В целом механизм влияния инноваций (новшеств — технологических, методических и пр. — обеспечивающих повышение эффективности и качества жизни) на развитие общества, в том числе обслуживающего его рынка товаров и услуг, хорошо известен. Это влияние происходит в два этапа. На первом обеспечивается повышение эффективности (в самом широком понимании этого слова) уже существующих процессов и бизнес-моделей (производство и предоставление товаров и услуг). Это существенно повышает доступность предложения, резко расширяет круг потребителей, что в свою очередь приводит к расширению объема рынка и повышению его привлекательности для предпринимателей, исследователей и инвесторов, которые с помощью технологических новшеств создают качественно новые процессы и модели, создающие принципиально новый фундамент для последующего развития данного рынка. Получается такая бесконечная цепочка, когда инновации развивают рынок, а рынок стимулирует создание инноваций.

В несколько упрощенной постановке вопроса можно сказать, что одна из ключевых идей инновационного развития — перевод предложений на рынке из разряда «элитных» в «массовые». И вполне понятно, что в этой схеме есть свои «прогрессивные» и «консервативные» силы, которые соответственно продвигают инновации и противятся им. Если говорить о рынке со стороны производителей, то по вполне понятным причинам консерваторами выступают (разумеется, в общем случае, в частностях возможны исключения) текущие ведущие игроки, тем более если они доминируют на рынке. Понятно, им хочется сохранить свой статус-кво и никакие новшества им не нужны. «Прогрессистами» же являются те, кто хочет изменить соотношение сил на рынке в свою пользу, и тут чаще всего успехов добиваются не игроки второго-третьего эшелона, а новички-стартапы, которые действуют по известному принципу великих открытий — «все знали, что это не возможно, и потому не делали это, но тут нашлись такие, кто этого не знал и сделал». Потребители же в этой схеме занимают эволюционную позицию, поначалу встречая инновации настороженно, а порой даже враждебно, но по мере понимания преимуществ новых предложения они становятся их горячими поклонниками, обеспечивая их победу своими деньгами.

Примеров действия такой логики развития общества в истории человечества масса, собственно, вся история из них и состоит. Строительные технологии Древнего Рима, открытие Колумба, автомобили, ИТ... Обратим внимание, что все подобные трансформации очень часто сопровождаются достаточно радикальной сменой лидеров, которые порой под давлением «новичков» довольно быстро уходят в небытие. Собственно, учитывая такую логику развития, понятно, что текущим лидерам нужно вести очень тонкую стратегию в отношении инноваций: с одной стороны, нужно изо всех сил сдерживать их появления на рынке, но в нужный момент, поняв, что дальнейшее сопротивление бесполезно, взять именно эти новшество на вооружение, пытаясь занять и тут лидирующие позиции. Как говорится, «если вы не можете победить новое движение, то нужно возглавить его». Хотя понятно, что реализовать такую очевидную идею на практике очень сложно: компания должна совершить для этого серьезную внутреннюю трансформацию, сложность которой пропорциональна размерам организации.

Наверное не будет преувеличением сказать, что главным фактором трансформации жизнедеятельности человечества (в самых разных сферах) в последние 20 лет является Интернет. Технологии создания единой информационной среды открывают качественно новые возможности для развития, в том числе, и традиционных направлений деятельности. Мы это давно видим в повседневной жизни, скажем, на примере торговли, туризма, путешествий.

В торговле на первом этапе использования ИТ (мы говорим сейчас о взаимодействии продавцов и покупателей) были созданы Web-сайты магазинов, которые были аналогами традиционных витрин. Но потом появился качественно новый слой Web-услуг — сервисы-агрегаторы предложений от различных продавцов. Потребитель тут видит все имеющиеся на рынке предложения, получает простые возможности анализа и выбора нужных товаров. Все это резко повышает конкуренцию (а именно она является главным стимулом к развитию), которая еще больше усиливается появлением новых поставщиков из разряда «молодых, но шустрых». Кстати, как мы уже отмечали ранее, успех китайского сервиса розничной торговли AliExpress во многом объясняется тем, что в нем используется именно модель агрегации предложений огромного числа независимых продавцов (идет повышение уровня разделения труда — между уровнями «материальных» и «информационных» процессов). Все это же можно видеть на примерах покупки авиабилетов, заказов отелей и пр.

Но дальше в этой схеме наступает любопытная вещь: из сугубо вспомогательной информационной услуги интернет-сервис довольно быстро превращается в ключевой компонент, которые начинает «рулить» исходными материальными процессами. Это хорошо видно на примере того же AliExpress, который теперь уже не просто доводит до сведения покупателей информацию о предложениях поставщиков, но и через расширение своих функций (оплата, контроль поставок, отслеживание гарантийных обязательств) начинает управлять правилами регулирования рынком (в том числе устанавливая свои новые правила).

Интересный пример именно такого взаимодействия интернет-технологий и материального мира мы сейчас наблюдаем в России на примере появления интернет-агрегаторов в сфере городского такси (сейчас это в основном в Москве, но можно не сомневаться, что география будет резко расширяться). Появление новых интернет-сервисов по заказу такси («Яндекс.Такси», Gett, Uber), использующих мобильные технологии на «карманных» устройствах, привело за последние пару лет к реальной трансформации этого рынка, вывело услуги подобных перевозок на качественно новый уровень: такси теперь можно использовать не только для «крупных» поездок типа «дом-аэропорт», но и для передвижения внутри города на небольшие расстояния (без необходимости стоять на улице с поднятой рукой с непредсказуемым результатом). В результате резко возрос спрос на такси и, как следствие, выросло предложение, в том числе с участием индивидуальных (но — лицензированных!) таксистов. Упали цены, что, конечно, радует потребителей, но сильно огорчает традиционных «держателей» рынка.

А дальше пошло как раз по схеме, когда из вспомогательного информационного сервиса агрегаторы (по оценкам экспертов, уже сегодня на них в Москве приходится чуть ли не половина вызовов такси с тенденцией к росту) превращаются в регуляторов рынка. Теперь сервисы-агрегаторы уже не просто доводят до сведения пользователей ценовые предложения своих «поставщиков», а сами начинают устанавливать тарифы на основе анализа рыночного соотношений спроса и предложения (вот пример практического применения больших данных). Такие метаморфозы, когда «вторичное» становилось «первичным», в истории человечества не редкость: в качестве примера можно привести изменение ролей «железа» и «софта»: если первые 30-40 лет истории ИТ платформенные стандарты задавали аппаратные средства, а ПО подстраивалось под них, то потом ситуация изменилась почти на 180 градусов.

Разумеется, таким изменением расклада сил не все довольны, особенно традиционные игроки. Так, еще в начале года в ФАС пошел поток запросов от таксомоторных компаний (в том числе через депутатов Госдумы) о проверке законности действий интернет-сервисов на предмет установки ими собственных тарифов. Пока ФАС заняло сторону мобильных служб заказа такси, однако история эта еще далека от завершения: аналогичные жалобы поступили в Генпрокуратуру и Общественную палату. В этих запросах, в частности, говорится о том, что агрегаторы в своей деятельности пользуются лазейками в законодательстве, которые необходимо закрыть.

Не хотелось бы вступать в дискуссию о правоте той или другой стороны, нужно подчеркнуть другое: Интернет приводит к трансформации традиционных рынков, вызывает вполне понятно сопротивление традиционных игроков, требует реформирования нормативно-законодательной базы.

Мы видим примеры проникновения Интернета в различные сферы и происходящие в них весьма радикальные трансформации. Однако нетрудно заметить, что в основном это происходит в потребительских областях, где регулирование со стороны государства минимально (авиабилеты, туризм, торговля и пр.). При этом, по мнению экспертов, сегодня фактически закрытыми сферами в плане проникновения туда интернет-бизнеса и последующих преобразований самих этих областей, являются такие актуальные направления, как образование, медицина, ЖКХ, разного рода государственные услуги. Здесь основной преградой на пути коммерческих интернет-механизмов является существующая нормативно-законодательная база, которая требует серьезного реформирования с учетом растущих потребностей общества и достижений современных технологий.

Но насколько задача модернизации нашего законодательства в плане его либерализации с точки зрения расширения возможностей для интернет-коммерции является реальной? Пока этот вопрос остается открытым.

Версия для печати