НовостиОбзорыСобытияIT@WorkРеклама
ИТ-бизнес:

Блог

ИТ и экология. Надо ли рубить леса для сохранения итогов работы САПР и СУП?

В любой уважающей себя книге “Занимательная экология” обязательно должен быть раздел “ИТ и экология”. Чтобы понять почему, рассмотрим один из аспектов этой проблемы, касающийся сохранения лесного фонда нашей планеты.

В недавнем интервью председателя правления ОАО “Газпром” Алексея Миллера “Вернуть Санкт-Петербургу статус города больших амбиций и великих свершений!” (журнал “Итоги”, 20 декабря 2010 г., стр. 16) меня заинтересовал следующий фрагмент: “…надо помнить, что по “Охта центру” на подготовку всей проектной документации под конкретный участок, чтобы начать строительство “вчера”, мы потратили шесть лет! По объему это комната площадью сто квадратных метров, доверху заполненная проектно-сметной документацией”.

Много это или мало? Для наглядности попробуем выразить данный объем в других единицах. Если предположить, что потолок архивного зала, о котором идет речь, находится на расстоянии трех метров от его пола, а один кубометр офисной бумаги весит примерно одну тонну, то масса проектно-сметной документации на “Охта центр” составляет примерно 300 тонн.

Как известно, наиболее популярный сорт офисной бумаги имеет плотность 80 граммов на кв. метр. Таким образом, масса одного листа этой бумаги формата A4 (1/16 квадратного метра) составляет 5 граммов. 200 листов такой бумаги весят 1 кг, а 200 тыс. листов – одну тонну. Отсюда легко подсчитать, что 300 тонн – это масса 60 млн. листов бумаги формата A4.

Сколько же деревьев надо погубить для получения такого количества бумаги? По некоторым данным, для изготовления одной тонны бумаги необходимо срубить от 12 до 24 деревьев. Таким образом, для распечатки на бумаге проектно-сметной документации по “Охта центру” пришлось срубить от 3600 до 7200 деревьев. Это даже не роща, а целый лес! Рубить же деревья, как утверждают экологи, можно не раньше, чем через 10-20 лет после их посадки.

Я не видел проектно-сметную документацию по “Охта центру”, но сомневаюсь, что в ней есть хотя бы один документ, напечатанный на традиционной пишущей машинке или нарисованный вручную на древнем чертежном кульмане. Скорее всего, подавляющая часть этой документации готовилась посредством различных САПР (систем автоматизированного проектирования) и офисных приложений. Зачем же понадобилось выводить на бумагу десятки миллионов cтраниц документации? Неужели только для того, чтобы должностные лица могли поставить на них свои подписи?

Можно, конечно, предположить, что некоторые документы представляют собой цветные плакаты, созданные для проведения презентаций проекта перед различными комиссиями. Но это тоже сомнительно, ведь современные проекторы в мгновение ока могут вывести на экран огромные изображения, причем не только “плоские”, но и в 3D-формате.  

Может, в стоквадратнометровой комнате, о которой упоминает Алексей Миллер, хранится межведомственная бумажная переписка по проекту создания “Охта центра”? Ведь известно, что огромные суммы, потраченные на создание системы МЭДО (межведомственного электронного документооборота), пока не привели к полной и окончательной победе электронных цифровых подписей (ЭЦП) над традиционными “рукописно-перьевыми”. Но и этот вариант исключается. Ведь сказано же: комната доверху заполнена не разного рода бумагами, а именно  проектно-сметной документацией.

Есть и ещё одно объяснение необходимости рубки деревьев для сохранения итогов работы САПР: после вывода проектно-сметной документации на бумагу все электронные оригиналы в целях обеспечения должного уровня секретности были уничтожены! Ведь известно, что утечки бумажных документов, физически имеющихся в одном экземпляре и хранящихся в надежно запертых сейфах, практически не встречаются. Но эта версия носит чисто теоретический характер: ведь проект создания “Охта центра” не является секретным. Наоборот, свое мнение по нему не высказывали разве что самые ленивые.

Впрочем, календарно-сетевые графики возведения общественно-значимых объектов хотя и не являются секретными, но обычно широко не афишируются. Простой пример: кто-нибудь из так называемых “простых людей” видел календарно-сетевой график возведения олимпийских объектов в Сочи? Пусть даже не детальный, а самый общий, содержащий всего несколько десятков узлов с перечислением сроков наступления ключевых событий (предполагаемых дней сдачи в эксплуатацию ключевых объектов)?

Более того, “тайной” является даже название соответствующей системы управления проектами (СУП). Наверняка, имя этой СУП известно весьма значительному количеству специалистов, планирующих и контролирующих работы по возведению олимпийских объектов в Сочи, но публично имя этой системы почему-то не разглашается. Мне однажды довелось присутствовать на партнерском мероприятии, где название данной системы случайно (а может, и преднамеренно) было упомянуто. Но после этого упоминания спикер сделал “страшные глаза” и попросил присутствующих журналистов имя данной системы гласности не предавать! :)

Вот более свежий пример календарно-сетевой закрытости: в конце декабря было объявлено, что до 2015 г. на постройку наукограда “Сколково” будет потрачено 100 млрд. руб. А что именно предполагается на эти деньги соорудить? И когда? Об этом почему-то нигде толком не говорится.  :(

Но это так, к слову. А теперь снова вернемся к нашей своего рода “занимательной экологии”. Что будет, если 300 тонн бумажной проектно-сметной документацию по “Охта центру” перевести в электронный вид, а оригиналы документов отправить на вторичную переработку? Как считают некоторые, переработка одной тонны макулатуры экономит примерно 10 деревьев, 20 тыс. литров воды, 1000 кВт электроэнергии и т. д. Другие специалисты утверждают, что при приготовлении целлюлозной массы – сырья для изготовления бумаги -- одна тонна макулатуры заменяет 4 кубометра древесины.

Таким образом, за счет перевода проектно-сметной документацию по “Охта центру” в электронный вид в лесной фонд можно “вернуть” около 3000 деревьев. Что, согласитесь, тоже немало. Если же учесть все проекты, при реализации которых используются высокопроизводительные САПР и СУП, то “древоэкономия” может оказаться очень даже внушительной. Что же мешает её осуществить? Как вы думаете?

Для полноты картины добавим: долгое время бумага производилась из тряпичных волокон. А ещё раньше – из крапивы и различных других волокнистых растений. И только в девятнадцатом веке (примерно в 1840 г.) немецкий ткач Ф. Келлер придумал метод производства бумаги из измельченной древесную массы. А через некоторое время был изобретен способ получения чистой целлюлозы — однородной органической массы из древесного сырья, подвергнутого очистке от смол и других примесей вывариванием.
Как знать, если бы бумагу не научились делать в промышленных масштабах из целлюлозы, то объемы книгопечатания и бумажного делопроизводства были совсем другими. Возможно, тогда и электронные технологии в процесс делопроизводства проникли бы гораздо быстрее.