НовостиСобытияКонференцииФорумыIT@Work
Безопасность:

Блог

Базель-II и III: за бедные банки замолвите слово …

Алексей Воронин
22.11.2012 17:29:48

С некоторых пор риск-менеджмент – нарастающая головная боль любого российского банка (и не только российского, заметим). На смену требованиям «Базель-I» Базельского комитета по банковскому надзору при Банке международных расчетов, приходит «Базель-II», а Банк России уже строит планы по соответствию системно-значимых российских банков требованиям "Базель-II"I. Причем от стандарта к стандарту все более ужесточаются требования к качеству исходных данных, поступающих из различного рода информационных систем, процедурам риск-менеджмента, и главное – к размеру собственного капитала банка и к ликвидности. Это делает внедрение международных стандартов все более экономически невыгодным для акционеров российских банков, чьи доходы снижаются. Как из всего этого выпутаться, чтобы и регулятор был доволен, и акционеры остались с прибылью, и управление многочисленными рисками было на должной высоте (да еще и в условиях жестоких сроков внедрения), думается, сегодня плохо представляют не только сами российские банки, но и главный регулятор российской банковской системы – Банк России.

Примерно такие мысли приходили на ум, когда я слушал докладчиков на сегодняшнем деловом мероприятии, организованном компаниями Accenture и SAS. Вместе с тем, по всей видимости, внедрение процедур риск-менеджмента в соответствии с Базель-II и Базель –III - дело решенное и неизбежное. Отчасти это подтверждает тот факт, что во многих крупнейших российских банках уже реализуются проекты внедрения Базель-II (например – в Сбербанке при участии Accenture). Неизбежным применение международных стандартов считает и Александр Петров, управляющий директор ВТБ, выступивший первым. Из его обширного доклада, касавшегося в основном методических вопросов внедрения и использования требований Базель-II и Базель-III, следовало, в частности, что имплементация современного риск-менеджмента на уровне IT-систем – один из важнейших этапов проекта. На уровне специализированного ПО для риск-менеджмента он выделил три класса продуктов: «черный ящик» (закрытое решение), конструктор (настраиваемое) и ПО собственной разработки. Как всегда, у каждого класса программных продуктов есть свои достоинства и недостатки. У «черных ящиков» нет возможностей дополнительной очистки входных данных, перенастройки алгоритмов их обработки, что, в условиях значительно худшего по сравнению с западными банками качества данных в российских банках, делает эффективное использование таких продуктов проблематичным. У «конструкторов» есть возможность доработки, но требуется высококвалифицированный персонал, который тоже в дефиците. Еще большей квалификации требуются сотрудники в штате в случае самостоятельной разработки ПО. Выступившие затем представители Accenture и SAS – Эдвин ван дер Удераа и Аллан Расселл – тоже высказались за ПО типа «конструктор», которое позволяет настраивать инструментарий управления рисками под конкретный банк и учитывать связи между различными факторами риска.

Ощущения некоторой тупиковости складывающейся ситуации с внедрением риск-менеджмента на уровне международных стандартов подтвердил на сессии дискуссии представитель одного из российских банков. Он откровенно констатировал (и подтвердил цифрами) экономическую невыгодность внедрения международных стандартов в своем банке и задал представителю Accenture вопрос, которого тот явно не ожидал – какова вероятность того, что Базель смягчит стандарты для российских банков? Эдвин ван дер Удераа согласился с тем, что в условиях переходного рынка все обстоит несколько иначе, и тактично обещал замолвить за российские банки словечко…

Комментариев: 0

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут добавлять комментарии