НовостиСобытияКонференцииIT@Work
Документооборот/ECM:

Блог

Как передавать электронные документы в суд

Вопрос, казалось бы, простой и должен уже давно иметь четкие и однозначные ответы. Но существующие ответы, если и есть, то выглядят довольно странно.
Это в очередной раз показала [ur=https://www.facebook.com/groups/ecm.group.rus/#!/groups/ecm.group.rus/permalink/617491724979735/] дискуссия в ECM-Фейсбуке[/url]

Началась с банального случая. Некая компания подала в суд на Интернет-издания за какую-то "нехорошую" публикацию на сайте. "Нехороший текст" передали в виде файла на CD, а тот оказался физически поврежден. А запись на самом сайте  была уже удалена.

В итоге, пришлось проводить экспертизу не роликов, когда-то размещенных на сайте СМИ, а их «сырца» с YouTube. Впрочем, суд это не смутило и результаты экспертизы были учтены. Главный редактор «Росбалта» был признан виновным в совершении двух административных правонарушений.

Очень хороший пример: публикация на сайте вполне себе была признака судом в качестве вещьдока, причем даже ее физическое удаление сайта виновникам не позволило избежать наказания, поскольку "следы остались".
Но удивительно, что в обсуждении СЭД-профессионалы сосредоточили свою иронию на том, как был поврежден CD (по одной из версий – дыроколом). И совсем не стали рассматривать другой, намного более важный вопрос: как же должны передаваться в суд электронные документы.

Да, файл с текстом (или видео, это не важно) был передан в суд. Суд на основе анализа текста/записи должен вынести решение о его "законности" (нет ли в содержании нарушений закона).

Но ведь есть другой вопрос: как суд устанавливал аутентичность представленной копии исходному оригиналу? Ведь файл на CD оригиналом не является.

Конечно, в принципе в суд можно предоставить ссылку на запись-оригинал, и суд может сам просмотреть запись на своем оборудовании.

Но тут возникает вопрос: есть ли в нашем судопроизводстве процедура "принятия в качестве материалов суда" ссылки на Интернет-запись? Вообще, такая процедура больше похожа не на предоставление вещдока, а, скорее, на вызов свидетеля (Свидетелю по его адресу направляется повестка, он приходит и в прямом эфире рассказывает, секретарь заносит в протокол. Так и тут идет обращение по адресу, файл воспроизводится, секретарь записывает на CD…)

А если у суда нет доступа в Интернет или файл уже давно удален. Тогда понятно: нужно проводить некоторое судебное расследование, наверное, с привлечением экспертов.

Вот рекомендация данная экспертом



Обратите внимание на ее сугубо "бумажный" вариант.

Первый вопрос – зачем нужен тут нотариус? Почему нельзя обойтись без него?

Тут работает "традиционная российская логика": поставить "гербовую печать".

Англосаксонская судебная практика устроена иначе: вы просто подает свою копию документа в суд. И только, если у суда возникают сомнения в ее подлинности (например, вторая сторона отрицает ее подлинность), проводится дополнительное расследование. Например, проверяются логи локальных серверов, внешних провайдеров и пр.
И тут надо ответить, что вторая сторона обычно не рискует "играть" с отрицанием подлинности, поскольку, если окажется, что она обманывала суд, то ей придется очень плохо…

Ну, ладно, пойдет по нашей национальной привычке к нотариусу. Второй вопрос: зачем к нему нужно идти с распечатнным документом? Наш нотариус не имеет доступа в Интернет? Но тогда, как же он будет сверять подлинник и копию? У нет принтера? Таких нотариусов я уже много лет не встречал…

Но есть и другой вопрос: а почему нужно всю эту "музыку" распечатывать?

И тут обращаем внимание на то, что наши эксперты сами не знаю, кажется, ответы на этот вопрос. Ну, текстовую инфо можно распечать. Как "распечатывать" аудиозапись? А видео? Непонятно, СЭД-эксперты тоже, как я понимаю, не знают:

Если предмет разбирательства - звук или видео, экспертиза и фиксация факта инкриминируемой публикации технически несколько сложней. Сам инкриминируемый контент записывается на CD, но нужны еще и заслуживающие доверия суда свидетельства, что опубликовано (было) именно "это".

Так вопрос-то как раз и заключается – как нужно производить "экспертиза и фиксация факта инкриминируемой публикации". Ответ "несколько сложнее" – это не ответ.

При том, что ситуация – вполне типичная. Или мне опять посоветуют обращаться к опытными юристам-знатокам, которых два-три человека на всю страну?
Владислав
Или мне опять посоветуют обращаться к опытными юристам-знатокам, которых два-три человека на всю страну?
Нет, Андрей.
Зайдите лучше в булочную, спросите у кого-нибудь в очереди.
Ну или вот в блоге в Интернете, куда ходит десяток человек.

Результат будет одинаковый.