Говоря о компании SAP, обычно имеют в виду ее флагманскую ERP-систему и другие бизнес-приложения. Гораздо реже вспоминают о том, что, купив в свое время Sybase и Cyclo, она стала обладателем лидирующей платформы мобильных приложений. О ней шла речь и на состоявшемся в середине июня круглом столе «Современные тренды в мобильности. Решения SAP для бизнеса» с участием нового вице-президента SAP по мобильным решениям Рика Костанзо.

Он приступил к своим обязанностям лишь четыре месяца назад, а до этого 15 лет трудился в Reseach in Motion, долгое время лидировавшей со своими смартфонами Blackberry на рынке корпоративных мобильных решений. Представляя очередную версию SAP Mobile Platform 3.0, выпущенную в мае, Рик Костанзо подчеркнул, что она решает одну из главных проблем корпоративной мобильности — лавинообразную фрагментацию устройств и операционных систем. Если когда-то разработчикам приходилось писать лишь две версии приложений: для ОС Blackberry и iOS, то теперь на рынке присутствуют тысячи вариантов одной только ОС Android. Широкое распространение стандарта HTML5 (на нем базируются 80% современных мобильных приложений) данную проблему решает лишь частично, поскольку приложения на HTML5 далеко не всегда могут заменить нативные, а кроме того, они не способны в полной мере использовать уникальную аппаратную функциональность новых гаджетов. В SAP Mobile Platform 3.0 для решения указанной проблемы применяется технология уникальных для каждого устройства и каждой ОС контейнеров, в которые помещается стандартный код HTML5. Эти контейнеры входят в состав SAP Mobile Platform 3.0, и их набор обновляется по мере выпуска новых устройств и новых вариантов ОС. Кроме того, платформа обеспечивает целый ряд системных функций, таких как администрирование и единая авторизация (Single Sign On) для всех корпоративных приложений, включая и мобильные.

Следует отметить, что фрагментация не миновала и саму мобильную платформу SAP. Она представляет собой одновременно и среду разработки, и среду исполнения корпоративных приложений. После того, как в 2012 г. SAP купила фирму Cyclo, в ее арсенале появились две независимые мобильные платформы (Cyclo и Sybase Unwired Platform), которые, как было обещано, должны были со временем интегрироваться в одно решение. Сложность здесь в том, что у Cyclo в момент покупки уже была обширная клиентская база, использовавшая как саму платформу, так и написанные для нее приложения (в частности, для систем управления техническим обслуживанием и ремонтом оборудования, ТОиР). В конечном итоге, как пояснил Рик Костанзо, обе мобильные платформы стали отдельными компонентами SAP Mobile Platform, но к ним обеспечен единый доступ через общий SDK.

Одним из значимых современных трендов является переход от набора программных продуктов к набору услуг, учитывающих контекст, в котором они предлагаются. Для реализации подобных услуг SAP намерена предлагать целый набор решений, включающий мобильные, облачные и аналитические решения с активным применением технологий Big Data и HANA.

По словам директора департамента мобильных решений SAP СНГ Павла Деверилина, в России мобильная платформа SAP начала активно продвигаться два года назад, и за это время появились первые заказчики, такие как «Сбербанк», «ВымпелКом» и «Мегаполис». В настоящее время активный интерес предприятия реального сектора проявляют к мобильным ТОиР-решениям, что объясняется устареванием производственной инфраструктуры и невозможностью ее одномоментной модернизации. Что касается популярной нынче темы импортозамещения, то, как считает заместитель генерального директора SAP СНГ Дмитрий Шепелявый, наличие мобильной платформы на которой отечественные разработчики могут писать и разворачивать собственные приложения (с продажей run-time версии SAP Mobile Platform), как раз помогает решить задачу импортозамещения. Разумеется, для этого потребуется сертификация платформы российскими регуляторами, но этот процесс уже идет: в частности, на круглом столе было объявлено о том. что система управления мобильными устройствами SAP Afaria версии 7.0 получила сертификат ФСТЭК России по 4 уровню контроля отсутствия недекларированных возможностей.


Версия для печати (без изображений)