Третья Международная конференция “Мобильные финансы 2013” (MobiFinance-2013), прошедшая недавно в Москве, продемонстрировала, что банки и сотовые операторы твердо намерены вместе решать проблемы, возникающие на пространстве развития мобильных платежей. Представители тех и других совместно трудятся в комитетах, разрабатывают документы, стремятся на уровне современных технологий разрешить коллизии, возникающие между отдельными положениями действующего законодательства и возможностью их реализовать на практике. Это не отменяет того, что на рынке розничных финансовых услуг банки и сотовые операторы давно уже стали по сути прямыми конкурентами.

Мобильные платежи как поле конкуренции

Российские сотовые операторы набрали за минувшие полтора десятилетия солидный вес — миллионы абонентов и разветвленную по всей стране инфраструктуру по обслуживанию. Таким образом они неожиданно превратились в реальную конкурентную угрозу для российских банков на рынке розничных платежей — причем не только для малых и средних банков, но, учитывая широкую географию бизнеса и размеры клиентской базы сотовых операторов, даже и для самых крупных.

Однако самым главным конкурентным преимуществом сотовых операторов, как оказалось, является не размер клиентской базы и обширная география инфраструктуры, а чисто технологический фактор. Время показало, что телекоммуникационные технологии в сочетании со все большим распространением разнообразных личных мобильных устройств на порядок более удобны для проведения некоторых финансовых операций чем традиционные банковские технологии, и совершаются они буквально в считанные секунды. Казалось бы, незачем противиться инновациям — пусть граждане выполняют небольшие операции по оплате товаров повседневного спроса при помощи удобных мобильных, которые всегда под рукой. Технических проблем на этом пути становится все меньше и меньше, ведь все больше моделей мобильных телефонов выпускается уже изначально оборудованными NFC-модулями. И прецедентов в мире уже достаточно, когда расчеты с помощью мобильных устройств попросту вытесняют банки на рынке розничных платежей, например в Африке, где трудно найти банковское отделение и банкомат и даже западные компании зачисляют зарплату своим сотрудникам на мобильные счета.

Однако, как быть в этой ситуации российским банкам? С их огромной инфраструктурой, налаженными бизнес-процессами и выстроенной системой регулирования под мудрым руководством ЦБ РФ. Банки во главе с Ассоциацией российских банков (АРБ) своим главным за последнее десятилетие лоббистом, вступили в конкурентную борьбу с телекоммуникационными конкурентами на законодательном поле под флагом обеспечения безопасности национальной платежной системы (НПС), сделав ставку на законодательное ограничение возможностей сотовых операторов заходить на “банковскую поляну”.

Безопасность НПС банками трактуется с трех позиций — с позиции устойчивости российской банковской системы в целом, для чего банки должны располагать ресурсами (которые уводят от них сотовые операторы), с точки зрения необходимости обеспечения контроля за финансовыми потоками граждан (особенно — наличными) и с позиции безопасности денежных средств самих граждан, поскольку регулятивные и контролирующие возможности государства в телекоммуникационной сфере пока значительно меньшие, чем в банковской области. Государство, тоже заинтересованное в максимальном фискальном контроле, вполне предсказуемо пошло навстречу банкам, приняв несколько соответствующих законов, в которых за банками закрепляется прерогатива на финансовом поле. Неудивительно, что некоторые юридические конструкции, порожденные благими намерениями, оказались не вполне жизнеспособны.

Технико-юридические проблемы

Андрей Емелин, президент некоммерческого партнерства “Национальный платежный совет” (НПС), открыл дискуссию по актуальным проблемам регулирования и перспективам развития мобильных финансовых услуг в России. Он затронул широкий круг юридических проблем, причины возникновения которых имеют различную природу. Одни связаны с недостаточной проработанностью положений действующего законодательства, регулирующего платежную сферу (например, ст. 9 “Порядок использования электронного средства платежа” Федерального закона № 161-ФЗ “О национальной платежной системе”), другие — с повышенной сложностью самой задачи (создание национальной системы фрод-мониторинга), третьи обусловлены низким уровнем информационной и финансовой грамотности потребителей финансовых услуг.

Андрей Емелин констатировал, что банки и операторы связи имеют общие интересы и проблемы, которые необходимо решать на законодательном уровне. В качестве первого примера он привел статью 9 закона № 161-ФЗ, действие которой отложено, как известно, до будущего года, но которая продолжает висеть над участниками рынка вроде дамоклова меча. Требование необходимости уведомления клиента о переводе денежных средств и получения ответа, которое содержится в данной статье, несет целый ряд юридически значимых рисков, связанных в том числе с возмещением суммы незаконного перевода, отметил президент НПС. Очевидно, что проблема качества связи при выполнении данного требования закона является едва ли не основной, подчеркнул он, и простое информирование клиента посредством SMS-рассылок полностью их не решает, поскольку их использование не позволяет гарантированно снять все юридические риски. Необходимо корректировать содержание статьи, опираясь “на технические и юридические реалии, а не на мечты”, уверен Андрей Емелин, признавая при этом сложность корректировки закона в этой части, поскольку статья 9 из разряда социально ориентированных, вызывавших внимательное отношение со стороны органов власти и на стадии обсуждения закона № 161-ФЗ, и на стадии его принятия. Сегодня, констатировал президент НПС, продолжаются интенсивные дискуссии вокруг содержания статьи и способов направления уведомления с тем, чтобы получить гарантированное подтверждение того, что, во-первых, уведомление о платеже получено клиентом, а во-вторых, у клиента имеется возможность оперативно отреагировать на уведомление для приостановления выполнения электронного платежа. В дискуссии принимают участие представители банковского сообщества, ведущих сотовых операторов, органов власти и Банка России.

В числе других важных направлений работы, обозначенных в докладе Андрея Емелина, была необходимость повышение информационной грамотности населения. Он напомнил, что существуют методические рекомендации АРБ по безопасной работе с дистанционным банкингом, предназначенные для банков и их клиентов — юридических лиц. На основании этого документа в настоящее время по согласованию с Банком России и обществом потребителей разрабатывается памятка для физических лиц по работе с электронными средствами платежа (в том числе при помощи мобильных), чтобы в максимально доступной форме донести до сознания потребителя финансовых услуг существующие проблемы информационной безопасности.

Создание промышленного образца системы фрод-мониторинга, которая будет работать с информацией о лицах, уличенных в мошенничестве со снятием денежных средств с чужих счетов или связанных с ними (так называемых дроперов), — еще одно актуальное направление работы банковского сообщества. Создание такой системы, по мнению Андрея Емелина, — это “массив задач”, включающий юридические, технические и финансовые аспекты. Дополнительную сложность несет в себе необходимость увязки проекта создания системы фрод-мониторинга с проектом создания Национального операционно-клирингового центра, о котором недавно заявил Банк России. Тем не менее в настоящее время в рамках неформального банковского клуба “Антидроп” уже создается техническое и юридическое описание будущей системы, а в финансовом плане готовы выступить инвесторами “ряд крупных компаний”, отметил президент НПС. Что касается правоохранительных органов и Банка России, то, по словам г-на Емелина, они оказывают максимальную поддержку данному проекту.

К теме антифрода, продолжил Андрей Емелин, тесно примыкает подготовка законопроекта о приостановке платежей — это механизм, который будет использовать информацию, аккумулируемую в системе фрод-мониторинга. В настоящее время ситуация такова, пояснил докладчик, что даже если банк располагает информацией о лице, получившем незаконный доступ к чужому счету, нет “никаких юридических конструкций”, которые позволяли бы банку эффективно и юридически чисто предотвратить совершение незаконной операции во взаимодействии с банком-получателем. Практика противодействия, констатировал Андрей Емелин, сегодня строится на двухстороннем взаимодействии банка — плательщика и банка — получателя платежа. В ряде случаев мошенничество предотвратить удается — тогда, когда банк “отдает приоритет интересам клиента, а не юридической чистоте” своих действий (речь идет в первую очередь о рисках передачи персональных данных, нарушения банковской тайны, пояснил докладчик).

Еще одно направление совершенствования банковского законодательства — ГИС ГМП. В соответствии с законом № 210-ФЗ “Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг” с 1 января текущего года банки обязаны направлять информацию о платежах в бюджет в ГИС ГМП (Государственная информационная система о государственных и муниципальных платежах), оператором которой является Федеральное казначейство РФ (ФК), а исполнителем технологической части — компания “Ростелеком”. Основные параметры функционирования системы за минувшие месяцы уже определились, отметил Андрей Емелин, но проблем еще много: по состоянию на сегодня лишь порядка 300 банков передают информацию о платежах в ГИС ГМП. В числе обсуждаемых тем в контексте исполнения требований закона № 210-ФЗ — отправка информации не банками, а платежными системами, которые в отдельных случаях получают информацию о платеже в пользу бюджета раньше банка.

Г-н Емелин оптимистично констатировал, что, несмотря на сложность проблем, на сегодня все министерства (Минкомсвязи, Минфин, Банк России) “настроены позитивно и работают динамично”. По всей видимости, заметим мы, данное обстоятельство можно считать залогом успешного разрешения наиболее острых вопросов в течение ближайшего времени, что станет общим благом и для рынка мобильных услуг и для их потребителей.

Настоящее и будущее ДБО и мобильного банкинга

Карл Сумманен, вице-президент ВТБ, подчеркнул, что считает мобильные финансы составляющей дистанционного банковского обслуживания (ДБО) и скорее следует говорить о мобильном доступе к финансам, которые находятся на банковском счете, а не о мобильных финансах, после чего вполне логично сосредоточился почти исключительно на проблемах ДБО.

Российская банковская система неоднородна, продолжил он, и включает помимо крупных множество средних и мелких банков, для которых построение качественной системы ДБО “дороговато”. С целью системного решения данной проблемы г-н Сумманен, ссылаясь на успешный западный опыт, озвучил идею создания национальной платформы для ДБО (на государственной или коммерческой основе), которая обеспечила бы клиентам доступ к счетам в различных банках через единую точку входа. Идея сама по себе эффектная, но заметим, что в российских условиях выглядит как утопическая. Если говорить о платформе, созданной по инициативе государства, то для реализации идеи мало, по всей видимости, принять решение на государственном уровне и тем самым попытаться навязать банкам единую платформу ДБО, ведь примеров, когда участниками рынка тормозится или полностью игнорируется решение, принятое на государственном уровне, в российской практике множество. Если же рассмотреть вариант с созданием коммерческого решения, то с большим основанием можно предположить, что вряд ли участникам рынка удастся договориться даже о самом простом — кто будет разработчиком системы, кто оператором.

В контексте качества ДБО Карл Сумманен выделил и проблему размера базы данных получателей платежей, с которыми каждому банку приходится заключать договора: чем больше таких получателей, тем ценнее для клиента банка система ДБО. В целях решения данной проблемы представитель ВТБ также предлагает применить интеграционный подход на базе создания национальной “промежуточной структуры-агрегатора”, которая заключала бы договора с одной стороны — с получателями платежей, а с другой — банками, которые таким образом имели бы доступ к максимально широкому кругу получателей платежей без необходимости заключать с каждым двусторонние соглашения. В числе практических проблем получателей платежей г-н Сумманен назвал и отсутствие стандарта для электронного инвойсинга (выставления счетов). В то время как у нас до сих пор многие счета выставляются на бумаге, отметил он (например, “письма счастья” ГИБДД), в западных странах на национальном уровне действует система электронного инвойсинга, когда компания, желающая выставить счет, делает это в электронном виде, используя единый стандарт для выставления электронного счета (более того, в настоящее время идет обсуждение единого в рамках ЕС стандарта, подчеркнул докладчик).

Коснувшись будущего российского рынка ДБО и мобильного банкинга, Карл Сумманен также высказал оригинальную точку зрения, усомнившись в перспективности действующей модели с оператором, через которого осуществляется доступ к счету клиента, аргументы — низкое качество связи и недостаточная скорость обработки транзакции. В качестве хорошего примера г-н Сумманен привел оплату прохода в метро — мол, требуется авторизация в доли секунды, а на деле процесс занимает в лучшем случае несколько секунд, что недопустимо и приводит к тому, что “эта модель не работает вообще”. В качестве перспективной Карл Сумманен назвал технологию электронного кошелька с “цифровыми наличными”, оплата которыми не требует авторизации транзакции третьей стороной (процессинговым центром). Если эта технология получит распространение, продолжил он, банки во многом вернутся к своему первоначальному назначению — аккумулировать свободные деньги и с выгодой размещать их, а функции ДБО скорее всего сведутся к обмену безналичных денег на цифровые наличные.

Не оспаривая компетентного мнения вице-президента ВТБ, в порядке дискуссии заметим, что в тех же западных странах, на которые он часто ссылался в своем докладе, модель с оператором счета, которая “не работает вообще”, на самом деле нормально работает, в том числе при оплате поездок в метро. Проблема ускоренной авторизации при проходе в метро решается путем использования комбинации технологических и организационных мер. В технологической части для авторизации, во-первых, используется бесконтактная технология, а во-вторых, задействована специальная технология ускоренной авторизации международных платежных систем. В организационном плане — авторизация в режиме онлайн выполняется лишь при первом проходе владельца карты в метро за определенный период. Далее он проходит турникеты без авторизации — до того момента, когда исчерпает лимит суммы для безавторизационного прохода — в этот момент снова осуществляется авторизация и списание, но уже всей накопленной за период суммы, и далее некоторое время пассажир опять проходит через турникет без авторизации. Однако в российских условиях онлайновая авторизация при проходе в метро действительно не выполняется вовсе: при проходе в метро владельца карты с транспортным приложением лишь фиксируется сам проход и по итогам месяца рассчитывается сумма к оплате, которая единовременно списывается с карточного счета держателя карты.

***

В целом, представители ИТ-вендоров показали себя на конференции MobiFinance-2013 как значительно большие оптимисты, чем представители российских банков, что в общем и целом понятно — им по штату полагается быть оптимистами. Виталий Патешман, директор по продажам компании BSS, например, отметил, что уже существует полноценный инструментарий удаленного мобильного сервиса для юридических лиц на базе планшетных устройств и смартфонов с возможностью подписи документов ЭЦП. Виталий Басков, менеджер по работе с ключевыми клиентами SAP СНГ, убедительно рассказал о перспективности мобильных платежей на таких направлениях, как электронные билеты (железно-дорожные и авиа), оплата такси и ряд других (насчет перспективности электронных билетов, заметим в заключение, нет никаких сомнений — данный сервис РЖД уже очень востребован российскими пассажирами).

Версия для печати