Операторы мобильной связи в России, создавая сети третьего поколения, вплотную подошли к решению принципиальной ситуации с моделью предоставления контента в своих сетях связи. Инвестиции в сети “мобильной беспроводки” значительны и давно заложены в утвержденных бизнес-планах, а сети третьего поколения в крупных российских городах активно строятся и запускаются в коммерческую эксплуатацию. Однако превращаться в интернет-провайдеров в чистом виде компаниям бы не хотелось. Опыт “Скай Линка” и особенно “Скартела” показывает, что при слепой гонке за индексом инноваций, оператор очень рискует превратиться просто в “трубу” для пропуска трафика. Как только у пользователей появляется скоростной канал для доступа в Сеть, в него начинают “заливать” пиринговые сети, VoIP-сервисы, огромные файлы видеофильмов в HD-качестве, сетевые игры и т. д. Фактически с построенной сети доступа “деньги начинают получать компании, которые ничего не инвестировали в создание подобной инфраструктуры” — так в свое время мне охарактеризовали это явление представители одного крупного оператора связи.

Интересный факт — на рынке мобильной связи происходит модификация системы получения доходов. Выручка того же Google в несколько раз меньше, чем у крупного гиганта AT&T, но капитализация — гораздо больше. Почему такой парадокс возможен? Дело в том, что игроки рынка уверены: в будущем основную часть дохода будут получать именно поставщики услуг, а не компании, организующие доступ к ним. Возможно, как раз поэтому фокус инвестиций провайдеров связи (в том числе и российской “большой тройки”) начал постепенно смещаться к построению управляемых сетей и внедрению масштабируемых и открытых платформ для услуг сторонних компаний.

В связи с этим мне в качестве примера вспоминается социальная медиаплатформа Vodafone 360, интегрирующая, в самом простом варианте, телефонную книгу пользователя с социальными сетями, чатом и электронной почтой, облегчающая доступ пользователю в магазин приложений. Сервисов много, они от разных поставщиков, но подключаются только через контент-платформу оператора связи. А те, кто не хочет этого делать, в операторскую сеть не допускаются. Надо сказать, что это вполне внятная схема, при которой все услуги от сторонних поставщиков будут проходить через оператора связи прямо на кастомизированные устройства, распространяемые не от лица стороннего вендора, а исключительно от лица самого провайдера услуг.

В этом плане наиболее интересный вариант развития, в том числе и на российском рынке, — партнерство операторов связи в рамках виртуального сервис-провайдинга. По сути, предоставление конечных услуг клиенту организуется за счет привлечения базовым оператором сторонних компаний, каждая из которых специализируется в своей работе на определенном направлении: предоставлении услуг, разработке ПО, оптимизации бизнес-приложений и т. д. Причем такие компании никто не ограничивает — они могут работать со всеми операторами связи, представленными на рынке. Плюсы подобной ситуации в том, что базовому оператору больше нет необходимости разрабатывать, реализовывать и продвигать на рынок те элементы информационных или бизнес-услуг, в которых он не является экспертом, что снижает его расходы по этим направлениям деятельности. А партнеры получают доступ к инфраструктуре оператора и могут предлагать свои сервисы гораздо большему числу потребителей, чем в каком-либо другом случае. Достаточно занятный пример из мировой практики — Swisscom, у которой есть целый ряд партнеров. Популярная услуга IPTV, скажем, предоставляется в Швейцарии для пользователя полностью бесплатно, за счет работы компании по рекламной модели. Базовый оператор в данном случае с минимальными усилиями увеличивает число сервисов для своих пользователей, но получает определенные отчисления от контент-провайдера.

Нечто подобное существует сейчас на рынке VAS, когда контент поставляют сторонние разработчики, а оператор только “обеспечивает транспорт”, формально минимизируя свои репутационные риски. Но это только прообраз будущего рынка — ключевые услуги оператор все-таки будет предоставлять “чужими руками”, но от своего лица. В обязательном порядке с сервисами повториться ситуация терминального рынка — не будет, к примеру, торговой марки Skype, а будет просто услуга дешевых дальних звонков. И без всякого акцента на компании-разработчике и используемой технологии: это абоненту интересно в самую последнюю очередь.

Причем все подобные сервисы будут тарифицироваться не как трафик, а как услуга: цена может быть гораздо меньше, чем помегабайтная оплата за передачу данных — дело, скорее, в принципе тарификации. Такой подход уже практикуется с видеозвонками, которые оплачиваются поминутно, а не по потребленному объему данных. И эта практика будет расширяться. По сути, провайдеры связи выстраивают некоторую “стену безопасности” вокруг инвестиций в свои сети доступа. Магазины приложений для смартфонов (кстати, “большая тройка” выпустит кастомизированные устройства этого типа до конца 2010 г.) из той же серии — во всех подобных “электронных торговых моллах” можно найти только то ПО, которое базируется на различных технологиях передачи данных исключительно таким образом, который выгоден оператору связи.

Подобная концепция взаимодействия, конечно, родилась далеко не сегодня и уж явно предназначена не только для российского рынка — скорее, в настоящее время приходит осознание того, что во взаимодействии безинфраструктурных операторов типа Google, в какой-то степени MSN и инфраструктурных операторов национального масштаба, тех же AT&T, BT, Orange, Deutsche Telekom, войны быть не должно. Тем же операторам “большой тройки”, что только начинают работать с новыми скоростными сетями третьего поколения, имеет смысл “ставить” на взаимодействие, кооперацию, где каждый получает доступ к тем технологиям и услугам, которых ему не хватает. По разумным расценкам, конечно.

Версия для печати