Высокотехнологичные средства для обеспечения учебного процесса образуют одну из наиболее существенных страт отечественного ИТ-рынка. За последние годы федеральный и местные бюджеты направляли на образовательные цели значительные суммы, что позволило начать оснащение школ, вузов и прочих учебных учреждений необходимым им современным оборудованием.

Тенденция эта, очевидно, продолжится. Совсем недавно, 11 октября нынешнего года, на заседании правительства Российской Федерации была принята государственная программа “Развитие образования”, рассчитанная на 2013—2020 годы. В её рамках, как заявил Дмитрий Медведев, расходы федерального бюджета на период до 2020-го составят 4 трлн. руб., а консолидированный бюджет образования до 2015-го приблизительно оценивается в 8 трлн. руб. — сумма, сопоставимая с планируемыми затратами на оборону за тот же период.

Заметная доля этих средств будет выделена на приобретение ИТ-решений, которые помогут повысить качество и эффективность обучения. И речь здесь не о компьютерах для кабинетов информатики — точнее, не столько о них, сколько о технике для перевода всего образовательного процесса на высокотехнологичные рельсы. Простор для этого до сих пор имеется весьма внушительный. К примеру, уровень проникновения интерактивных досок в систему среднего образования аналитики оценивают всего в 16,5% — при том, что уже в настоящее время российский рынок таких решений является четвертым в мире по общему объему.

Отечественные образовательные учреждения нуждаются прежде всего в коллективных средствах визуализации информации — таких, как документ-камеры, проекторы, интерактивные доски, плазменные и ЖК-экраны и т. д. Наряду с ними, разумеется, необходимы и решения, позволяющие эффективно вовлекать учащихся в учебный процесс, развивать у них навыки индивидуальной и совместной работы, а также оценивать уровень усвоения учебного материала и рост знаний каждого на персональной основе.

Интерактив в настоящем и будущем

Многолетняя федеральная целевая программа “Образование”, безусловно, принесла заметные плоды на ниве проникновения высоких технологий в российские учебные заведения. И всё же работать ещё есть над чем. Как отмечает Елена Ерохина, вице-президент по работе с государственными заказчиками ПК “Аквариус”, в прошлом году в целом по России оснащенность интерактивными средствами обучения и тестирования была недостаточной — за исключением разве что Татарстана, ХМАО и Москвы. Но в 2012-м со стартом федеральной целевой программы “Модернизация регионального школьного образования” уже завершилось (и частью проводится до сих пор) множество конкурсов и аукционов на поставку техники для образовательных учреждений. Так что есть все предпосылки считать, что ситуация меняется в лучшую сторону.

По-прежнему остается актуальной проблема недостатка образовательного контента, на это обращает внимание Елена Безрукова, руководитель программ проектов департамента системной интеграции AUVIX. Пока что отсутствует единая централизованная система управления техническими средствами обучения и их эксплуатации (так называемые центры мониторинга ТСО), не решаются вопросы энергоэффективности внедренных ИТ-решений. Далеко не везде внедряются комплексные ИТ- и AV-проекты.

Менеджер по продукции BenQ Андрей Таскаев указывает, что не находясь внутри самой системы образования, оценивать уровень проникновения “интерактивности” можно только по данным открытой статистики. Но реально такие оценки возможны лишь в отношении уровня проникновения интерактивных досок в школы и вузы. Другие же интерактивные образовательные средства у нас пока еще не внедряются в ощутимых объёмах.

Разумной представляется следующая оценка: в России — более 50 тыс. школ, в которые за несколько последних лет было поставлено порядка 100 тыс. интерактивных досок. Получается всего по две доски на одну школу, но в реальности ситуация еще плачевнее: на одно учебное заведение, щедро укомплектованное интерактивными досками, приходится полтора десятка таких, где их попросту нет. Так что большинство школьников и учителей в России еще только мечтают о том, чтобы их школы вышли хоть на какой-то уровень оснащённости интерактивными средствами обучения с возможностью применения этих средств в повседневной активной работе.

На данный момент уровень оснащения образовательных учреждений ИT-оборудованием в целом оставляет желать лучшего, — такую точку зрения поддерживает и Михаил Вакуленко, менеджер по работе с ключевыми клиентами представительства NEC Display Solutions в России. Лишь некоторые учреждения среднего и высшего образования (главным образом в крупных городах) не испытывают нехватку такого оборудования. Причём с интерактивными решениями ситуация даже несколько хуже: если интерактивные технологии и проникают в обучение, то лишь в некоторых частных школах и вузах. Бюджетные учреждения пока не могут позволить себе подобных инноваций, хотя нельзя не отметить и постепенное улучшение ситуации — благодаря федеральным и региональным программам информатизации школ и вузов.

Евгений Джаксимов, старший продакт-менеджер по проекционному оборудованию и бизнес-технике московского представительства компании Epson, вполне солидарен с тем, что процент оснащенности классов и аудиторий проекционным и интерактивным оборудованием в России пока остается не на самом высоком уровне. С другой стороны, учитывая огромный потенциал и постоянный рост продаж интерактивных средств обучения, он готов с уверенностью утверждать, что в ближайшие годы Россия займет лидирующие позиции в мире по оснащенности интерактивными средствами обучения.

Вне всякого сомнения проекционное оборудование — один из наиболее быстроразвивающихся сегментов в образовании, даже несмотря на то, что именно проектор становится, как правило, первым ИТ-устройством коллективного пользования, приобретаемым для того или иного учебного учреждения. Андрей Таскаев делает акцент на востребованности абсолютно любых ИТ-решений для образования — от простейшего оснащения классов компьютерной и проекционной техникой и доступом к Интернету до разработки программного обеспечения для уроков, электронных учебников и пр.

Евгений Джаксимов отмечает, что с каждым годом в образовании увеличивается доля короткофокусных и ультракороткофокусных проекторов, а продажи интерактивных моделей вообще растут рекордными темпами каждый квартал. Стоит отметить и рост продаж документ-камер, которые расширяют возможности преподавателя в образовательном процессе.

Говоря о внеклассных ИТ-решениях, Михаил Вакуленко упоминает разнообразные онлайновые сервисы, которые можно организовать локально в каждом учебном заведении. Виртуальные библиотеки с авторизованным доступом к учебным текстам, тесты и домашние задания, выполнение которых предполагается вне класса с использованием ПК или других устройств, — такие сервисы значительно повышают уровень интерактивности учебного процесса и позволяют не выпадать из него, даже когда невозможно посещать школу или вуз (по болезни, например).

Как отмечает Елена Ерохина, наиболее востребованы сейчас решения по оснащению начальной и средней школы, а также оборудование для предметных классов. Это и моноблоки, и ноутбуки учителя и учеников, включая СМПС (компактные школьные нетбуки с поворотным экраном, противоударным корпусом и специализированным учебным ПО), и мобильные компьютерные классы, и интерактивное оборудование. Постепенно начинается информатизация старших классов школ и вузов.

Исходя из многолетнего опыта работы с вузами, Елена Безрукова выделяет следующие наиболее востребованные ИТ-решения в сфере образования: студии видеоконференцсвязи/записи, трансляции и архивирования учебных видеоматериалов; центры трехмерного моделирования и виртуальной реальности (CAVE-системы, 3D-центры), а также центры мониторинга ТСО.

Вообще интерес к созданию специализированных учебных центров можно расценивать как вполне сложившуюся на данный момент тенденцию. И это не случайно, поскольку задача воспитания высокопрофессиональных кадров стоит на повестке дня крайне остро, и для ее эффективного решения давно пора задуматься об интеграции науки, образования и бизнеса. Причём в ходе создания таких интеграционных решений необходимо делать упор не только на технологическое обеспечение образовательного учреждения, но и предлагать разработку образовательного контента. Это особенно актуально для центров трехмерного моделирования и виртуальной реальности.

Обучение, интеграция и поддержка

Во все (прежние) века структура обучения была вполне определённой и односторонне направленной. От учителя, который безоговорочно обладал более внушительным и систематизированным багажом знаний, информация в той или иной форме передавалась ученику. Теперь же ситуация совершенно иная: в отношении высоких технологий многие школьники дадут заметную фору даже отдельным вузовским преподавателям.

Елена Ерохина приводит известное высказывание “сегодня наши дети — цифровые аборигены, а учителя — цифровые иммигранты” как наиболее точное описание нынешней ситуации в школьном образовании в целом по стране. В этом, на её взгляд, и заключается самая большая проблема: ведь технологии ничего не значат, если учителя не знают, как их использовать в своей работе. Поэтому у педагогов в первую очередь необходимо сформировать мотивацию для переподготовки, обучения ИТ, правильного использования возможностей современных ЦОРов (цифровых образовательных ресурсов) при подготовке уроков. И, конечно, обеспечить их хорошими методическими материалами в этой области, которые сначала нужно разработать. Высокие технологии в образовании, по мнению Михаила Вакуленко, — это совсем не сложно; скорее, наоборот, интересно. В первую очередь для самих учащихся, что в конечном счете отражается на повышении успеваемости.

Преподавателя необходимо обучать эффективному использованию современной техники, на это указывает Андрей Таскаев. С другой стороны, и техника должна быть максимально проста для использования на уроках. Вообще ИТ в учебном процессе — это безумно сложно и долго, если всё делать правильно. Полноценное внедрение высоких технологий подразумевает изменение методик, учебников, переподготовку учителей, оснащение классов и прочее. В реальности, к сожалению, все часто вырождается в два крайних случая: либо класс оснащается супертехникой, которая в ходе уроков простаивает, либо учитель-энтузиаст работает безо всякого оборудования.

Евгений Джаксимов поддерживает тезис о том, что вопрос повышения квалификации преподавателей в работе с интерактивным оборудованием — один из краеугольных камней улучшения качества образовательного процесса. Просто заставить классы проекционным и интерактивным оборудованием недостаточно; необходимо гармонично вписать высокие технологии в методики обучения, не ломая их. Многие производители предлагают программные среды для создания уроков, которые, к сожалению, зачастую мало совместимы с другими приложениями, не всегда просты в освоении и могут не подходить для образовательного процесса в российских реалиях. В то же время ряд отечественных компаний специализируется на создании готовых интерактивных уроков, которые отличаются высоким техническим уровнем исполнения, современными и адаптированными методическими решениями. Кроме того, такие продукты (уроки, энциклопедии, электронные учебники, лабораторные работы и т. д.) можно использовать с оборудованием совершенно разных производителей, не привязываясь к какой-то программной среде.

А вот у преподавательского состава вузов, по опыту Елены Безруковой, особых сложностей с использованием оборудования не возникает. Этому, конечно, способствуют усилия самого интегратора. В результате ИТ становятся неотъемлемой частью учебного процесса. Улучшается усвоение учебного материала, возрастает мотивация студентов, и как результат упрощается сам рабочий процесс преподавателей. Такие заказчики в сфере образования, как МАРХИ, МАИ, МГСУ, МГЛУ, Финансовый университет, РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, МГУПС (МИИТ), КПФУ и многие другие, уже давно являются пользователями многофункциональных учебных аудиторий, лингафонных классов, специализированных студий, учебных ситуационных центров, 3D-лабораторий и прочего.

Вообще интегрированные комплексные системы — очень перспективное направление, причем не только в сфере образования. Только комплексные интеграционные решения дают высокий КПД, при котором понижается стоимость владения. По мнению Андрея Таскаева, проблема тут только во времени, деньгах и людях. Со стороны техники основные моменты интеграции и совместимости давно решены.

Елена Ерохина отмечает, что благодаря недавно стартовавшей Федеральной программе развития образования начались поставки уже не просто отдельных продуктов, а именно комплексных решений, включающих в себя и “железо”, и ПО (как общесистемное, так и специализированное), а также подробные методические материалы и т. д.

Евгений Джаксимов уверен, что конечный заказчик в лице образовательных учреждений (департаментов образований) должен сознавать важную составляющую вклада интегратора. Совместно проведённый заказчиком и интеграторами анализ имеющихся потребностей и проработка эффективных решений помогут перейти от модели поставки набора продуктов к модели комплексного решения.

“Сложностей тут никаких нет, одни преимущества”, — убеждён Михаил Вакуленко. Основной проблемой зачастую является невозможность тиражирования учебных комплексов для отдельных учебных заведений, что связано, как правило, с уникальностью изучаемых предметов. Для подобных случаев необходимо разрабатывать уникальные решения. Если же говорить о “стандартном” образовании (курс средней школы, к примеру), то сочетание продуманного комплекса аппаратного обеспечения и специализированного учебного ПО вполне можно внедрить в масштабах целой страны и таким образом повысить эффективность образовательного процесса на всех уровнях.

Надо сказать, что роль системных интеграторов в обеспечении ИТ-поддержки учебного процесса весьма велика. Тот же Михаил Вакуленко отмечает, что интеграторы — самый главный проводник ИT-решений производителей в стены образовательных учреждений. Именно они в большинстве случаев имеют дело с представителями образования, разрабатывая наиболее оптимальные решения для каждого отдельного учреждения. Хотя наибольший эффект от внедрения “высоких информационных технологий”, безусловно, возникает от совместной работы производителей, интеграторов, преподавателей и разработчиков учебных программ.

На важность работы интеграторов не только на этапе поставки оборудования, но и в дальнейшем обучении преподавателей и в интеграции новых ИТ-решений в образовательный процесс указывает Евгений Джаксимов. Конечно, такой подход, очень комплексный и зачастую сложный, влечет дополнительные затраты. Но именно он наиболее эффективен для повышения качества образования. Солидарен с этим и Андрей Таскаев: “Ни один учитель не имеет и не будет иметь (и не его обязанность иметь) такой уровень компетенции, какой имеют интеграторы”.

По мнению Елены Ерохиной, у крупных интеграторов, участвующих в процессе информатизации, в штате должны быть квалифицированные методисты, способные помочь в разработке необходимых учебных материалов. В качестве примера она указывает на одного из региональных партнеров, который принял в свой штат нескольких учителей из школ, занятых разработкой методических материалов. Это как раз пример того, как сферы ИТ и образования могут эффективно взаимодействовать друг с другом. Увы, в условиях, когда многие компании стремятся сэкономить даже на необходимом персонале, такие случаи найма непрофильных для бизнеса специалистов крайне редки.

На самом высшем уровне

Сетовать на нерешительность и нерасторопность официальных органов образования — давняя отечественная традиция. Однако для бизнеса, непосредственно занятого в этой сфере, пустые воздыхания неприемлемы. Дорогу, убеждена Елена Безрукова, осилит идущий; именно с таких позиций необходимо строить свою работу ИТ-компаниям на рынке образования. В частности, в России давно назрела необходимость создания специального комитета или сообщества по информационному и аудиовизуальному проектному обеспечению вузов.

Диалог с официальными структурами может быть невероятно эффективным при условии проведения ряда реформ, необходимых отрасли образования. Можно надеяться, что определенные шаги в этом направлении сделает новый министр образования. Положительную динамику в этом отношении наблюдает, в частности, Евгений Джаксимов. А Михаил Вакуленко отмечает, что зачастую производители и представители образования совместно разрабатывают решения с последующим их внедрением в учебный процесс.

Как полагает Елена Ерохина, пока нельзя говорить о высокой эффективности взаимодействия бизнеса и официальных структур на рассматриваемом поле. Но радует то, что существуют площадки, где к этому диалогу стремятся, в частности центры повышения квалификации и переподготовки преподавателей. Особого упоминания заслуживают инициативы двух крупнейших глобальных игроков ИТ-рынка — Intel и Microsoft. У Intel имеется отдельный портал — “Образовательная галактика Intel”, посвященный исключительно сфере образования; действует программа “Обучение для будущего”.

У Microsoft работает программа “Партнерство в образовании” для образовательных учреждений любого уровня, от школ до вузов, направленная как на формирование у педагогов общего представления о возможностях ИКТ, так и на решение конкретных задач с помощью изученных инструментов. Более того, ряд своих программных продуктов Microsoft предоставляет образовательным учреждениям совершенно бесплатно. Нельзя также не отметить работу на данном поприще Комитета по образованию Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ). Комитет плотно и планомерно работает с Министерством образования и науки РФ и с соответствующим комитетом Госдумы, участвует в создании законопроектов в области образования, выступает с поддержкой преподавателей ИТ-дисциплин в учебных заведениях, на постоянной основе организует мероприятия по ИТ в образовании.

По мнению Андрея Таскаева, диалог между ИТ-индустрией и органами образования весьма эффективен, но этих двух сторон недостаточно. Требуется третья сторона, которая разрабатывала бы решения, помогающие учителям и преподавателям скорейшим образом внедрять технику в учебный процесс. Здесь открыт рынок для наших разработчиков, программистов, методистов, авторов электронных учебников и интерактивных уроков. Впрочем, в отсутствие централизованного государственного заказа на такие решения дело пока что не слишком спорится.

К сожалению, разрыв между Россией и ведущими мировыми державами в плане внедрения высоких технологий в образование поистине колоссален. Наши бюджетные учебные заведения, коих по всей стране большинство, пока не в состоянии оснастить учебные классы в соответствии с мировыми трендами, в этом убеждён Михаил Вакуленко. Можно, впрочем, с удовлетворением отметить, что в последние годы повышению уровня технологической оснащенности школ и вузов уделяется большое внимание как на федеральном, так и на региональном уровне.

В ведущих мировых странах вопрос оснащения ИТ сферы образования, как указывает Андрей Таскаев, решен давно. В настоящий момент можно говорить о замене выходящего из строя или морально устаревающего оборудования и внедрении самых передовых решений. В России же пока идёт только первичное оснащение, и без помощи государства сделать это в обозримом будущем вряд ли возможно. Надо сказать, что и в европейских странах оснащение сферы образования производится именно за счет государственных программ.

Евгений Джаксимов отмечает, что в последние годы темп роста внедрения ИТ в образование в России, пожалуй, один из самых высоких в мире. Кроме того, у нас представлены такие решения для образования, аналоги которым трудно найти в других ведущих странах. Елена Ерохина надеется, что разрыв между нашей страной и ведущими мировыми державами в этой области может серьезно сократиться уже к следующему году при условии, что правительственная программа развития образования будет реализована в срок и полностью профинансирована.

По мнению же Елены Безруковой, некоторые решения российского рынка AV-интеграции не уступают европейским и даже превосходят их по некоторым параметрам. Конечно, пока настолько высокий уровень оснащения в нашей стране могут позволить себе только ведущие учебные заведения, получившие гранты на развитие или имеющие статус научно-исследовательского, федерального либо отраслевого учреждения. Те же вузы, у которых нет финансовых возможностей, до сих пор имеют низкий уровень информатизации, и поддержка со стороны государства им однозначно необходима.

Версия для печати (без изображений)