В середине ноября московская компания “Доломант” объявила о вводе в эксплуатацию новых производственных мощностей по автоматизированному монтажу и контролю электронных изделий. Расширение производства обусловлено многократным увеличением объемов заказов на высокотехнологичные продукты на российском рынке электроники и востребованностью передовых мировых технологий монтажа, сборки и тестирования электронных изделий со стороны отечественных разработчиков.

Продукты под брендом “Доломант” ориентированы на отрасли (ВПК, теплоэнергетика, атомная промышленность и т. п.), где на использование электронных изделий требуется разрешительная документация. Под маркой Fastwel выпускается продукция на общий рынок. Бренд Fasteko предназначен для оказания услуг на контрактной основе.

По словам генерального директора “Доломанта” Константина Корнеева, компания занимает нишу разработки технологий и производства сложных электронных изделий, в том числе модулей, относительно небольшими партиями, а “клиентами являются, образно говоря, те, от которых все отказались”. Это объясняется тем, что компания владеет уникальными технологиями производства: процессорные модули на базе Pentium M в разных форм-факторах, по мнению г-на Корнеева, сегодня в России серийно (сотнями и тысячами) может производить только “Доломант”. Например, недавно поступил заказ от концерна ПВО “Алмаз-Антей” на разработку небольшой партии (на первом этапе 10—15 шт.) очень сложных и дорогостоящих печатных плат, который “не смог выполнить никто”. Разработка электронного оборудования для жестких условий эксплуатации — от модулей до программно-аппаратных комплексов — выполняется в собственном дизайн-центре компании.

В то же время в “Доломанте” полагают, что хотя новое оборудование и позволяет выпускать изделия большими сериями, все же заказчики, заинтересованные в объемах производства 10—15 тыс. шт. и выше, скорее воспользуются услугами производителей из Юго-Восточной Азии либо приобретут с этой целью собственное оборудование.

Переоснащение производства новым оборудованием как раз и предопределило тенденцию сдвига в сторону госзаказа. Госзаказы, полученные “Доломантом” на контрактную сборку, в денежном выражении уже сегодня составляют от 30 до 50% общего объема контрактной сборки под маркой Fasteko. Для контроля выполнения заказов для ВПК за “Доломантом” закреплено военное представительство.

Одновременно с переоснащением и расширением основного производства формировался и портфель госзаказов. Так, в 2007 г. число клиентов из ВПК составляло всего порядка десяти. В этом году их количество возросло до 30 заказчиков, среди которых монстры военного комплекса — концерн “Созвездие”, петербургский завод им. А. А. Кулакова, НПО “Аврора”, СКБ “Титан”, РКК “Энергия” им. С. П. Королева и др.

По данным заместителя генерального директора “Доломанта” по спецпоставкам Олега Писаренко, в производстве изделий внутренний брак присутствует, но двойной контроль, в том числе со стороны военного представительства, практически не позволяет бракованной продукции выйти за пределы предприятия. Так, на 6 тыс. изделий, поставленных за два последних года на предприятия ВПК, было получено всего четыре рекламации.

До запуска нового оборудования со стороны предприятий военного ведомства высказывалась неудовлетворенность в отношении больших сроков исполнения заказов. Теперь, полагают в “Доломанте”, эти сроки будут значительно сокращены, причем наряду с повышением качества производимой продукции. На базе нового производства уже созданы процессоры собственной разработки, и в настоящее время партия данных процессоров запускается в коммерческую эксплуатацию.

Интересно, что сотрудничество с ВПК в “Доломанте” называют “обратной конверсией”, поскольку технологии перед использованием для производства военной продукции прошли отработку на гражданских изделиях. Для нашей страны ситуация, когда гражданский производитель помогает ВПК, довольно редка, что связано в основном с низким уровнем технологической базы электронных предприятий в стране. Однако свою лепту в сдерживании такой “конверсии” вносит несовершенство нормативной базы, которая должна обеспечить легитимность применения в военной технике передовых гражданских решений и продуктов. В “Доломанте” рассчитывают, что эта проблема в стране будет разрешена так, как это сделали американцы: там запрещено при разработке военной техники вновь изобретать то, что уже сделано и работает в гражданских отраслях.

По данным г-на Корнеева, в последнее время в стране появилось большое число фирм — разработчиков разнообразных электронных изделий, которым необходимо организовать производство в сотни штук, а собственных сил на это не хватает. Заказы таких клиентов также вписываются в нишу “Доломанта”, специалисты которого берутся за работы с “нулевого” цикла, помогая клиентам подготовить опытные образцы на основе прототипа, а затем организовать серийное производство. После проведения таких работ многие компании становятся партнерами “Доломанта” по выпуску освоенных изделий, но некоторые из них, стремясь к удешевлению своей продукции, переносят освоенное производство за рубеж или запускают собственное.

По словам Олега Писаренко, на территории России нет ни одного предприятия, выпускающего оборудование для электронной отрасли. Этим объясняется то, что все оборудование для производства электроники на “Доломанте” импортное.

Стоимость одного выпускаемого изделия, сказал Павел Агафонов, заместитель генерального директора “Доломанта” по развитию производства, составляет от 5 долл. до 25 тыс. долл., а цена изготовления одной микросхемы доходит до 5 тыс. долл. Продукция “Доломанта” распространяется компанией “Прософт”, при этом ее доля в бизнесе дистрибьютора, отметил генеральный директор “Прософта” Сергей Сорокин, составляет 10—15%.

По мнению г-на Корнеева, сейчас на рынке электроники сложилась непростая ситуация, не все понимают, как себя в ней вести, что ожидает в ближайшей и среднесрочной перспективе (через квартал-два) отечественный и зарубежные рынки. “Поэтому наша ставка на госструктуры, с которыми за последний год налажено взаимодействие в сфере получения и выполнения заказов (предприятия Росатома, ВПК, РЖД, “Газпрома”, ФСБ и др.), правильна, и мы с оптимизмом смотрим в будущее, несмотря на кризис”, — добавил он.

Новое оборудование

В состав нового оборудования вошли новые линии SMD и селективной пайки, термокамера, рентгеновская установка для контроля печатных плат и ремонтно-восстановительная станция. Одним из основных достоинств нового оборудования в “Доломанте” считают исключение влияния человеческого фактора, что позволяет снизить брак готовой продукции до сотых долей процента.

Производственное оборудование нового поколения дает возможность производить весь спектр электронных изделий от простейших модулей с одним-тремя десятками компонентов “на борту” до сложнейших процессорных модулей. Производственная мощность комплекса — до 100 тыс. модулей в месяц.

Как утверждают в “Доломанте”, технологические линии для производства SMT- и TNT-компонентов позволяют выполнять монтаж от небольших партий до серий в несколько тысяч плат в смену (производительность новой линии — 40 тыс. компонентов в час); монтаж любой существующей в мире элементной базы — от THT-компонентов и компонентов нестандартной формы до поверхностно монтируемых SMD-компонентов с шагом выводов 0,3 мм, включая BGA, Micro BGA и т. д.; пайку оплавлением (SMT-монтаж) и полуавтоматизированную селективную пайку (THT-монтаж) в азотной среде; автоматическую сборку.

Новая линия по автоматизации монтажных работ заменяет не менее 20 человек при значительно более высоком качестве выполненных работ. При этом весь техпроцесс можно сфотографировать и заархивировать непосредственно с рабочего места.

Версия для печати (без изображений)