Продолжается процесс зачистки российской банковской системы. Лицензии отзываются практически еженедельно. Прошло время, когда это было новостью. Сейчас это будни банковского сектора, новостью становится только закрытие банка из первой сотни, ведущее к серьезному потрясению рынка.

Я помню времена, когда банков в стране было больше двух тысяч. На момент написания статьи их осталось 767. 55 банков лишились лицензии только в этом году. И никто не сомневается, что процесс закрытия банков продолжится.

Многих интересует вопрос, что будет с их деньгами в ликвидированных банках? Попробуем разобраться в этом процессе, взглянув на него со стороны ИТ.

Что такое современный банк

Сейчас уже трудно установить, кто первый сформулировал — «Банк — это ИТ компания с банковской лицензией». Но сказано хорошо. Современный банк — это не хранилище, в котором лежат золотые слитки и мешки с деньгами. Хранилище, конечно, осталось, но количество наличности там минимально — только чтобы выдать клиентам заранее заказанную сумму, преимущественно на зарплату. Ваши деньги — это банковская АБС, точнее базы данных, в которых записано кто, кому и сколько должен.

Лишнее тому подтверждение — Федеральный закон «О банках и банковской деятельности», который в 2012 г. был дополнен статьей 40.1 «Обеспечение хранения информации о деятельности кредитной организации», согласно которой в целях хранения информации об имуществе, обязательствах кредитной организации и их движении кредитная организация обязана отражать все осуществленные операции и иные сделки в базах данных на электронных носителях.

На закон отреагировал и ЦБ РФ, положением № 397-П установивший порядок создания, ведения и хранения баз данных на электронных носителях, содержащих информацию об имуществе, обязательствах кредитной организации и их движении, а также порядок создания резервных копий баз данных на электронных носителях, которые будут передаваться в Банк России в случае отзыва лицензии банка.

Соответственно и ликвидация банка — ИТ-проблема, включающая решение вопросов передачи баз данных ликвидируемого банка и их дальнейшего ведения.

Проблемы резервных копий

Тот, кто переходил в банке с одной АБС на другую, понимает, насколько это сложная задача. По хорошему процесс занимает не меньше года. Как проходит передача данных в случае отзыва лицензии банка — не очень понятно.

Согласно Положению № 397-П Банк России требует резервную копию баз данных. Ее и передают Агентству страхования вкладов (АСВ) в случае отзыва лицензии банка. Но никто не требует проверки работоспособности переданного бэкапа. Требуется лишь паспорт резервной копии с описанием структуры баз данных, который должен включать и «информацию, необходимую для обеспечения возможности восстановления электронных баз данных из резервных копий электронных баз данных».

Попробуйте поднять неизвестную вам АБС из бэкапа без технического описания системы и поддержки со стороны ИТ-службы банка. Задача весьма не тривиальная.

По моему опыту работы в банке, у которого была отозвана лицензия, паспорт резервной копии при ликвидации банка никто не требовал. Да его и не было. На практике в течение моей работы в нескольких банках во время многочисленных проверок Центробанка выполнением Положения № 397-П и наличием резервных копий баз данных и документов, описывающих их восстановление, никто даже не интересовался.

Как реально решает эту проблему АСВ — выяснить не удалось. ИТ-специалисты, которых в АСВ оказалось на удивление мало, наотрез отказались от интервью, а пресс-служба на наш запрос не ответила.

Проблема взаимодействия с ИТ-персоналом банка

В день отзыва лицензии в банк приходит временная администрация из ЦБ РФ, которая принимает дела и готовит банк к передаче конкурсному управляющему (ликвидатору). Этот процесс занимает около двух месяцев, в течении которых временная администрация разбирается с активами и пассивами банка и гасит его задолженности перед бюджетом.

Цель временной администрации — максимальная экономия. Сотрудникам банка срезают все премии и совместительства и выдают бумагу об увольнении через два месяца. На работе оставляют самых необходимых, в число которых входят ИТ-специалисты, остальных отправляют в отпуск на две трети оставшегося оклада. Так как в банках нередко премия существенно превышает оклад, перспектива получения которого после отзыва лицензии тоже довольно туманна, то желания остаться у ИТ-специалистов не возникает и, как правило, они увольняются одними из первых. Тем более, что первый месяц после отзыва лицензии — лучшее время для трудоустройства. Другие банки, которым требуются ИТ-специалисты, активно интересуются действующими профессионалами, которых в этих условиях можно «прикупить» по дешевке.

Ситуация, когда специалисты АСВ приходят в банк, а там уже нет айтишников и никто не может помочь разобраться с системой, довольно типичная.

У оставшихся ИТ-специалистов банка легкой жизни не предвидится. Жесткая экономия — это когда замораживаются все расходы банка. Включая оплату каналов связи и доступа в Интернет. При ликвидации банка, где я работал, доходило до абсурда. Чтобы хоть как-то передавать письма в ЦБ РФ, мне пришлось найти старую плату с адаптером Wi-Fi, вставить ее в компьютер и подключиться к Интернету через открытый Wi-Fi расположенного в том же здании офиса коммерческой компании. Но для временной администрации и АСВ — это лучший вариант. Хотя бы есть люди, которые могут выгрузить нужную информацию в требуемом формате и обеспечить минимальную работоспособность АБС.

Самое позднее через два месяца серверная полностью выключается, демонтируется и отправляется на склад. После этого вероятность ее успешного восстановления становится близкой к нулю. Что еще больше снижает возможности восстановления АБС банка с целью проведения расследований и поиска информации о ваших деньгах.

Где деньги, Зин?

Бог с ними, с базами данных. Можно обойтись и без сложных расследований, которые теперь больше представляют интерес для правоохранительных органов. В конце концов, выписку по счету клиента может сделать любой операционист. Главное, чтобы АБС банка в этот момент еще работала. И скорее всего именно текстовый файл с такой выпиской и используется АСВ для выяснения, кому и сколько должен банк.

Остается вопрос поиска денег. Для этого временная администрация проводит инвентаризацию всех активов банка. Переписывает стулья и табуретки, делает инвентарные наклейки на принтеры и системные блоки, а главное — выясняет, кто брал кредиты в банке, и требует их погасить. Причем юридические лица должны сначала погасить задолженность перед банком, а потом уже на общих основаниях требовать свои деньги с расчетного счета.

Сообщение об отзыве лицензии банка является новостью только для вкладчиков. И то не для всех. Руководство банка обычно знает о предстоящем отзыве минимум за несколько дней. Есть время вывести хоть часть активов дружественных фирм и просто «слить» оставшиеся деньги. Так что у временной администрации непростые задачи.

Скажем, есть кредит банка на несколько десятков миллионов рублей. Есть договор с юридическим адресом клиента. Временная администрация посылает по этому адресу сотрудника с предписанием немедленно вернуть деньги.

— Вы в компанию «Рога и копыта»? Проходите. Вам на третий этаж. Обратитесь к секретарше, — говорит охранник на входе.

— Вы в компанию «Рога и копыта»? По какому вопросу? Возврат кредита банку в связи с отзывом лицензии!? Подождите немного.

Девушка скрывается в помещении и возвращается через некоторое время:

— Здесь такой компании нет и никогда не было.

Это типичная ситуация со многими заемщиками. Особенно, когда кредит выдавался фирмам-однодневкам. Проще говоря, деньги сливались.

С ИТ-оборудованием тоже все не просто. Оно стоило огромные деньги, когда покупалось. Оно и сейчас стоит очень много по балансу. Оно имеет огромную ценность для работающего банка. Но попробуйте продать бывшее в употреблении компьютерное оборудование на рынке. Даже новые, нераспечатанные маршрутизаторы Cisco неизвестного происхождения и без поддержки идут на вторичном рынке процентов по десять от номинала. И кто возьмет ваши блейд-серверы и СХД после трехлетней эксплуатации? У АСВ склады забиты серверами ликвидированных банков. Никому они больше не нужны.

Какие-то активы удастся вернуть. Какие-то автомобили и табуретки продать. Точно можно будет получить деньги из фонда обязательного резервирования. Но все долги банк в принципе вернуть не может. И не факт, что он сможет рассчитаться даже с должниками второй очереди, в которую входят сотрудники банка, желающие получить задолженность по зарплате.

Скажу сразу, что физическим лицам, имеющим вклад меньше 1,4 млн. руб., бояться нечего. Застрахованную сумму возвращают, пусть не всегда быстро. Во всяком случае, пока.

А вот если вклад превысил застрахованную сумму — начинаются проблемы. Вы уже не находитесь в первой очереди и все деньги вам вряд ли вернут.

Что делать?

Попробуем ответить на вечный вопрос: «Что делать?». Как минимизировать риски финансовых потерь, связанные с возможной ликвидацией банка?

С физическими лицами сейчас пока более-менее ясно. Не надо держать вклады в банке на сумму больше, чем страхует государство. Положите лишние деньги в другой банк. Диверсификация средств — это всегда хорошо.

С юридическими лицами сложнее. Нужно оценивать риски сотрудничества с тем или иным банком, следить за его состоянием. Бизнес — это всегда оценка рисков. Так что тут ничего нового. Для крупного бизнеса лучше иметь свой банк. «Чтобы выиграть в казино, надо иметь свое казино» — этот принцип справедлив и для банков. А купить сейчас в России банк — не проблема. Были бы деньги.

А вот что делать государству? Самое простое — увеличивать контроль за банками. Этим Банк России занимается постоянно. Количество отчетности непрерывно растет. Не удивит, если Банк России захочет контролировать базы данных всех банков в режиме онлайн. Думаю, он бы давно это сделал, если бы смог, прежде всего технически.

Но это из недалекого будущего. Что касается сегодняшнего дня в плане ликвидируемых банков, то нужно минимизировать время, которое можно использовать для корректировки баз данных после отзыва лицензии.

Нельзя сказать, что государство ничего не делает. Пример — указание от 7 августа 2015 г. № 3753-У, согласно которому Центробанк будет принимать решения об истребовании баз данных о клиентах у банков-кандидатов на отзыв лицензии в течение двух дней с момента возникновения оснований для отзыва лицензии. Ранее этот срок не был регламентирован, что создавало широкое поле возможностей для злоупотреблений.

Срок, в течение которого банки должны прислать базу, остался прежним — три дня. Чтобы гарантировать хотя бы такую относительную оперативность, регулятор обязал банки держать серверы с данными клиентов в России. Что вполне логично, учитывая вступающую в сентябре в силу новую редакцию закона «О персональных данных».

Другой момент — обеспечение возможности реального восстановления регулятором баз данных банков на своих вычислительных мощностях для проведения расследований по спорным ситуациям.

Возможность копания в их грязном белье не очень нравится банкам. Пожары, уничтожающие архив бухгалтерии накануне проверки Центробанка... Наводнения, когда открытый на чердаке рабочим кран заливает комнату серверной с невозможностью дальнейшего восстановления данных... Каких только случайностей не происходило в нашей банковской системе.

Бывают и организационные «ошибки». Так, по сообщению СКР, когда у Межпромбанка отозвали лицензию, то выяснилось, что информации на электронных носителях просто нет. Сотрудники по указанию руководства занимались уничтожением баз данных каждые три месяца.

Временная администрация не нашла электронной базы и в банке «Холдинг-Кредит». В кредитной организации объяснили, что за день до отзыва лицензии двое таджиков-рабочих зачем-то понесли сервер с одного этажа на другой, неожиданно его уронили и разбили вдребезги. Оперативники быстро установили, что разбившийся сервер был муляжом. Но это не решило текущих проблем временной администрации.

На Западе популярна услуга депонирования софта. Когда компания заказывает программное обеспечение, но хочет иметь гарантии получения исходного кода на случай, если разработчик разорится и уйдет с рынка. Тогда разработчик передает в залог исходники посреднику, при этом после трансляции и компиляции проверяется работоспособность переданного кода.

Логичным было бы требование Центробанка к банкам не только хранить резервные копии баз данных и передавать их в случае ликвидации, но и контролировать их работоспособность. Например, по паспорту резервной копии и инструкциям банка по восстановлению периодически самим поднимать виртуальные машины с требуемой конфигурацией, например в облаке, разворачивать базы данных банков и делать по ним выписки.

Причем для проблемных банков запрашивать резервные копии чаще. Можно и каждый день. Это не сильно загрузит их ИТ-службы. Ведь все равно в банке ведется ежедневное резервное копирование.

Да, останется проблема «трех дней», требуемых для передачи резервной копии, но хотя бы основной массив информации у Центробанка будет. И будет возможность проведения расследований, например появления в день отзыва лицензий подозрительных операций по дроблению вкладов или переводу денег фирмам-однодневкам. И будет больше денег, которые можно вернуть клиентам.

Автор статьи — к. т. н., опыт работы в банках 20 лет.


Версия для печати