Улыбайтесь! Теперь повсюду камеры.

Благодаря появлению смартфонов, теперь практически у всех есть с собой качественная камера и средство мгновенного обмена фотографиями и видеофайлами со всем миром. Камеры есть в наших ноутбуках. Камеры есть в наших дронах. Камеры установлены в банкоматах, на перекрестках, в полицейских машинах и просто на улицах. В магазинах и офисах есть камеры видеонаблюдения. Даже в новом поколении умных дверных звонков есть камеры.

Выпускаются устройства с новыми функциями потокового вещания. Например, Mevo — это отличная малогабаритная любительская камера, предназначенная для трансляции любого вида контента. Фирма Taser ведет разработку портативных камер потокового вещания для полицейских, обещая выпустить их в продажу к концу следующего года. Google со дня на день планирует добавить возможность трансляции на YouTube с мобильных устройств.

Но можно ли сказать, что все эти камеры, видеоустройства, технологии потоковой передачи данных — во благо человека?

Споры вокруг вездесущих камер обычно сводятся к обсуждению компромисса между конфиденциальностью и безопасностью. Суть в том, что камеры наблюдения повышают уровень нашей безопасности, так что чем их больше, тем лучше. Но они также вторгаются в наше личное пространство, так что чем их будет меньше, тем тоже лучше. Как же достичь баланса в этом вопросе?

Это интересный предмет для обсуждения, но я не собираюсь заново пережевывать здесь эту тему. Вместо этого мне хотелось бы сосредоточить внимание на недооцененной дилемме между безвыходностью и справедливостью.

Минусы видеозаписей

В последних новостях появились упоминания о двух имеющих отношение к видеосъемке событиях, форсировавших (или, по крайней мере, способных форсировать) общественную дискуссию по поводу дилеммы между безвыходностью и справедливостью.

Первый случай произошел в Австралии: из исправительного учреждения для заключенных подросткового возраста Four Corners были тайно добыты видеозаписи, демонстрирующие бесчеловечные и непростительные издевательства над несовершеннолетними, отбывающими там наказание.

Во втором случае женщина через сервис онлайн-трансляции Facebook Live передала в сеть запись того, как полицейский застрелил водителя, остановив его машину для проверки (это произошло в шт. Миннесота).

Эти записи объединяет то, что они весьма натуралистичные и пугающие, и просмотр таких видео может заставить кого угодно потерять веру в человечество.

А разница в этих двух случаях в том, что Facebook запретил или частично урезал видео из Four Corners, но при этом оставил в сети видео с полицейской проверкой машины.

Какими стандартами руководствовалась компания?

Представители Facebook на сей счет не дали четких пояснений. Но отсюда вытекает масса вопросов по поводу того, какие видеозаписи цензоры (вроде Facebook) нам разрешают смотреть, а какие не разрешают, и почему.

Правда состоит в том, что ужасающих, натуралистичных и гнетущих видеороликов в Интернете нынче хоть отбавляй. Такие сайты, как YouTube и LiveLeak, кишат записями всевозможных драк, автомобильных аварий, военных действий, террористических актов, издевательств и прочих событий подобного характера. Просмотр таких видео искажает наше представление об окружающем мире — по своей природе наш мозг не в состоянии осознать весь масштаб человеческой деятельности, поэтому мы не способны полностью вписать те ужасы, которые видим на экране, в контекст более обширного множества всех добрых дел, которые совершают люди в мире. Из-за этого у нас остается навязчивое ощущение, что большинство людей — социопаты, а весь окружающий мир представляет собой опасное место для жизни.

Футуролог Рэй Курцвейл тем не менее утверждает, что вообще-то мир вокруг нас не становится хуже. Просто мы узнаем о нем больше подробностей. На самом деле в нашем распоряжении миллиарды скучных фотографий и видеофайлов, изображающих людей, ведущих себя прилично и гуманно. И мы их попросту игнорируем — именно потому, что они скучные.

Но на сцены насилия, смерти, разрушения, человеческих страданий и несправедливости мы реагируем очень живо, так как они отражают то, чего мы так боимся в жизни, а не то, из чего состоит наша обыденность. Таким образом мы можем частично почувствовать страх и даже панику, одолевающие людей, оказавшихся в центре военных действий, уличного насилия и стихийных бедствий. У нас возникает ощущение, что мы в такой же опасности, что и люди, которых мы видим в видеоматериалах, записываемых по всему миру и транслируемых у нас дома и на работе.

При этом никакие здравые рассуждения или подкрепляющая их статистика не способны внушить нам ощущение того, что мир становится лучше или безопаснее.

Так что же делать в этой ситуации?

Плюсы видеозаписей

Комплекс когнитивных искажений, убеждающих нас в том, что человеческое общество в самом деле загнивает, возникает у нас потому, что наш мозг не умеет мыслить глобально. В сущности, наше серое вещество идеально приспособлено для того, чтобы мы жили и полностью осознавали жизнь внутри очень тесного мирка, в крошечном обществе размером, скажем, с деревню и пару окружающих ее хуторов.

В деревне все всё про всех знают. Другими словами, наша система моральных ценностей предполагает, что другие члены сообщества так или иначе узнают, что мы затеяли, поэтому мы учимся соответствующим образом подстраивать свое поведение.

Вот почему люди ведут себя вежливо в лифте, но хамят, будучи водителями на дороге. В лифте тесное помещение заставляет людей на несколько секунд проявить повышенную учтивость — придержать друг для друга дверь и обращаться друг к другу уважительно и вежливо. А в потоке машин все понимают, что никогда больше всех этих участников движения не увидят, так что их можно послать подальше, подрезать, повиснуть у них на хвосте. Да, большинство водителей ведут себя цивилизованно. В лифте же цивилизованно ведут себя почти все без исключения.

Плюсы использования камер заключаются в том, что в глобализированном перенаселенном мире камеры потенциально заставляют нас отвечать за свои поступки, как если бы мы действовали в тесных рамках деревни или лифта.

Например, я догадываюсь, что люди, издевавшиеся над подростками в Австралии, не поступили бы так, если бы знали, что видеозапись их действий разойдется по всему миру.

Я большой поклонник дверного видеозвонка Ring Video Doorbell, который устанавливается на место обычного дверного звонка. Он включает видеозапись при любом движении за дверью или нажатии кнопки звонка. Его сигнал воспроизводится как в доме, так и в приложении на смартфоне, и через такое приложение можно разговаривать, будто по домофону. Видеоматериал в режиме реального времени загружается в облако, так что, даже если камеру украдут или сломают, само видео останется.

В устройстве звонка Ring камера хорошо заметна — этим, в частности, он мне и нравится. Мне не нужна скрытая камера. Я хочу, чтобы любой, кто подойдет к моей двери, знал, что за любые свои поступки ему придется отвечать. И все равно тысячи людей благодаря этому устройству попадаются на краже доставленных к двери посылок, на взломе и проникновении в помещение и прочих злодеяниях.

Представьте, что было бы, если бы в каждом доме была установлена такая камера и всем это было бы известно. Понятное дело, воры надевали бы маски и все равно совершали бы кражи. Но мелкие проявления антисоциального поведения вроде кражи почты, порчи входной двери или присвоения сладостей, оставленных детишкам на праздник, в массе своей прекратились бы. Все это примеры поступков людей, уверенных, что их деревня за ними не наблюдает и, стало быть, считающих, что им за это ничего не будет.

По правде говоря, я бы хотел, чтобы в мире появилось больше видеокамер. Все полицейские должны носить портативные камеры. Любые процедуры допроса в полиции должны записываться и предоставляться обвиняемому. В залах судебных заседаний должны быть установлены видеокамеры с публичным доступом. Да что там, камеры нужно доставать в любой ситуации, когда власть имущий может подвергнуть неправомерным действиям бесправного человека.

Разумеется, мы должны защитить частную территорию от незаконной и неэтичной слежки. Пример такого вопиющего нарушения — использование воздушного видеонаблюдения для подглядывания во дворы домов в г. Балтимор.

Как приспособиться к миру, где повсюду расставлены камеры

В каком-то отношении человек в состоянии измениться и научиться приспосабливаться к эволюционирующим технологиям, в других же отношениях человек никогда не сможет жить по-другому. Я думаю, со временем мы, скорее всего, приспособимся к засилью устрашающего видео в Интернете и научимся понимать, что наиболее захватывающие видеоролики и фотографии не отражают реальный окружающий мир, а служат исключениями из нормального положения дел.

Аналогичным образом я не думаю, что человечество достигнет уровня, на котором все станут высокоморальными и полными сострадания. Поэтому мы в конечном счете выиграем от повсеместного использования камер: отдавая себе отчет в том, что за ними наблюдают, люди станут вести себя более воспитанно и порядочно. Эта перемена в поведении произойдет не благодаря вмешательству в их личную жизнь или существованию скрытых камер, а благодаря осознанию того, что нам всем придется отвечать за действия, которые мы совершаем на людях. Если вы не делаете ничего противозаконного, человеконенавистнического или злонамеренного, вашу видеозапись оставят без внимания и удалят. Если же вы приносите вред другому человеку, ваши действия без всяких сомнений будут доказаны с помощью камер, и вы заплатите сполна.

Любая новая технология подразумевает тот или иной вид компромисса. В целом, повсеместное применение камер в публичных местах исключительно с целью обеспечения безопасности и информационной открытости может сделать этот мир лучше, призвав людей к ответственности за свои деяния. Мы будем вести себя по отношению к другим людям так, как мы это делаем в лифте, а не на оживленной трассе, или, другими словами, как ведут себя жители небольшой деревни, а не мегаполиса вроде Нью-Йорка.

А от этого мир определенно станет лучше.

Версия для печати