Выборы президента в США проходят в первый вторник после первого понедельника ноября каждого високосного года, как это было записано в Конституции еще в 1787 г., поэтому в этом году выборы пройдут 8 ноября, хотя, формально говоря, в этот день будут выбираться только выборщики, которые проведут уже собственно выборы президента на 41-й день после всенародного голосования, т. е. в понедельник 19 декабря. По мере приближения даты выборов за океаном нарастает и озабоченность общества по поводу возможного влияния хакеров на процедуры голосования. Представители официальных властей, а за ними и общественное мнение почти уверены, что угроза исходит от российских хакеров, и делают порой достаточно прямые намеки на их возможную связь с российскими госструктурами.

Разумеется, вопрос национальной принадлежности хакеров, а тем более определения конкретных заказчиков, является крайне сложным, но сама по себе ситуация представляется интересной. Она наглядно отражает возросшую мощь ИТ в жизни общества, а также то, что все без исключения страны попадают в зону риска. Ничего подобного ранее не было: хакеры нападали на банки, на личные кошельки граждан, занимались дискредитацией личностей и стран, но чтобы вмешиваться напрямую в процесс принятия важнейших государственных решений — это впервые. И самое забавное, что объект атак — ведущая ИТ-держава мира! Еще недавно активно обсуждалась, что США могут самолично отключить рубильником от Интернета кого захотят, а на практике получается, что они боятся внешних атак.

Напомним: речь в данном случае идет уже не только об утечке данных, а о том, что хакеры могут поменять данные. То есть от режима «просмотра» они переходят к режиму «редактирования». По крайней мере, именно такой сценарий обсуждается всерьез.

В этой ситуации член палаты представителей Конгресса США от шт. Джорджия Хэнк Джонсон представил проекты двух законов, нацеленных на защиту американской (технической) системы выборов. Один из них предусматривает отключение систем голосования от Интернета, второй — временное запрещение использования систем электронного голосования, которые не снабжены устройствами для бумажного протоколирования.

Трудно сказать, будут ли приняты эти законодательные предложения, тем более что времени остается очень мало, но можно почти наверняка сказать, что вся эта история заставит власти США серьезно заняться реформированием технической системы голосования в стране, которая сегодня, судя по сообщениям СМИ и разного рода экспертов, представляет собой типичный «зоопарк» разных систем и методов проведения самого голосования и подсчета голосов.

Скорее всего, можно ожидать и повышения интереса к внедрению чисто электронных методов голосования, когда граждане могут отдать свой голос с любой точки доступа через все тот же Интернет. Эта тема обсуждается уже давно, но пока она наталкивается на сильное сопротивление общественного мнения, которое опасается, что реализация такой схемы даст слишком много возможностей для манипуляций результатами администраторами системы. Разумеется, упоминаются и возможные угрозы со стороны хакеров, но именно администраторы стоят в рейтинге угроз на первом месте (уже потом следуют хакеры, несовершенство технологий и пр.).

Сегодня интернет-голосование на уровне официального волеизъявления народа (не путать с разного рода опросами, которые не имеют прямых юридически-правовых последствий) реализуются в ряде стран (в том числе США), на пилотном уровне — при местных выборах или в отдельных округах при голосовании по всей стране. Но в этом деле есть явный лидер — Эстония, в которой система всеобщего электронного интернет-голосования применяется и развивается с 2001 г. (в 2007 г. прошли выборы парламента). Своим опытом эта страна показывает не только реалистичность такой системы, но и возможности влияния ИТ на процесс демократизации страны: поскольку система прямого волеизъявления упростилась до минимума, важные государственные решения все чаще принимают не избранниками народа, а самим народом. Эстония часто упоминается на разного рода обсуждениях по теме электронного правительства как лидер и позитивный пример в этом процессе.

Версия для печати