТ-инфраструктуры.

Задача группы, где работаю я, — создание современных ЦОДов, функционирующих с минимальными эксплуатационными затратами и при этом с максимальной энергоэффективностью. Смею вас уверить, что эти показатели серьезно влияют на стоимость конечных сервисов, а значит, и на их конкурентоспособность на рынке.

PC Week: Microsoft не занимается продажей “железа” и аппаратных технологий, по крайней мере пока. Но каков ее вклад в развитие этих средств? Она просто использует для внутренних целей чужие разработки или ведет собственные исследования, результатами которых в той или иной мере готова (хотя бы и за деньги) делиться с другими участниками рынка?

Д. Б.: Мы не просто потребляем имеющиеся на рынке технологии, но ведем активные разработки в области создания серверной и инженерной инфраструктуры и делимся нашим опытом с отраслью. Нужно посмотреть на движение Microsoft в этом направлении. Создание ИТ-инфраструктуры для ее глобального внешнего использования — это не то же самое, что создание инфраструктуры для своих внутренних целей. Пусть даже ваша компания такая же огромная, как Microsoft, в любом случае внутренняя система хорошо просчитывается в плане ее нагрузки, в том числе планируемой на будущее. У нее не столь высоки требования к эффективности, как у публичных масштабных сервисов. Для публичных облаков требуется высокая динамичность и масштабируемость с одновременной минимизацией затрат. Понятно, что это оптимизационная задача, не имеющая общего решения, тут нужно выбирать приоритеты, искать компромиссы.

Компания Google пошла по пути достижения максимальной производительности, не сильно обращая внимание на стоимостные показатели. Фактически это заказной индивидуальный проект, пригодный только для данного поставщика. Хочу при этом сразу подчеркнуть, что такой подход определяется общей позицией Google на рынке, ее бизнес-моделью.

Microsoft — совсем иная компания. Она в отличие от Google продаёт ИТ, поэтому себестоимость для нее очень важна, к тому же она в той или иной степени намерена тиражировать свои достижения на рынке. При построении собственной ИТ-инфраструктуры Microsoft ориентируется на стандартные отраслевые аппаратные решения. Но то, что годится “для себя”, не подходит для внешней облачной инфраструктуры. Мы не стали заказывать специальную технику для себя, как это делала Google. Мы — этим как раз занималась группа инженеров под моим руководством — разработали новые отраслевые спецификации для облачных серверов стандартной конфигурации. Там было только то, что нам необходимо, и не было ненужных нам компонентов, например, оптических накопителей и множества портов ввода-вывода.

Далее мы обратились к нескольким производителям оборудования с вопросом: могут ли они сделать оборудование по нашим спецификациям и сколько это будет стоить? В результате проведения такого своеобразного тендера мы выбрали себе поставщика, но хочу обратить внимание, что речь шла о стандартном оборудовании, которое и эта компания, и другие производители могут делать и продавать кому угодно. В этом есть наш прямой интерес: чем шире эта техника будет представлена на рынке, тем она будет дешевле, в том числе и для нас. Наша стратегия в плане создания новой ИТ-инфраструктуры была взаимовыгодной и для нас, и для производителей, и для других потенциальных потребителей этой продукции.

PC Week: То есть если раньше мы говорили о формировании стандартов для ИТ на уровне серверов, то сейчас речь идет об унификации ИТ для более высокой абстракции, на уровне дата-центров? Правильно ли я понимаю, что появляется понятие “архитектура ЦОДов” и соответственно возникает конкуренция между разными архитектурами от различных вендоров?

Д. Б.: О конкуренции среди архитектур пока нет речи, все вполне открыто. Например, я участвую в конференциях Google, где выступаю с докладами, обсуждаю вопросы со специалистами этой и других компаний. У нас есть единое сообщество специалистов в этой области, мы знакомы, в том числе по совместной работе, многие просто дружат. У нас нет барьеров для общения.

PC Week: Может быть, это направление находится в “исследовательской стадии”? Приведу историческую аналогию: в 1930-е физики-ядерщики разных стран представляли собой одну семью, всё открыто публиковалось. Но как только начались серьезные ядерные проекты, всё общение и вся открытость сразу прекратились. Такое не может произойти с ЦОДами?

Д. Б.: Я пока не вижу такой перспективы. Дело в том, что я не считаю, что существуют какие-то принципиальные секреты на аппаратном уровне, которые позволят Microsoft как-то выделиться на общем фоне поставщиков ЦОД-услуг. То есть, конечно, имеются серьезные отличия Microsoft от Google или Amazon, но они лежат не в плоскости архитектуры ЦОДов, а в других слоях, наверное, больше на уровне бизнес-моделей или в софтверном слое.

Другое дело, что есть определенный разрыв в уровне ЦОДов, используемых крупными глобальными сервис-провайдерами, и тем, что используется заказчиками. И политика Microsoft ориентирована как раз на преодоление такого разрыва, на продвижение передового опыта на более широкий рынок.

PC Week: И все же какова цель демонстрации вашего опыта и ваших возможностей в области ЦОДов? Вы хотите научить российских заказчиков и провайдеров создавать дата-центры или просто убедить клиентов в надежности Microsoft как поставщика ИТ-услуг?

Д. Б.: Наверное, и то и другое. Вообще-то это мой второй визит в Москву, первый состоялся два года назад, тогда я рассказывал российским ИТ-специалистам о наших достижениях, о наших планах. Но любое такое выступление — это двунаправленный процесс. С одной стороны, я делюсь своими знаниями, с другой — сам получаю новую информацию и знания от аудитории, из общения с ней. В том числе в плане понимания, что и как нам нужно делать дальше, в частности с учетом региональных особенностей. Ведь одно — сделать систему, обслуживающую США, и совсем другое — обслуживающую весь мир, разные страны, где есть свои традиции, законы и пр.

Конечно, очень важно показать возможности Microsoft в ее новом качестве сервис-провайдера. Ведь рынок пока воспринимает ее почти исключительно как поставщика ПО, но не услуг. “С какой бы стати мне переносить почтовые системы со своих серверов в дата-центр Microsoft?” — это вполне законный вопрос потребителя ИТ, на который мы должны давать четкие, понятные ответы. Мы должны показать, что являемся надежным партнером в этом новом для нас качестве.

PC Week: Хотелось бы перейти к более специальным аспектам построения ЦОДов. Как повышение эффективности аппаратной инфраструктуры дата-центра влияет на себестоимость услуг для конечного пользователя? Есть ли у Microsoft методики подобных расчетов?

Д. Б.: Расчет себестоимости — это очень сложная задача, у которой нет однозначного решения. Тут нужно учитывать и капитальные затраты, и операционные расходы, и стоимость всех ресурсов — аппаратных, софтверных, человеческих. Я занимаюсь формированием только одного слоя пирога, которым является современный ЦОД, и не очень в курсе, как именно рассчитывается конечная цена сервисов, но знаю, что вклад инженерной и аппаратной инфраструктуры весьма существенен. Я это знаю хотя бы потому, что перед нашей командой постоянно ставится задача снижения энергопотребления, повышения эффективности использования техники.

PC Week: Решение почти любой задачи сопряжено с выбором компромисса между стоимостью и качеством. Как вы подходите к такой проблеме?

Д. Б.: Как вы наверняка знаете, есть две основные оптимизационные задачи: в одном случае фиксируется цена и под нее достигается лучшее качество, во втором — устанавливается уровень качества и минимизируется цена. Мы, конечно же, работаем по второй схеме: качество и надежность услуги — главный приоритет. Да, одним из наших конкурентных преимуществ является акцент на минимизацию стоимости наших сервисов, но тут мы как раз должны показать, что предлагаем такие цены без ущерба для качества.

PC Week: Вы были в Москве два года назад. Чем нынешний ваш визит отличается от предыдущего? Что нового для себя вы узнали сейчас?

Д. Б.: В целом аудитория в России очень подготовленная, обсуждения идут примерно на том же уровне, что и во всем мире. Но вот какую особенность хочу отметить. В 2010 г. я общался почти исключительно с действующими ИТ-специалистами. А сейчас у меня было еще и очень интересное выступление перед студентами в Открытом университете Сколкова. Там меня слушали молодые люди, я делал технический доклад на английском языке, и было видно — в том числе по вопросам из зала — что в целом меня хорошо понимают. Это очень интересное и важное изменение, которое говорит о том, что тема создания эффективных дата-центров выходит на качественно новый уровень, что формируется новое поколение специалистов для решения этих задач. Это очень позитивно!

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)