Представление об общей структуре ИТ-рынка в виде двух ключевых составляющих — заказчики и поставщики — является не очень точным. Ведь есть еще третья сторона — государство, роль которого для отрасли важна и весьма специфична. С одной стороны, государство – это крупнейший потребитель ИТ, причем довольно сильно отличающийся от бизнес-клиентов и индивидуальных пользователей. С другой стороны, оно занимает позицию над рынком, определяя правила игры на нем и следя за их выполнением. Кроме того, государство часто выступает и в роли поставщика решений или исполнителя проектов.

О различных аспектах взаимодействия корпорации Microsoft с российскими властными структурами и подведомственными им организациями обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов беседует с директором департамента по работе с государственными и общественными организациями Microsoft в России Павлом Ершовым.

PC Week: Как можно в общих чертах представить динамику отношений Microsoft с правительственными структурами в России и определить их нынешнее состояние?

Павел Ершов: Очень кратко и в самых общих чертах можно сказать, что за пятнадцать лет присутствия Microsoft в нашей стране эти отношения претерпели целую серию радикальных изменений, которые определялись развитием ИТ-рынка в целом и бизнеса корпорации, а также, конечно, существенным изменением роли государства в этой сфере. Сегодня наше общение с российскими правительственными структурами и бюджетной сферой очень разноплановое и, что важно для нас, весьма успешное.

Давайте вспомним середину 90-х годов, когда российский ИТ-рынок формировался, казалось бы, вообще без участия государства — его подведомственные структуры тогда бизнесом просто не рассматривались в качестве серьезных заказчиков. Но на самом деле одним из фундаментов тех рыночных процессов было признание в 1992 г. на законодательном уровне авторского права на ПО. И ни для кого не секрет, что Microsoft, даже еще официально не представленная в России, активно участвовала (и продолжает участвовать) в процессе утверждения в нашей стране этого фундаментального принципа всей ИТ-отрасли.

Разумеется, Microsoft — это коммерческая компания, у которой есть свои вполне понятные деловые интересы. Являясь крупным игроком, мы можем строить отношения с заказчиками, в том числе и с государством, исходя из решения не тактических, а стратегических, долгосрочных задач. Но еще важнее, что имея статус лидера рынка мы отлично понимаем свою ответственность перед ИТ-отраслью в целом и стараемся в отношениях с государством выражать интересы всей индустрии, а не только отдельной корпорации.

Важно и то, что Microsoft поддерживает отношения с российским правительством на различных уровнях: и на местном, и на международном. Вы могли заметить, что все визиты в Россию топ-менеджеров корпорации включают в программу пребывания встречи с представителями государства весьма высокого уровня.

PC Week: Но в начале века значимость государства для ИТ-рынка стала быстро расти. Как, на ваш взгляд, это сказалось на рынке в целом?

П. Е.: Разумеется, российские властные структуры резко повысили свою роль как регулятора рынка. Мы понимаем, что следствия любого регулирования могут быть различными для рынка: позитивными и не очень. Хотя, безусловно, сама оценка “позитивно – негативно” является очень субъективной. Можно, конечно, высказать немало критических замечаний в адрес правительства по разным поводам, но в целом нужно признать, что политика государства способствовала развитию рынка. Достаточно назвать запуск и реализацию программы “Электронная Россия” или сказать о прогрессе в сфере соблюдения авторских прав.

Но с начала нынешнего десятилетия государство стало быстро повышать свою привлекательность для ИТ-бизнеса и в качестве потребителя ИТ. Мы можем видеть, что в российской ИТ-отрасли даже сформировался сегмент компаний, ориентированных именно на работу с бюджетной сферой. Для Microsoft коммерческий аспект отношений с государством также очень важен, и мы много работаем в этом направлении.

PC Week: В чем конкретно проявляется участие корпорации в реализации проектов в бюджетной сфере? Как здесь строятся отношения в треугольнике вендор – партнеры – заказчик?

П. Е.: Здесь нужно уточнить, что проекты в бюджетной области во многом отличаются от коммерческой сферы. В общем случае они более масштабные, многоэтапные, долгосрочные, географически распределенные. У них бывают очень сложные и затяжные схемы финансирования, что вызывает необходимость, скажем, существенных стартовых затрат со стороны исполнителя. К тому же и исполнителей может быть много. Именно этим объясняется участие вендоров в ИТ-проектах, которые даже на уровне крупных коммерческих заказчиков часто выполняются силами лишь интеграторов.

Конкретный вариант нашего участия может быть различным. Мы можем выступать как генеральный подрядчик, который занимается только координацией работ субподрядчиков. Мы можем быть исполнителем в лице своей консалтинговой службы (кстати, в её российском отделении сейчас уже работает более 130 сотрудников), которая может привлекать нужных партнеров. А часто бывает и так: проект ведет независимая компания, привлекая наших специалистов на субподряде.

Надо сказать и о том, что мы можем участвовать не во всем проекте, а только в определенных его этапах: на стадии начального выбора технологий и архитектуры, в ходе выработки спецификаций проекта, на этапе его реализации и т. д. Но принципиально важно то, что наши ресурсы позволяют нам охватывать весь жизненный цикл проектов любой сложности.

Я хотел бы отметить еще один актуальный аспект нашего участия в проектах. Коммерческий эффект от них очень важен, но не менее значим сам выбор таким заказчиком, как государство, тех или иных технологий. Ведь это в существенной мере формирует стандарты де-факто для всей ИТ-области.

PC Week: Насколько государственные структуры готовы к использованию новейших технологий, предлагаемых Microsoft?

П. Е.: Здесь действует общий закон: чем крупнее заказчик — тем он консервативнее. Хотя часто для решения новых корпоративных задач требуется как раз использование самых последних инноваций. Государство при прочих равных условиях выбирает уже проверенные на практике продукты. Хотя можно привести примеры в России, когда выбор делается в пользу как раз самых новых технологических предложений, в частности в области обязательного медицинского страхования или в проектах, реализуемых в Республике Татарстан.

Важным моментом для России является вот что. Еще несколько лет назад бюджетная сфера рассматривалась как некая технологически отсталая часть рынка: по возможностям финансирования, по готовности руководителей организаций и конечных пользователей, по уровню квалификации ИТ-персонала. Сейчас это не так — она вполне соответствует уровню рынка, а в каких-то моментах и опережает его.

PC Week: В последние годы мы наблюдаем географическое расширение бизнеса Microsoft и получаем все больше новостей о реализации региональных проектов. Что можно сказать об этом направлении работы?

П. Е.: Вы правы, движение в регионы для нас очень важно, и мы его усиливаем. Реализуемые там проекты в значительной степени отличаются от выполняемых на уровне страны. Тут дело даже не в масштабах, которые в действительности часто не уступают федеральным. Их специфика во многом определяется тем, что данные проекты ориентированы на предоставление услуг населению, на работу с конечными пользователями. И еще на уровне региональных проектов очень хорошо видно, что успех продвижения ИТ зависит от желания и воли местных властей.

Работу с регионами мы ведем через сеть своих представительств, которые сейчас имеются более чем в тридцати городах России. У нас заключены соглашения с 15 субъектами РФ и четыремя муниципальными образованиями о сотрудничестве в различных сферах применения ИТ: образовании, медицине, электронном правительстве. В целом можно сказать, что если пять-восемь лет назад мы явно ощущали отставание регионов от Москвы и С.-Петербурга, то сейчас тут разрыв заметно сократился, а некоторые местные проекты по своему технологическому уровню ничем не уступают федеральным.

PC Week: Как строятся ваши отношения с государством в качестве регулирующего органа?

П. Е.: Принципиальным моментом здесь является то, что мы стараемся выступать не как конкретная компания, а как представитель ИТ-отрасли и поэтому чаще всего работаем через те или иные отраслевые сообщества. Большая часть нашей активности в подобных отношениях идет через ассоциацию АПКИТ, и в качестве одного из последних удачных шагов можно привести наше участие в разработке новых образовательных стандартов для высшей школы совместно с министерствами образования, информации и связи и с некоторыми ведущими ИТ-компаниями страны.

Еще один вариант нашего взаимодействия с государством — это участие в публичных обсуждениях по тем или иным проблемам развития ИТ-отрасли. Самый недавний пример – интернет-дискуссия о концепции открытого ПО, которую инициировало Мининформсвязи РФ в начале нынешней весны.

PC Week: Еще одна важная функция государства — сертификация продуктов в плане обеспечения безопасности. Как организована эта работа?

П. Е.: Здесь наши отношения развиваются очень успешно. Так, именно Россия стала первой страной, с которой еще несколько лет назад было заключено соглашение о предоставлении ей доступа к исходным кодам Windows, чтобы в том числе упростить процедуры сертификации наших продуктов и решений. Если говорить о национальной специфике, то дело тут скорее не в каких-то трудностях самих проверочных испытаний, а в ведомственной разобщенности. В частности, Минобороны и ФСБ доверяют только собственным экспертам. Впрочем, это характерно для силовых структур многих стран. Конечно, было бы здорово, если бы Россия стала признавать международные сертификаты, в том числе и в области безопасности.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)