В недалеком будущем российские абоненты, точно так же как и пользователи телекоммуникационных сетей в десятках других стран, смогут менять операторов связи, сохраняя телефонный номер. Детали этого процесса изучались на состоявшемся недавно заседании научно-технического совета (НТС) Министерства связи и массовых коммуникаций РФ (www.pcweek.ru/themes/detail.php?ID=120846).

Собственно вопрос о внедрении принципа переносимости телефонного номера (number portability, NP) не является новым: в мировой практике накоплен в этом плане уже десятилетний опыт, да и у нас он начал изучаться еще пять лет назад. В 2005 г. считалось, что внедрение NP на отечественных сетях начнется уже в 2006-м, но потом вдруг объявили, что его реализация возможна лишь тогда, когда все АТС в стране станут цифровыми, т. е. никак не раньше 2012 г. А потому о нем на несколько лет напрочь забыли.

И никого тогда не смутило, что предлог был явно надуманным, что внедрение NP на фиксированных и мобильных сетях может проводиться независимо и никаких серьезных технических препятствий для реализации данного принципа для мобильных сетей (Mobile Number Portability, MNP) и не существовало.

А вообще, в настоящее время наряду с MNP выделяют целый ряд других видов NP, таких как негеографическая переносимость номера (Non-Geographic Number Portability, NGNP), географическая (Geographic Number Portability, GNP), локальная (Local Number Portability, LNP), переносимость номеров сервис-провайдеров (Service Provider Number Portability, SPNP) и переносимость услуг (Service Portability). И то, что легко реализуется на фиксированных сетях в рамках LNP, потребует более сложных подходов на межрегиональном уровне в GNP.

Ради свободы абонента

Философия NP сводится к праву абонента свободно выбирать поставщика услуг. Современное общество стало более мобильным, а сами телекоммуникации являются важнейшим фактором и производственных процессов, и повседневной жизни. Контактный номер абонента используется во все большем круге вопросов бизнеса и быта, а вынужденная смена этого номера при перемене места жительства наносит моральный и реальный материальный ущерб гражданам.

Для избежания этих потерь люди нередко ограничивают себя в свободе места жительства, а в этом есть нарушение прав человека. Но даже и без смены места жительства граждане хотят иметь право выбора и смены любого поставщика услуг связи по своему усмотрению с сохранением своего контактного номера.

Впервые услуга переносимости мобильного номера была введена в Сингапуре в апреле 1997 г. В Европе пионерами в этой области стали Великобритания и Голландия. После принятия в 2002 г. Европарламентом директивы № 22 “О всемирных услугах”, в ЕС с 2003 г. сохранность номера за абонентом была закреплена законом. В 2005 г. Евросоюз в судебном порядке даже обязал 11 своих новых членов реализовать услуги MNP. В настоящее время эта услуга в том или ином виде реализована практически во всех странах ЕС, но действует только в рамках каждой отдельно взятой страны. Есть и другое ограничение: требование к NP не применяется к переносу номеров между сетями фиксированной и мобильной связи.

И все же услуга NP получила распространение более чем в 50 странах мира, в том числе в большинстве стран с высоким уровнем дохода населения. Ею воспользовались уже сотни миллионов абонентов. В России же пока она внедрена быть не может в силу целого ряда причин, лежащих в юридической, организационной и технической областях.

Первая из них связана с отсутствием какой бы то ни было нормативной и правовой базы: услуга не предусмотрена ни в Законе о связи, ни в правилах оказания услуг местной, внутризоновой, междугородной и международной связи, ни в российской системе нумерации.

В мире уже сложилось несколько схем организации услуги переносимости номера. Среди них — “запрос всех вызовов” (All Call Query, ACQ), “запрос освобождения” (Query of Release, QoR) и “направленная маршрутизация” (Onward Routing, OR), каждая из которых имеет свои достоинства и недостатки. OR и QoR сравнительно просты и дешевы в реализации, но применимы лишь при малом количестве мигрирующих абонентов. При этом они требует создания локальных баз данных перенесенных номеров Internal NPDB (Number Portability Database).

ACQ — самое дорогое и технически сложное решение, при реализации которого рост сигнального трафика потребует значительного расширения сигнальной и транспортной сетей. Оно также предполагает установку специально созданной централизованной базы данных перенесенных номеров большой емкости (Centralized Number Portability Database, CPDB). CPDB может быть организована силами отдельного оператора либо реализована как распределенная БД с сегментами у различных операторов.

В разных странах нашли применение разные схемы организации NP: в Австрии, Австралии и Италии — OR, в Швейцарии — QoR, в США, Германии, Финляндии и Бельгии — ACQ. В некоторых странах одновременно используют несколько систем NP. Например, в Швеции ACQ применяется для операторов, имеющих интеллектуальные сети (IN), а OR ориентирована на операторов без IN. В Норвегии OR-система “заточена” на обслуживание местных вызовов, а ACQ — для междугородных.

Технически при выборе любой схемы организации NP потребуются внедрение новых системных решений, закупка оборудования и доработка существующего функционала. В рамках сетей следующего поколения (Next Generation Networks, NGN) в программных коммутаторах SoftSwitch возможность использования услуги NP предусмотрена техническими условиями (ТУ).

В цифровых сетях связи с временным разделением каналов на основе TDM-решений (Time Division Multiplexing) для эффективного внедрения услуги NP обязательно должна быть платформа IN. Поскольку данная платформа существует далеко не везде, то переход к ней потребует немалых инвестиций. По подсчетам Минсвязи Татарстана, стоимость дооборудования таким узлом SSP одной опорно-транзитной АТС составляет 45 тыс. евро, а сама платформа IN обходится в 300 тыс. евро. Поэтому общие расходы только по переходу TDM-сети республики, имеющей 100%-ный уровень цифровизации, к IN составят 3,1 млн. евро.

Значительно большие расходы предстоят предприятиям “Связьинвеста”. У них еще значительная часть сети остается аналоговой — по данным, обнародованным на расширенном заседании коллегии Минкомсвязи в мае нынешнего года (www.pcweek.ru/themes/detail.php?ID=119103), цифровизация местной телефонной сети в 2008 г. в среднем по стране составила 76,3%. И им, прежде чем заняться вопросами переноса номеров абонентов, предстоит сделать большой шаг вперед и реконструировать давно устаревшие сети, перейдя либо к TDM-решениям, либо к NGN. Здесь уже требуются инвестиции в модернизацию инфраструктуры в миллиарды долларов, причем затраты на NP могут быть учтены в ТУ на оборудование и на общем фоне окажутся сравнительно небольшими.

Мобильные операторы против

Как ни странно, но операторы сотовой связи, имеющие самые технически совершенные сети, не очень-то рвутся внедрять переносимость номера. По их мнению, внедрение MNP для абонентов имеет не столько преимуществ, сколько неудобств и недостатков: период отключения клиентов от сети может составить несколько дней, придется заплатить немалую сумму за перенос номера, в дальнейшем неминуемо увеличится стоимость услуг связи и т. д.

Общий тезис таков: сегодня абоненты в большей степени хотят улучшения качества обслуживания и новых сервисов, а поэтому инвестиции в MNP не являются первоочередными. Да и вообще, сейчас это крайне несвоевременно — в кризис с инвестициями трудно, велики разного рода риски. И уж если и делать MNP, то позже. Тем более, что работы и расходы мобильным операторам предстоят немалые: потребуются расширение сигнальной сети, установка серверов MNP (по одному на каждый микрорегион), доработка VAS-платформ, установка CRM-системы и IN-платформы и т. д. Например, для компании “Мобильные ТелеСистемы”, по оценке ее вице-президента по коммерции Михаила Герчука, все это займет от 36 до 48 месяцев и обойдется в сумму 127 млн. долл., а для мобильной индустрии общая величина инвестиций составит 400 млн. долл. По данным МТС, ожидаемый отток абонентов будет в районе 2%. Так стоит ли вбухивать сотни миллионов долларов в программу, которой воспользуется лишь незначительное количество клиентов?

Правда, опыт показывает, что в разных странах MNP-миграция абонентов различна: если на Тайване она меньше полутора процентов, то в Гонконге достигала 32,6%, а затем стабилизировалась на уровне 14,2%. “Не секрет, что мобильные компании научились запугивать нас разными страшилками”, — пожурил сотовиков Наум Мардер, заместитель министра связи и массовых коммуникаций. Действительно, операторы “большой тройки” явно сгущают краски. На такие работы нужно совсем не четыре года, а в несколько раз меньше. Да и размер инвестиций в проект тоже существенно завышен. По мнению одного из участников НТС, расходы на внедрение MNP вполне сопоставимы с бюджетом провайдеров на маркетинг и рекламу.

Тем более, что ныне накоплен большой международный опыт внедрения и РФ может им воспользоваться. Уже есть фирмы, которые готовы решить весь комплекс вопросов MNP чуть ли не “под ключ”. Например, фирма Telcordia, по словам Александра Гоцуляка, руководителя проекта по переносимости номеров от Инфокоммуникационного союза, участвовала в реализации подобных решений более чем в 10 странах мира. И сегодня она готова перенести свое “ноу хау” на российские сети и сделать всё в самые короткие сроки.

При этом, по утверждению представителя Инфокоммуникационного союза, взрыва рынка не будет. В результате внедрения NP абоненты смогут реализовать свое право выбора оператора связи и для них упростится смена места жительства, а в целом в телекоммуникационной среде предполагается повышение конкуренции и снижение стоимости услуг. “Плата за перенос номера не столь велика и коррелирована с величиной среднего уровня доходов населения, — отметил г-н Гоцуляк. — Она варьируется от 2,5 евро в Болгарии до 30 евро в Германии”. А в ряде стран, таких как Финляндия, Бразилия и Австралия, услуга переноса номера и вовсе бесплатна для абонентов.

Что же все-таки будет сделано?

“Услуге переносимости номера абонента в России быть! — уверенно говорит Наум Мардер. — Было бы странно, если бы Россия пошла здесь своим путем”.

Правда, планы по NP пока неконкретные. Скорее всего, в ближайшее время будет создано по крайней мере две опытные зоны, одна из которых будет в Татарстане. Республиканское министерство связи выступило с инициативой о внедрении на их территории услуги NP. Но, по мнению Мардера, пилотный проект должен быть более масштабным, нужно подобрать еще один регион, где уровень цифровизации сети пониже, чем в Татарии, а население побольше, да и размеры субъекта федерации чтобы были покрупнее.

Может быть, пока в процессе внедрения NP есть смысл разделить фиксированную и подвижную связь, они по своей идеологии совершенно разные. Для одной нужна централизованная база данных, а другая должна быть ориентирована на решение вопросов в географической зоне нумерации. С другой стороны, надо смотреть вперед, а не догонять события. В конечном счете, пользователю будет удобно иметь единый номер.

Возможно, стоит связать этот проект с решением вопросов по “Системе 112”, с проблемой конвергенции сетей связи. Надо своевременно подумать о централизованной базе данных, в ее рамках можно решить вопрос и об украденных телефонах. Нужно сразу в одном месте решать несколько насущных вопросов: подумать не только о цифровизации сетей, но и о переносе номера одновременно.

“Переносу номеров и в мобильных, и в фиксированных сетях быть! — считает Наум Мардер. — Нравится кому-то или нет, мы всё равно к этому придем”.

Версия для печати (без изображений)