НовостиСобытияКонференцииIT@Work
Облака/ИТ-сервисы:

Блог

Может ли Интернет решить проблему географически-экономического неравенства?

Вопросы информационого неравенства он, в общем-то, решает. Уравнивает возможности доступа к информации и коммуникаций, вне зависимости от финансового и георгафического состояния людей. С экономическими вопросами сложнее. Я бы так сформулировал: помогает решить, но сам по себе (только сам), конечно, не решает.

Когда, помню, еще года 2-3 назад начались разговоры о скором всеобщем переходе на сдачу налоговой отчетности через Интернет, то я довольно часто слышал возражение: а как же в глухих деревнях, где и электричество бывает не всегда, будут сдавать отчеты? Мне эти аргументы казались очень странными. Ну, во-первых, в таких местах никто никакую отчетность не сдает. А во-вторых: а как они ее сдают, если к этим местам порой можно только на вездеходе доехать?
А ведь протянуть провод (хотя бы просто телефонный) в глушь и поставить так компьютер – это намного проще и дешевле, чем сделать туда дорогу и обеспечить рейсовым автобусным сообщением. А передать инфо по проводу – намного проще, чем предпринимать путешествия до райцентра в 30-300 км.

Но вот чтобы превратить заброшенную деревню в процветающий район, одного Интернета недостаточно.

Гибкий график работы (вне зависимости от времени суток) и мобильные характер работы (независимо от географии нахождения) позволил мне на этой неделе переместиться из Москве в поселок Терскол. Терскол – это небольшой поселок в конце Баксанского ущелья на Северном Кавказе. Поселок небольшой, но известный (правда, сейчас, в не очень широких кругах) – неофициальная столица Приэльбрусья.



В советсткие времена именно тут был главный горнолыжный центр страны. Горнолыжником мог себя считать только тот, кто тут побывал, а попасть сюда было очень-очень непросто. Дефицит... И каждый мечтал попасть в этом "снежный рай" (как пелось в песне той поры), при том, что по сравнению с местными очередями на подъемники хлебные очереди в Петрограде в феврале 1917 года могли бы сойти за "детские забавы".
Со связью тут в те советские времена было не очень хорошо. Фактически, единственная телефонная линия была в поселкой почте, и очередь позвонить через "межгород" имела там место быть почти круглые сутки.

Теперь тут все иначе. По наличию Интернета, Терскол впереди многих лучших горнолыжных центров Альпах. Это не шутка – проверено опытом. Прошлой зимой в швейцарском Церматте мне приходилось ходить за "доступом" метров 500, причем "припадать" получалось только, сидя на улице. А во французском Les2Alpes – ходить еще дальше, причем сначала вниз по горе (во вертикали – метров 70), а потом вверх...
В Терсколе все иначе: Интернет есть в моем жилье, кажется, в любом кафе (куда заходил есть везде), причем с довольно приличной (для телефонной линии) скоростью:





Интернет есть. А вот людей нет. Точнее, с формальной точки зрения есть, а по факту – нет. На Эльбрусе на этой неделе катается человек 50. А на Чегете – "главный горнолыжный стадион СССР" – я вчера был один...




Что можно к этому прибавить, если принять во внимание тот факт, что вся экономика этого района зависит исключительно от туризма... Которого нет.
Во времена "до-Интернета" туризм был, в эпоху Интернета исчез.

Вот такой парадокс.

P.S. Кстати, здешние места имеют прямое отношение к советским ИТ. Про "Эльбрусы" (системы, создаваемые в ИТМиВТ с конца 60х), по крайнем мере, слышали все ИТишники. Название было выбрано не только потому, что это самая высокая гора на Кавказе (в СССР самые высокие горы были на Памире). Менее известно, что более закрытая разработка ИТМиВТ носила название "Чегет".
Да, именно потому, что руководители проекта (в том числе и Борис Бабаян) увлекались горными лыжами, а только тут на Чегете катались "настоящие"...

Давно это было, в доинтернетовские времена...
Фото: