Интересное исследование провела глобальная кадрово-консалтинговая компания Kelly Services. В ноябре 2011 — январе 2012 гг. в рамках очередного опроса Kelly Global Workforce Index на тему “Что необходимо сотрудникам, чтобы чувствовать себя счастливыми на работе?” она собрала мнения 170 тыс. человек из тридцати странах мира, в том числе 7,8 тыс. из России (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Казань, Краснодар, Красноярск, Нижний Новгород, Новосибирск, Ростов-на-Дону, Самара, Тюмень, Уфа).

В результате опроса выяснилось: многие сотрудники во всём мире хотели бы поменять работодателя, потому что работа не дает им чувства значимости. При этом самый высокий уровень неудовлетворенности наблюдается в Европе, где 43% респондентов заявили о том, что часто задумываются о смене места работы. В обеих Америках (на диаграмме -- Americas) такие настроения присутствуют лишь у 28%, и только в регионе APAC 9% респондентов настроены на перемены.

Многим недостаёт чувства значимости в работе. В регионе EMEA чуть менее половины сотрудников (46%) признаются, что не видят смысла и не ощущают отдачи от той деятельности, которой они занимаются. И лишь 39% в EMEA заявляют, что чувствуют свою ценность для своего работодателя. Этот показатель значительно ниже, чем в Америке (45%) и APAC (51%).

А вот в России больше половины респондентов чувствуют, что их ценит руководство (56%), сами они видят смысл и значение в своей деятельности (57%), а 77% в общем и целом любят свою работу. Но это не мешает 54% участников опроса планировать смену работы в течение ближайшего года. По мнению аналитиков из Kelly Services, подобное противоречие объясняется тем, что сотрудники-россияне по-прежнему главные приоритеты в своих отношениях с работодателями видят в личном материальном благополучии и карьерном росте. Так, именно премия или бонус являются наилучшим вознаграждением за хорошо выполненную работу для 58% респондентов в России, еще 37% были бы рады повышению. Любопытно, что почти четверть опрошенных в Америке (22%) заявили, что вообще не нуждаются в каком-либо дополнительном поощрении, в Европе таковых — 11%, а в APAC — 5%.

Екатерина Горохова, генеральный директор российского подразделения Kelly Services, говорит: “Сотрудники сегодня имеют четкие представления о том, что должна нести им работа в компании, — они хотят видеть смысл в своей ежедневной деятельности, чувствовать свою ценность и работать над интересными задачами. Если работодатель не готов удовлетворить эти потребности, работник обязательно начнет искать новое место работы. И простое увеличение зарплаты не может гарантировать того, что он останется в компании, ведь всегда найдутся те, кто сможет предложить такие же условия и при этом заинтересовать широким спектром задач, инновационными проектами, большей вовлеченностью и ответственностью за конечный результат”. Иными словами, уход от работодателей чаще всего оказывается запланированным решением и проявляется как реакция на недовольство теми или иными условиями труда.

В ответ на вопрос, что может заставить их остаться на нынешней работе, 29% опрошенных в России в качестве причины назвали “зарплату/выгоду”, еще 21% — возможность повышения. Для сравнения: в данном случае денежный фактор является значимым лишь для 13% опрошенных в EMEA, 12% — в Америке и 11% — в APAC. Выходит, россияне “материалистичнее” европейцев и американцев. А может, они просто меньше получают и потому думают не столько о “душе”, сколько о кошельке и “желудке”? У вас есть какое-либо мнение на этот счет?

Выходит, россияне “материалистичнее” европейцев и американцев. А может, они просто меньше получают и потому думают не столько о “душе”, сколько о кошельке и “желудке”? У вас есть какое-либо мнение на этот счет?

Для полноты картины необходимо добавить, что портрет участника опроса Kelly Services в России выглядит так:

  • женщины — 54%, мужчины — 46%;
  • полная занятость — 89%, частичная занятость/фриланс — 5%, временная занятость — 4%, без работы — 2%.
  • поколение Y (18—29 лет) — 52%, поколение Х (30—49 лет) — 42%, “бэби-бумеры” (50—65 лет) — 6%.

И ещё. В Kelly Services отмечают, что приоритеты в соотношении “зарплата/карьерный рост” меняются в зависимости от возраста респондентов. Деньги — более значимый фактор для поколения Х (66%) и “бэби-бумеров” (67%) и менее значимый — для поколения Y (54%). В то же время карьера — абсолютный приоритет для поколения Y — 37%, тогда как карьерные амбиции поколений Х и “бэби-бумеров” заметно ниже — 24% и 18% соответственно.

Версия для печати (без изображений)