В феврале Государственная комиссия по радиочастотам (ГКРЧ) обсудила вопросы выделения радиочастот для внедрения перспективных технологий. На заседании была сформулирована задача создания в нынешнем году четырех опытных зон мобильного широкополосного доступа (ШПД) на основе стандарта LTE (Long Term Evolution). Для тестирования ШПД данного формата планируется использовать диапазоны радиочастот 700—900, 1800—2100 и 2500—2700 МГц.

LTE относится к технологиям мобильной связи четвертого поколения (4G). О желании строить сети 4G LTE в России сейчас говорят по меньшей мере пять-шесть компаний, в числе которых операторы “большой тройки”, “Связьинвест”, Tele2, а также поволжский СМАРТС. Хватит ли дефицитных частотных ресурсов для всех претендентов? До окончания тестовых испытаний однозначно ответить на этот вопрос довольно сложно, но вероятность положительного решения все же существует.

Важное преимущество 4G LTE перед системами связи второго и третьего поколений состоит в том, что этот стандарт можно внедрять практически по всей ширине спектра — от 700 до 2700 МГц. Вместе с тем, по мнению экспертов, полноценную общероссийскую LTE-сеть можно построить, только располагая частотами в двух поддиапазонах — как в нижней части спектра (700—900 МГц), так и в верхней (выше 1800 МГц). Радиоволны в низкочастотной части распространяются на большее расстояние от передающих устройств, благодаря чему для равномерного покрытия больших территорий требуется меньшее число базовых станций, ресурсы же высокочастотного участка позволяют обеспечить требуемую емкость сети в городах.

Пока же в связи с нехваткой частот Минкомсвязи и Минобороны предложили в качестве первых шагов для развития 4G LTE выбрать полосы 790—862 и 2500—2690 МГц, для которых в ближайшие месяцы будет проведен технический аудит, составлен план работ по их расчистке и определена схема финансирования конверсии частот. Причем полоса частот 790—862 МГц для Района 1 (Европа) по Регламенту радиосвязи отведена под вещательную службу (телевидение) и уже высвобождается в странах ЕС по мере внедрения цифрового ТВ.

К сожалению, в национальной таблице распределения частот РФ на этом участке спектра помимо операторов ТВ-вещания закреплены и некоторые другие пользователи, например воздушно-радионавигационная служба. Поэтому для получения частот “цифрового дивиденда” в РФ даже после 2015 г., когда по плану должен быть осуществлен переход к цифровому телерадиовещанию в нашей стране, потребуются дополнительные усилия и довольно значительные финансовые ресурсы. По предварительным оценкам, речь идет о сумме порядка 2 млрд. долл., которую, скорее всего, будут вынуждены выложить операторы связи. Что касается диапазона частот выше 1,8 ГГц, то и там ситуация ничуть не лучше, чем с полосой “цифрового дивиденда”.

Вопрос в том, как эти ресурсы будут распределяться между претендентами и какое количество LTE-операторов появится на отечественном телекоммуникационном рынке. Сегодня уже вряд ли возможен тот подход, который был выбран при распределении лицензий и частот на сети 3G. Наряду с заявками “большой тройки” как минимум придется учитывать интересы будущего “национального чемпиона”, который формируется на базе ”Ростелекома”, а также российской дочки шведской Tele2 (ее материнская компания уже имеет опыт внедрения 4G в Швеции).

Возможно ли всё это технически? Пожалуй, да. Во всяком случае, такого рода проекты конверсии спектра в диапазоне 790—862 МГц для последующего использования его в сетях 4G LTE существуют, и один из них в конце прошлого года был изложен в письме Ассоциации региональных операторов связи (АРОС) заместителю министра Минкомсвязи Науму Мардеру.

Дефицитнейший “дальнобойный” диапазон 800 МГц АРОС предлагала использовать исключительно для покрытия больших территорий с малой плотностью трафика и выдавать небольшими порциями, которых для этих целей хватит значительному числу компаний. Большая емкость сети в городах должна обеспечиваться за счет использования диапазонов выше 1700 МГц. “Большая тройка” уже имеет в этих диапазонах полосы 2х15 МГц для своих сетей GSM-1800 и 2х15 + 5 МГц для UMTS, т. е. у каждого из федеральных операторов имеется в запасе по 65 МГц для будущей миграции на LTE, которую можно будет проводить постепенно.

Технология же LTE, говорится в документе, позволяет использовать полосы шириной всего по 1,25 МГц. Однако одна такая полоса не представляет самостоятельного коммерческого интереса, поэтому в конкурсный лот должны входить несколько соседних полос. Из двух возможных режимов использования спектра технологией LТЕ (FDD с разнесенными по диапазону полосами приема/передачи “вверх/вниз” и TDD с общей полосой приема/передачи) в данном случае следует выбрать FDD (поскольку TDD разрабатывался прежде всего для городов с их специфическими помехами от зданий).

Из полос по 1,25 МГц можно собрать более широкие полосы 5,0; 6,25 и 7,5 МГц, представляющие коммерческий интерес. При этом лотами будут являться FDD-пары таких полос, т. е. объемы лотов будут: 2х5,0 = 10 МГц, 2х6,25 = 12,5 МГц и 2х7,5 = 15 МГц. Таким образом, доступные 72 МГц из диапазона 790—862 МГц вполне могут быть разбиты с теми или иными допущениями на пять порций (лотов).

Отдельного решения требует вопрос о территории под лотами, ведь, строго говоря, лотом является пара полос для конкретной территории. Учитывая административно-территориальное деление РФ, пять пар полос частот можно разыгрывать как пять лотов сразу для всей территории РФ (так разыгрывались полосы 3G UMTS на конкурсах 2007 г.), как 35 лотов по семи федеральным округам РФ (таких конкурсов еще не было) или как 415 лотов по 83 субъектам федерации (так разыгрывались полосы на GSM-1800 на конкурсах 2007 г. и WiMAX-2300 на конкурсах 2010 г.).

Также возможна комбинация этих подходов: например, три полосы из пяти могут разыгрываться как федеральные, а две полосы — как окружные или региональные (и тогда региональные операторы смогут потратиться только на лоты в регионах своего присутствия). Результат — 169 лотов (3 пары “федеральных” полос и 2 пары “региональных”). То есть при такой узкой “нарезке” полос частот потенциально есть место не только для пяти, но и для большего числа провайдеров LTE. Это позволит использовать технологию 4G LTE и нынешним доминирующим операторам на рынке сотовой связи, и десяткам других компаний.

Конечно, можно возразить, что для того, чтобы технология 4G LTE смогла в полной мере продемонстрировать свои преимущества по скорости передачи данных перед 3G, необходима полоса частот не менее 20 МГц. Но это можно вполне реализовать в регионах с высокой плотностью населения на базе более емких высокочастотных диапазонов, ныне используемых для сетей 2G и 3G за счет рефарминга, т. е. перевода частотных ресурсов под другую технологию.

В каком-то смысле здесь показателен опыт Соединенных Штатов Америки. Там на аукционе 2008 г. по аналогичному диапазону в 108 МГц между 698 и 806 МГц (диапазон 806—862 МГц использовался для мобильной связи и раньше), имевшем, как и почти все американские торги, ярко выраженную региональную направленность, разыгрывалось 1644 лота (лицензии) с полосами 2х6 МГц для так называемых “экономических областей”, границы которых в общем случае не совпадали с границами штатов (имели меньшую площадь), и 12 лотов с полосами 2х11 МГц для 12 макрорегионов, шесть из которых расположены в континентальной части США (Восточное, Западное побережье, Великие озера и т. п.). Эти лоты достались почти сотне победителей, в число которых, конечно, входили и крупнейшие сотовые операторы страны. Возможно, американский опыт послужит примером для российских регуляторов телекоммуникационного рынка.

Версия для печати