Сегмент cloud-решений в рельефе российского ИТ продолжает рост, наряду с количественными показателями демонстрируя существенные внутренние изменения. Как это выглядит в деталях, каковы основные тренды?

Концепция «облачных» вычислений, как и другие компоненты национального ИТ, подверглась существенным изменениям под влиянием санкций. Важно, что российские корпоративные заказчики — как бизнес-структуры, так и госорганизации — в этих сложных условиях продемонстрировали высокий уровень цифровой зрелости. Массового оттока потребителей из «облаков» в локальную инфраструктуру не произошло, рост сегмента продолжается, говорит Михаил Бараблин, партнер «АТ Консалтинг» («Росатом»), директор направления облачных решений компании.

Михаил Бараблин

Российский «облачный» сегмент остается стабильным. Прошел взрывной рост десятых, когда динамика составляла 35–40% в год, в последнее время сегмент растет на 18–22% за год, и этот показатель будет сохранен в среднесрочной перспективе. Объем российского «облачного» рынка в 2023–2024 годах будет находиться в промежутке 100–250 млрд рублей, согласно данным аналитических агентств, а разброс в параметрах, как отмечает Михаил Бараблин, появляется в зависимости от выбранной методики расчета.

Концептуальные изменения, которые не случились

Отказа от размещения вычислительных ресурсов, приложений и данных в on-cloud-структурах в пользу on-premise не произошло. Потребности в «облачных» сервисах для игроков национальной экономики продолжают расти, локальные cloud-провайдеры, отвечая на требования заказчиков, наращивают мощности, обеспечивающие работу российского «облака».

Глобальные «облачные» провайдеры и раньше не были широко представлены в отечественной экономике. Причины были вполне объективные: большие расстояния, требующие приземления «облака» в ЦОДы, приближенные к потребителям, сложность в развертывании дата-центров в имеющихся условиях (от физической инфраструктуры до нарастающей политической нестабильности), а также высокая конкуренция со стороны российских «облачных» провайдеров.

Важным фактором стало умение компаний, разворачивающих отечественные «облака», обеспечивать соответствие требованиям локальных регуляторов. Например, они прекрасно обеспечили возможность работы в «облачных» инфраструктурах с персональными данными россиян — от накопления и хранения до обработки и обогащения — в полном соответствии с локальным законодательством.

Для потребителей «облачных» услуг изменения относительно незначительны. Некоторые компании были вынуждены перенести свои ресурсы из европейских и североамериканских «облачных» платформ на расположенные в юрисдикции РФ, но это не оказало принципиального влияния на локальный рынок российского «клауда». Однако изменения внутри «облаков» происходят существенные. О них поговорим подробнее.

Переход: на российское или на open source?

«Облачных» продуктов, которые так или иначе не используют открытое программное обеспечение, почти нет. «Сегодня любое программное обеспечение в значительной части состоит из open source-компонентов, — уверен Михаил Бараблин. — Конечно, существуют известные производители ПО, разрабатывавшие свой закрытый продукт десятилетиями, не открывая доступ к коду, но таких примеров все меньше».

Однако в чистом виде использовать open source для бизнес-задач проблематично: отсутствие поддержки со стороны вендора приводит к необходимости реализовывать ее своими силами, что дорого и хлопотно. Российские компании делятся на две группы: одни содержат большой штат ИТ-специалистов, обеспечивающих создание и поддержку «облаков» на open source, другие не могут или не хотят это себе позволить по причинам организационного или экономического характера, а поэтому делают ставку на вендорские решения, причем не всегда российские. У первых доля используемого российского программного обеспечения — в том числе изначально основанного на open source, но все же обладающего вендорской поддержкой — довольно высока и быстро увеличивается. Долю российского софта в данном сегменте в 30–50% оценивают эксперты «АТ Консалтинг». У компаний второй группы российское ПО и представлено в меньшем количестве (его распространение в 10–15% оценивает г-н Бараблин), и идет медленнее.

Однако переход на российский софт идет в обоих случаях, а его динамика зависит от класса программного обеспечения. Например, серверные операционные системы, как показывает практика, заменить сравнительно легко, и поэтому доля российских решений для этого класса продуктов оказывается выше средней в рассматриваемом сегменте «облаков».

Импортозамещение: внутри «облаков»

В современных условиях необходим поэтапный переход на санкционно устойчивые решения, обеспечивающие работу «облачных» сервисов, причем это актуально как для публичных, так и приватных «облаков». Заметим, что переход, активизировавшийся более полутора лет назад, в настоящее время еще далек от завершения.

В сочетании с консервативным подходом, характерным для ИТ-подразделений, отвечающих за инфраструктурные решения, сложности импортозамещения внутри «облаков» приводят к невысоким темпам вытеснения санкционно зависимых продуктов. Сложностей, заметим, достаточно много. «Облачные» платформы просты для заказчика, но сложны в запуске и эксплуатации — создание многоуровневой инфраструктуры и интеграция между собой ее компонентов требуют времени и компетенций, напоминает Михаил Бараблин, приходится решать множество технических, организационных, а также связанных с информационной безопасностью вопросов.

Интересно, что многие готовы переплачивать за параллельный импорт, только чтобы не менять привычные системы и не перестраивать реализованные интеграции, отмечает Бараблин. Но вопросы обеспечения санкционной устойчивости решать приходится, от этого зависит минимизация рисков, поэтому переход на новые решения все же происходит. У одних провайдеров он идет быстрее, у других несколько медленней, но все равно развивается.

Новые времена — обновленные бизнес-требования

Российские вендоры «облачных» решений хорошо понимают потребности отечественного корпоративного заказчика, причем как в финансовой части, так и в нюансах: организационных или технических. «Как правило, вендоры готовы на серьезные уступки и затраты на помощь заказчикам в интеграции собственных разработок, — говорит Михаил Бараблин. — Кроме того, российские провайдеры давно знакомы с запросами отечественного бизнеса, поэтому весьма вероятно, что проблема заказчика уже была решена ранее, остается ее лишь адаптировать».

В качестве примера востребованного на современном рынке ПО Михаил Бараблин приводит продукт Cloudate, который позволяет заказчикам строить и развивать собственную «облачную» платформу на любых мощностях: своих или арендованных у провайдера. «Многие компании не хотят повышения рисков безопасности, с которыми связано размещение в полностью публичных облаках, так как это означает отдать инфраструктуру провайдеру, — говорит Михаил Бараблин. — Cloudate решает проблему: можно построить свое частное или гибридное облако на основе исключительно российского решения от надежного партнера с многолетним опытом в этой сфере».

Важно, что Cloudate позволяет конструировать сервисы, обеспечивать витрины сервисов и тарификацию, автоматический провиженинг и управление сложными инфраструктурами, причем соответствующие модули доступны буквально из коробки, хотя такой термин выглядит несколько странным для «облачного» решения. Cloudate также содержит модули, необходимые для создания кастомизированной под нужды заказчика платформы разработки ПО, — CI/CD-конвейеры, хранение кода, развертывание. Тестирование и вывод в прод могут быть автоматизированы даже для очень больших команд разработки.

Вместо заключения

«Облака» российские организации активно используют, применяя практически повсеместно. Во многом российские корпоративные заказчики опережают аналогичные структуры из ряда развитых стран, подчеркивает Бараблин, ведь уровень ИТ в России традиционно высок, особенно в госсекторе и крупном бизнесе. Редкие примеры отказа от «облаков» есть в основном в консервативных областях, связанных с особыми требованиями к информационной безопасности или использующих embedded-системы. Но даже в таких исключительных случаях конвейеры разработки и тестирования часто так или иначе размещают все же в «облаке», пусть даже и очень небольшом и развернутом локально. Например, «облако» для разработки может быть реализовано в урезанном виде и находиться на ноутбуке разработчика, но при этом оставаться «клаудом».

Переход в «облако» является естественным эволюционным развитием ИТ, таким же, как внедрение сервис-ориентированной архитектуры или отказ от монолитных приложений. «Сейчас не получится создавать более-менее крупные системы, не применяя „облачные“ технологии, — говорит Михаил Бараблин. — Однако можно выделить ряд трендов, которые служат драйверами для „облаков“: распространение концепции „все как сервис“, применение DevOps, популяризация микросервисной архитектуры, CI/CD-конвейеры». При этом нет принципиальной разницы, использует ли заказчик публичное «облако» или работает с частным, развернутым в собственном ЦОДе, — cloud-технологии во всех вариантах сохраняют актуальность.