На этот вопрос я не могу ответить с достаточной степенью уверенности. Какие бы ни видны были результаты сейчас, что-то окончательное можно будет констатировать только через пару лет. Но убежден в одном: это очень рискованный проект для Microsoft, и позитивный результат его отнюдь не очевиден.

Однако, хотя полной уверенности у меня нет, я все больше склоняюсь к варианту “это неудачная идея”, которая может серьезно отразиться на делах корпорации в целом. Если бы речь шла не о Microsoft (компании, которая на протяжении всей своей истории демонстрирует удивительное чутье рынка и реализует уникально успешную стратегию развития бизнеса), то я сказал бы (да собственно и говорил раньше — еще прошлым летом, когда идея Surface была только анонсирована), что это крайне рискованный шаг. Но авторитет Редмонда заставляет думать, что там знают, что делают…

Эта колонка написана по мотивам публикации Сергея Стельмаха “Планшеты Microsoft Surface завладели 82% рынка Windows RT-систем”. А точнее фразы, с которой статья начинается: “Спустя две недели с момента старта продаж планшета Surface RT глава Microsoft Стив Балмер назвал их “скромными”, что не помешало этому гаджету занять 82%-ную долю в сегменте устройств, работающих под управлением Windows RT”.

Фраза эта понимается мною так, что 82% свидетельствуют об успехе компании. На мой взгляд, дело обстоит ровным счетом наоборот: это свидетельство серьезных пробелов. Как говорится, “проблема заключает не в деньгах, а в их количестве”! Пусть даже планшет Microsoft займет 100% среди WRT-систем — какой от этого толк, если будет продано всего, скажем, 100 девайсов во всем мире?

Проблема состоит как раз том, что поставщики оборудования фактически проигнорировали появление Windows RT, и главной причиной тому — я не сомневаюсь — стало решение Microsoft поломать создававшуюся десятилетиями экосистему партнерских отношений. Никто не хочет соревноваться с главным поставщиком “на его поле”, отдав ему право “тропить тропу” в борьбе с могучими конкурентами (Apple, Google). И дело тут, конечно, не в Surface RT как таковых, а в перспективах новой настольной ОС Microsoft, где именно поддержка традиционных поставщиков оборудования во многом имеет решающее значение.

В пользу решения Microsoft о начале поставок собственных “девайсов” обычно приводится пример ее бизнеса Xbox: при его старте тоже было много скептических прогнозов, но ведь получилось же в результате! На этот тезис есть несколько возражений.

  1. Не стоит преувеличивать успех Xbox. Да, этот продукт — один из лидеров (но лишь “один из”) на рынке игровых приставок. И объем данного направления в общих отчетах подразделения Entertainment and Devices Division корпорации выглядит весьма внушительно в показателях доходов: 9,6 млрд. долл. за 2012-й финансовый год (окончился 30.06.12). Но в общей структуре бизнеса Microsoft это всего лишь 13%, что намного, в два и более раз уступает каждому из тройки “столпов” компании (настольные ОС, Office и серверы). И более того, как известно, целью бизнеса является не объем продаж как таковой, а получаемая прибыль. Так вот, 2012-й финансовый год аппаратное подразделение корпорации закончило с 384 млн. долл. операционной прибыли, что составляет всего 1,5% от общего показателя Micorosoft. Не очень приятным фактом является и то, что хотя объем продаж “железа” компании растет, прибыльность направления неизменно снижается (в 2011 году было 1,26 млрд. долл. операционной прибыли).
  2. Направление Xbox для Microsoft является все же боковым, не главным. Даже если завтра компания решить ликвидировать его, продать или отправить в автономное плавание, она останется той же Microsoft. Чего никак не скажешь о настольных ОС. Риски в случае “непредсказуемых” проектов в сфере операционных систем для корпорации на порядки выше.
  3. Бизнес персональных компьютеров принципиально отличается от игровых приставок. Да, средства для частных лиц все больше смещаются в сторону бытовой техники, но все же это — не бытовые приборы, для работы с которыми пользователю достаточно уметь манипулировать несколькими рычажками управления на лицевой панели.

Другой довод, который приводится в пользу варианта собственного бизнеса Surface, — примеры Apple и Google. Однако стоит ли Microsoft подражать им? Дело в том, это обе эти компании являют собой примеры реализации качественно иных бизнес-моделей, которые Microsoft может применить, только перестав быть “микрософтом”, с не очень большими перспективами достижения успеха после такого качественного преобразования.

Как известно, Apple с начала своей деятельности, еще на этапе стартапа, ориентировалась на реализацию модели “делаю всё сам”, “всё в одном от одного поставщика”. При всех достоинствах такого подхода и высоком качестве продуктов компания в 1980—1990-х откровенно проиграла битву на рынке персональных систем глобальной ИТ-коалиции под названием “IBM PC"(потом вместо IBM лидировать стала пара Wintel), построенной по модели глубокого разделения труда. При том, что у Apple были интересные разработки, выйти на корпоративный рынок она не смогла вовсе. Да, в начале нынешнего века ситуация на ИТ-рынке стала радикально меняться, во многом за счет опережающего роста направления частно-потребительского сегмента и мобильных средств, где эффективной является именно схема “всё в одном от одного поставщика”.

Но вот вопрос: насколько реально воспроизведение этой схемы кем бы то ни было, кроме Apple, а уж тем более в варианте Microsoft? Тут надо учесть еще и такую вещь: сила Редмонда во всех его начинаниях всегда заключалась именно в том, что выходя на новые рынки, компания не следовала принятым там традициям и нормам поведения, а навязывала собственные правила игры. Да, это не всегда приводило к успеху (что вполне понятно), но если компания добивалась успеха, то тем решительнее, чем жестче она продвигала собственные принципы. Не говоря уже о том, что любая сколь-нибудь крупная компания имеет минимальные шансы изменения выбранной ею при рождении основной стратегии своего развития, как показывает анализ истории бизнеса.

Что же касается примера Google с её Android, используемой многими производителями оборудования, и выпуском собственных устройств, то он также представляет для Microsoft довольно сомнительную ценность. Проблема тут опять же в качественных различиях бизнес-моделей двух компаний. Для начала нужно четко уяснить, что Google вообще-то не является ИТ-компанией, она зарабатывает продажами совсем не ИТ-продуктов и даже не ИТ-сервисов. Имея хороший и растущий доход от рекламного бизнеса, Google может позволить себе экспериментировать, имея в виду отдаленные перспективы, ничем особенно не рискуя.

А вот Microsoft есть что терять, и эксперименты с “дойной коровой” — дело крайне рискованное…

Версия для печати