В Америке опасаются новой угрозы — на этот раз ползающей, прыгающей и жужжащей. Эксперты, в частности, энтомолог Джеффри Локвуд из университета штата Вайоминг, полагают, что террористы могут использовать насекомых и что эту опасность не следует недооценивать.

Мал, да удал

Первый звонок прозвенел давно. Еще в 1989 г. мэру Лос-Анджелеса пришло письмо, в котором террористическая группа экологической направленности, борющаяся с использованием пестицидов, утверждала, что выпустила в городе и его пригородах полчища средиземноморских плодовых мушек. В письме говорилось, что если власти не запретят использование пестицидов, мушки будут выпущены в долине Сан-Хоакин, важном центре сельского хозяйства Калифорнии. Подсчитав возможный ущерб, власти схватились за голову — из-за нашествия мушек сельское хозяйство долины потеряло бы порядка 13,4 млрд. долл., при этом работы лишилось бы 132 тыс. чел., ибо продукцию штата с большой вероятностью запретили бы к вывозу за пределы Калифорнии. С жужжащей угрозой тогда справились, распыляя с вертолетов инсектициды над жилыми кварталами. Паника, которая тогда поднялась во властных структурах Америки, показывает, насколько потенциально мощным является биологическое оружие в виде насекомых.

Кстати, в США сельское хозяйство обеспечивает работой чуть менее 17% населения. Пусть атака на эту отрасль и не разрушит страну, но значительно опустошит кошельки американцев и подорвет бюджет. Масштабы потерь можно представить, если вспомнить, что азиатский долгоносик, который проник в Америку в 1996 г., к 2002 г. нанес ущерба лесам на 700 млрд. долл. Даже если производство одного только апельсинового сока в США сократится на 50%, потери за год составят около 2 млрд. долл.

Жучком и ножичком

Джеффри Локвуд полагает, что угроза, исходящая от насекомых — весьма дешевых биологических существ с большим разрушающим потенциалом, в настоящее время недооценивается. А ведь они способны легко проникать сквозь границы, быстро размножаются, переносят болезни и стремительно уничтожают посевы и запасы пищи. При этом в материалах, подготовленных энтомологом, подчеркивается, что слабое, на первый взгляд, оружие способно нанести масштабные разрушения. В качестве примера приводится 11 сентября 2001 г., когда террористы были вооружены всего лишь ножами для резки бумаги.

Локвуд подчеркивает, что серьезная ошибка — защищать свое государство, ориентируясь на фактические границы страны, которые для болезней и насекомых являются почти совершенно прозрачными. Он советует запасаться вакцинами, увеличить масштаб подготовки врачей-инфекционистов, а также вести просветительские программы для населения. “Основное оружие против террористов — долгосрочные многоплановые стратегии обороны, так как террористы чаще всего мыслят в краткой временной перспективе”, — утверждает он.

Блошиные войны

Насекомые уже меняли ход истории. В 14 веке 75 млн. человек погибло из-за бубонной чумы. Эпидемия в Европе началась из-за того, что в 1347 г. крымские татары, среди которых вовсю свирепствовала чума, осадили город Каффу — крымский порт, населенный в основном итальянскими купцами. В настоящее время Каффа носит название Феодосия. В попытке обратить болезнь в преимущество, татарский хан приказал катапультировать чумные трупы через городские стены, чтобы заразить жителей города.

То же самое повторили японские войска, запустив блох, зараженных чумой, и мух, зараженных холерой, в Китай в тридцатых годах XX в. А во времена холодной войны американская администрация вынашивала планы производства ежемесячно по 100 млн. комаров, зараженных желтой лихорадкой. Ожидалось, что насекомые будут выпускаться над территорией СССР.

Из пушки по комарам

Ряд аналитиков, тем не менее, не согласны с выводами энтомолога, утверждая, что такой тип оружия, как насекомые, не подойдет террористам, потому что они стремятся не столько нанести ущерб, сколько посеять панику. А долгоносики-древоточцы панику посеять не в состоянии, сколько бы древесины они не привели в негодность. В связи с этим американские блоггеры высказывают мысль о том, что пусть долгоносики хоть сожрут их собственные кровати, это не нарушит их сна и аппетита. Более того, многие рядовые американцы, прокомментировавшие выводы Локвуда, выразили мысль, что “не надо бояться всего на свете, в том числе блох и комаров” и что нация не должна жить в постоянном страхе перед террористами разного рода. Им оптимистично вторят агрономы и биологи, которые напоминают, что генетически модифицированные продукты неуязвимы для многих насекомых, а киноманы вспоминают, что существуют кинофильмы, обыгрывающие тему борьбы с насекомыми, распространяющими заразу. Последние недоумевают, почему этим вопросом озаботились именно сейчас.

Их оппоненты напоминают, что самое страшное насекомое в истории человечества — это малярийный комар. Это существо, по некоторым подсчетам, убило каждого второго человека из когда-либо живших на Земле. Блохи — на втором месте.

Версия для печати (без изображений)