Google сообщила, что за полтора года после старта реализации программы «право быть забытым» (right to be forgotten) она получила 348 тыс. запросов на удаление той или иной персональной информации из поисковых запросов. В конце июля она говорила о том, что получило 300 тыс. таких требований, таким образом, видно, что среднемесячный поток подобных обращений несколько снизился (21,4 тыс. в первые 14 месяцев и менее 10 тыс. в последние пять месяцев).

Напомним, что к реализации этой программы Google приступила после решения Европейского суда о том, что граждане EC имеют право с помощью соответствующих запросов принуждать поисковые интернет-механизмы удалять результаты поисковых запросов в Европе в случае, если последние являются «неадекватными, нерелевантными (или ставшими сейчас нерелевантными) или чрезмерными» (inadequate, irrelevant or no longer relevant, or excessive). Как сообщили представители Google, с тех пор по запросам граждан были удалены из поискового пространства, контролируемого поисковиком компании, 1,234 млн. адресов Web-страниц, которые перешли в разряд «забыть навсегда». Любопытно, что сам контент из Интернета не удаляется: Google сообщается владельцам сайтов, что та или иная их страница исключается из поискового анализа, но решение, что делать с самой страницей, остается за сайтом. Для иллюстрации ситуации можно привести такую аналогию: так или иная информация сохраняется в архиве, но при этом как бы блокируется доступ к ней со стороны широкой общественности.

В качестве примера подобных запросов Google приводит пример школьного учителя из Германии, который потребовал исключить из поисковых запросов статью о совершении им незначительного правонарушения десять лет назад. В то же время были и единичные случаи, когда исключались публикации, которые на самом деле сохраняли актуальность и сегодня.

При этом Google публикует список «удаленных адресов». В августе информационный комиссар Великобритании направил в компанию требования удались эту информацию из публичного доступа, но Google отвергла это требование, ответив, что такого условия в решении Европейского суда не было.

Версия для печати