HP увольняет более 27 000 работников, объемы продаж Dell за I квартал 2012 г. упали по всем направлениям. Что это означает для будущего изготовителей ПК и комплектующих?

Немногим более восьми месяцев назад мы с моим коллегой Заком Вайттеккером стояли на виртуальных подиумах и спорили, действительно ли наступила эпоха “пост-ПК” или это просто пустые слова. Хотя Зак яростно отстаивал позицию, что ПК никогда не умрет, в результате дискуссии победила точка зрения, что мы стоим на пороге мира “после ПК”.

Восемь месяцев спустя два крупнейших производителя ПК оказываются в затруднительной ситуации: Hewlett-Packard недавно объявила о планах сокращения персонала более чем на 27 000 человек, а Dell — о слабых продажах в I квартале 2012 г/ по всем направлениям в потребительском, государственном и корпоративном секторах.

В то же время Apple, по данным исследовательской компании NPD Displaysearch, прекрасно себя чувствует, занимая в I квартале 2012 г/ 22,5% мирового рынка мобильных компьютерных устройств, при этом 80% продаж Apple пришлось на iPad-планшеты, идущие на смену традиционным ПК. Общее число отгруженных за этот период мобильных компьютеров составило около 17 млн. штук.

Суровая реальность состоит сегодня в том, что продажи традиционных ПК стремительно падают. Для тех их производителей , кто не успел вовремя запустить бизнес и занять позиции на рынке ПК-планшетов и смартфонов, предстоящие несколько лет обещают быть крайне нелегкими. И я осмелюсь сказать, часть из них может просто исчезнуть.

Ну а что собственно представляет собой эпоха “Ппст-ПК?” Это просто модное словечко или вполне реальная ситуация?

Говоря прямо, мир “пост-ПК” основан на парадигме замещения традиционной идеологии вычислений на основе используемой в персональных компьютерах архитектуры Intel 30-летней давности центрами обработки данных и облачными технологиями. По сути, мы возвращаемся к очень похожей, высокоцентрализованной модели вычислений, которая завоевала большую популярность в конце 60-х и в 70-х годах XX века, в эпоху расцвета универсальных компьютеров-мэйнфреймов.

Единственное различие состоит в том, что вместо монолитной модели коллективного доступа в режиме разделения времени, реализованной на платформе такой универсальной ЭВМ, наша новая централизованная архитектура является многоплатформенной и гетерогенной, может быть распределена по сети частных и общественных облаков в различных дата-центрах, и помимо этого она гораздо эластичнее, надежнее и гибче, чем когда-либо ранее.

Через 10 лет большинство бизнесменов будет использовать недорогие ультратонкие ноутбуки, планшеты и тонкие клиенты (ценой ниже 500 долл.), на которых для решения основных бизнес-задач будет применяться большое число программных технологий, как выполняемых в браузере, так и использующих Web-сервисы и основанные на Web интерфейсы прикладного программирования (Web API) нового поколения (подобные представленным в Microsoft WinRT и других HTML5-платформах).

В дополнение к этому я думаю, что стандарты разработки приложений, используемые наиболее популярными сегодня мобильными операционным системами — iOS и Android, найдут широкое применения в бизнес-приложениях для разработки клиентских front-end-частей для этих Web API.

В ближайшие три-пять лет типичный представитель бизнес-сообщества начнет постепенно отказываться от “тяжелых” клиентов, таких как настольные ПК и бизнес-ноутбуки на платформе Intel/Windows, с большим объемом собственной памяти и предустановленными приложениями, переходя на миниатюрные и чрезвычайно мощные системы, реализованные на одном кристалле (Systems on a Chip — SoC) и использующие только SSD-память, которая будет функционировать преимущественно как кэш-память для приложений, выполняемых удаленно.

Я считаю, что в качестве таких SoC-систем будут использоваться микросхемы нового поколения компаний ARM и Intel, изготавливаемые по топологическим нормам менее 22 нанометров, причем постепенно предпочтения рынка начнут смещаться в сторону устройств на платформе ARM, поскольку по мере развития отрасли проблемы обеспечения обратной совместимости с ранее выпущенными приложениями и устройствами начнут постепенно терять свою актуальность.

Я также ожидаю, что пока не завершится примерно пятилетний период перехода к использованию полностью Web-ориентированных приложений, на рынке будет предлагаться значительное число решений, выполненных по архитектуре виртуальных десктопов (virtualized desktop infrastructure — VDI) на платформах Microsoft Remote Desktop Services и RemoteFX, для поддержки бизнеса на время переходного периода.

Такое явление, как набирающий популярность тренд BYOD (Bring Your Own Device — “принеси свое собственное устройство”), также будет частью этого уравнения. Я предвижу, что мобильные гипервизоры — Wind River компании Intel, OKL4 производства Open Kernel Labs, vLogix компании Red Bend и VMware Horizon — будут использоваться в сочетании с системами управления мобильными платформами для обеспечения безопасности и управления доступом тех сотрудников, которые предпочитают обращаться к корпоративным ресурсам при помощи своих собственных устройств, особенно если эти устройства выполнены на платформах Android, Windows Phone или Windows RT.

Что же касается iOS, то я думаю, что Apple либо вступит в партнерство с крупнейшими разработчиками корпоративных приложений для обеспечения аналогичного безопасного доступа к этим приложениям, либо приобретет/разработает свое собственное решение с целью обеспечить своей мобильной операционной системе первоклассную управляемость при подключении к корпоративной сети.

Теперь, когда мы знаем, как именно будут выглядеть технологии, идущие на смену обработке данных с помощью традиционных ПК, давайте посмотрим, кто готов возглавить трансформацию персональных вычислений.

Компания Apple очевидно лидирует с чудовищным отрывом на рынке “пост-ПК”-устройств с собственной линейкой iPad, и любой конкурент находится сейчас в заведомо проигрышной ситуации, прежде всего из-за доли рынка, контролируемой Apple, и масштаба/развитости экосистемы разработчиков ПО для платформы Apple. В то же время любой, кто решит присоединиться к лидеру, сразу же окажется в очень хорошей позиции для выхода как на корпоративный, так и на потребительский рынок с предложением ПО или услуг.

Как уже было сказано, хотя пока что текущие предложения Microsoft в области мобильных вычислений не встретили горячего приема на потребительском рынке, компания по-прежнему имеет огромный потенциал для сохранения своего лидирующего положения среди корпоративных заказчиков, учитывая значительные достижения в разработке новой версии операционной системы Windows 2012 Server, последние инкарнации Microsoft Office, а также предстоящий выпуск Windows 8 и Windows RT.

И хотя Google и ее OEM-партнеры по производству телефонов демонстрируют огромные успехи в области потребительских смартфонов, я не представляю себе, каким образом планшеты на платформе Android смогут в ближайшее время проникнуть в корпоративный бизнес по примеру iOS-устройств. По крайней мере до тех пор, пока компания или сама не предпримет какую-либо инициативу по созданию планшетных приложений корпоративного уровня, или не предложит стимулы для создания таких приложений независимым разработчикам, или пока они не предложат хорошую платформу управления этими устройствами.

Возможно, на конференции Google I/O мы узнаем о каких-либо новых разработках в этой области, которых, как мне кажется, не хватает в платформе Android, особенно после окончания тяжбы с Oracle и приобретения компании Motorola. Мобильные гипервизоры, которые я упомянул ранее, безусловно, сыграют свою роль, однако Google требуется нечто большее, чтобы назвать корпоративным заказчикам убедительные причины выбора Android вместо iOS или Windows RT.

Это не значит, что Android-планшеты и другие подобные устройства не будут пользоваться популярностью — определенно будут, особенно на рынке вертикальных приложений, возможно, даже больше, чем iOS или Windows RT, благодаря тому, что Android может быть модифицирован поставщиком. Однако вертикальные рынки в большинстве своем — рынки нишевые, они не могут обеспечить массовое распространение платформы.

Кроме того, несмотря на все свои теоретические преимущества, Chrome OS/Chromebooks на данный момент практически не пользуются спросом ни на корпоративном, ни на потребительском рынках, в первую очередь — из-за высокой цены и ограниченных возможностей устройств. Однако вероятное объединение браузера Chrome for Android, недорогого кристалла SoC компании ARM и существующей у Android экосистемы разработчиков/партнеров может все-таки предоставить концепции Chromebook и Chromebox некоторые шансы.

Мы переходим теперь к неприятной части процесса трансформации персональных вычислений — перспективам компаний, которые, без сомнения, понесут ущерб в результате радикальных перемен, ожидаемых в ближайшее десятилетие.

Любая компания, получавшая доходы в основном от производства и продаж ПК, должна была бы начать размышлять о диверсификации своего бизнеса и устранении избыточных продуктов. Очевидно, что крупнейшими из таких компаний являются Hewlett-Packard и Dell, хотя последняя еще может пережить шторм, поскольку недавнее приобретение WYSE демонстрирует смещение фокуса стратегии Dell в сторону интеллектуальных устройств, VDI и тонких клиентов.

Microsoft как компания продолжит борьбу на рынке и будет стараться перенести существенную часть своего бизнеса в область корпоративных продуктов и серверных технологий/облачных вычислений. Интерес пользователей, как частных, так и корпоративных, к интерфейсу Metro, встроенному в Windows 8, будет довольно слабым, поскольку корпоративные клиенты продолжают сохранять значительное число настольных приложений на базе Win32. В то же время продажи серверных продуктов и облачных сервисов останутся весьма высокими и, возможно, будут продолжать расти.

Microsoft всегда играла активную роль в развитии концепции ПК наряду с Intel и производителями компьютеров и всегда с опережением реагировала на возникающие вызовы и изменения рынка. Однако нет никаких сомнений, что с разработкой Windows RT компания хеджирует свои ставки между Intel и ARM, что очевидным образом нервирует ее традиционных партнеров, поскольку огромная часть их дохода была связана с Intel, в то время как перспектива Windows RT пока непонятна.

В последний раз операционная система Windows предлагалась одновременно для нескольких процессоров различных архитектур в начале 90-х, когда Windows NT была представлена помимо платформы Intel также для PowerPC и MIPS. Это значительный шаг для Microsoft, лишний раз подтверждающий, что, как уже пояснялось выше, продолжение успешного бизнеса ее традиционных партнеров, таких как HP and Dell, совсем не гарантированно.

Компания Intel, с другой стороны, может оказаться перед необходимостью принятия в предстоящие годы нескольких непростых решений. Я думаю, что совершенно определенно будет существовать некоторый спрос на ультрабуки (ноутбуки, выполненные по концепции Ultrabook) и Windows 8, однако невозможно предсказать, насколько глубоким он будет по сравнению со спросом на компьютеры-планшеты и традиционные ноутбуки под управлением Windows 7.

Для привлечения внимания покупателей цены на ультрабуки, безусловно, должны упасть до уровня около 1000 долл. или даже ниже, поскольку сейчас средний потребительский ноутбук продается примерно за 600 долл.

Я могу, однако, сказать, что, не инвестируя в полупроводниковые технологии на платформе ARM, компания Intel в то же время не демонстрирует наличия какого-либо запасного плана действий. Хотя разработанная ею производственная технология Tri-Gate обладает огромным потенциалом, тем не менее архитектура x86 не обязательно является наилучшей и единственно верной для дальнейшего развития.

Как я уже говорил ранее, диверсификация и преобразование линейки продуктов к “пост-ПК”-формату, устранение избыточных продуктов и рационализация становятся для этих компаний критически важными шагами для проведения успешной реорганизации.

Если мы посмотрим, например, на Apple, то у этой компании есть всего несколько базовых типов компьютеров — модели MacBook Air двух размеров, MacBook Pro трех размеров, iMac двух размеров, два варианта Mac Mini и настольный компьютер Mac Pro. В ближайшее время выпуск Mac Pro, скорее всего, будет прекращен, а может быть, его заменит какой-нибудь вариант Mini или iMac, выполненный на некоем усиленном варианте платформы Ivy Bridge (iMac Pro?). Компании Apple обычно удается добиться больших результатов с весьма небольшими расходами, и ее прибыль весьма наглядно демонстрирует эту философию.

Меня также совсем не удивит, если Apple в рамках дальнейшей рационализации полностью закроет линейку Macbook Pro/Air, оставив лишь семейство ноутбуков Macbook, которое в будущем может объединить технологии обоих линеек.

Для сравнения: средний производитель ПК имеет гораздо больше вариантов систем, которые он предлагает на рынок. Например, HP имеет по меньшей мере пять линеек потребительских ноутбуков с моделями различных размеров внутри каждой линейки и как минимум 16 типов настольных систем. Это просто безумие, и нет ничего удивительного, что компания испытывает такие проблемы.

Полностью потребность в традиционных ПК не исчезнет никогда, однако по сравнению с текущей ситуацией рынок таких систем станет в большей степени нишевым. Через 10 лет число их пользователей во всем мире сократится до менее чем 10% от текущего показателя, если не до 5%.

Эта тенденция может даже быть не особенно сильно связана с тем, насколько успешно “взлетят” перспективные технологии, такие как VDI. Предоставьте разработчику, ученому или инженеру безграничную серверную мощность в частном облаке, профессиональный монитор, подключенный к тонкому клиенту, и такие технологии, как Microsoft RemoteFX для серверного GPU-рендеринга виртуальных рабочих столов, и спрос на большие настольные ПК-системы практически исчезнет.

Самой большой проблемой, с которой столкнется индустрия производства комплектующих и совместимых с ПК устройств, станет неминуемая и болезненная консолидация рынка. Этот процесс начался 20 лет назад, когда на рынке реально конкурировало не менее десятка производителей ПК первой величины, за которыми следовало множество менее известных поставщиков и производителей техники “no name”. Многие из этих компаний более не существуют в результате поглощений, слияний или просто принятого решения покинуть этот рынок. Понятия “компьютер no name” и “сборщик ПК под заказ” также находятся под угрозой исчезновения, к моему большому сожалению.

Компания Lenovo, по всей видимости, в ближайшие два года вытеснит HP с позиции основного производителя ПК, поскольку представляет собой не компанию в привычном смысле слова, а скорее виртуальный филиал китайского правительства, на чью продукцию существует огромный внутренний спрос. Lenovo также весьма успешно проводит диверсификацию своей деятельности, развивая производство Android-устройств и Windows-планшетов в дополнение к смартфонам.

Помимо роста Lenovo или даже поглощения этой корпорацией кого-то из более слабых конкурентов (Fujitsu/Toshiba/отделение ПК Panasonic или, может быть, даже Dell) мы можем хорошо видеть укрепление взаимосвязей Microsoft и Intel с компаниями из второго или третьего эшелонов китайских производителей ПК, таких как Asus и Acer, которые не настолько чувствительны к проценту прибыли, как Большая Тройка. Практически неизбежно слияние нескольких китайских и также корейских компаний по мере дальнейшего падения прибыльности этого бизнеса.

Меня не удивит и наращивание продаж ПК компанией Samsung благодаря диверсификации производства и лидерству этой компании в потребительской электронике и производстве комплектующих.

В целом всю ситуацию можно сравнить с картиной того, что же на самом деле случилось с динозаврами в конце мелового периода, как ее рисуют самые современные теории, созданные ведущими палеонтологами. До падения гигантского астероида динозавры уже испытывали определенные сложности, вызванные изменением климата. И хотя космическая катастрофа значительно ускорила их вымирание и огромное число животных погибло всего за несколько лет, известно, что небольшая популяция нелетающих динозавров продолжала существовать еще сотни тысяч лет после катаклизма за счет высокой специализации и приспособления к остывающей планете. Другой вид динозавров эволюционировал, дав начало существам, постепенно превратившимся в птиц.

Не надо быть Карнаком Великолепным (комический предсказатель из эстрадного шоу The Tonight Show Starring Johnny Carson), чтобы увидеть надпись на стене. Предельно очевидно, что в индустрии сегодня слишком много изготовителей ПК, которые предлагают на рынок слишком много избыточных продуктов, в то время как спрос на их продукцию постепенно сокращается. Это современный вариант изменения климата. А быстрорастущая популярность устройств “пост-ПК”, таких как iPad, — это современный вариант гигантского метеорита.

Большинство частных покупателей хотят приобрести недорогие мобильные устройства, сочетающие базовые функции (доступ к сети Интернет, почте, социальным ресурсам) с удобными в использовании приложениями, способными работать с данными, хранимыми в облаке.

В противовес этому бизнесменам и корпоративным пользователям нужны недорогие, легкие в управлении и обслуживании мобильные устройства с низким энергопотреблением, способные работать с приложениями и данными, используемыми в корпоративных центрах обработки данных. Только устройства эры “пост-ПК” — планшеты, системы на платформе ARM, тонкие клиенты (скажем, Google Chromebox) — отвечают этим требованиям.

Конечно, всегда будут люди, которым потребуется мощность и сложность настольных ПК. Однако тема нашего обсуждения заключалась совсем не в исчезновении ПК как такового; мы говорили о том, смогут или нет производители ПК как класс выжить, если их доход будет зависеть в основном от сбыта ПК. И ответ на это — безусловно НЕТ.

Версия для печати