Звезда Кремниевой Долины ушла в отставку

8 июля совет директоров VMware объявил об уходе Дианы Грин (Diane Greene), одного из основателей этой компании, в отставку с постов президента и CEO. На эти руководящие должности назначен Пол Мариц (Paul Maritz), ранее возглавлявший подразделение распределенных вычислений (cloud computing) корпорации EMC, которой принадлежит VMware, до этого в течение 14 лет он входил в состав топ-менеджеров Microsoft. Эта новость в западных СМИ сразу же получила эпитет “шокирующей”, и фондовый рынок подтвердил такую оценку: акции VMware за час упали на 23,3%, а EMC — на 8,5%. Ситуация действительно выглядит очень необычной и на сегодняшний момент весьма загадочной. Однако если приглядеться к ней внимательнее, то за ней видны возможные серьезные перемены в динамично развивающемся в последние годы сегменте технологий виртуализации.

Диану Грин в последние годы в прессе часто называли звездой Кремниевой Долины, и в этом нет никакого преувеличения. И дело тут не только в том, что она была на момент своей отставки самой известной и высокопоставленной женщиной-руководителем в мировой ИТ-индустрии. Интерес к Диане Грин определяется тем, что она фактически совершила (или, по крайней мере, возглавила) прорыв в ИТ-отрасли, аналогов которому трудно найти за последние 10 лет, и в этом плане ее вполне можно поставить в один ряд с такими людьми, как Билл Гейтс, Ларри Эллисон, Скотт Мак-Нили…

Ведь она является одним из основателей и бессменным руководителем компании, которая по успешности развития бизнеса уступает разве что Google. При этом феномен VMware выглядит тем более весомым, так как эта компания смогла добиться успеха на традиционном ИТ-рынке (в отличие от Google, осваивавшей принципиально новые сферы), фактически создав и возглавив новый динамично развивающийся сегмент виртуализационного ПО и превратившись из нишевого ИТ-игрока в одного из ведущих поставщиков платформенного ПО с амбициозными планами на будущее.

Компания VMware — это типичный стартап 1998 г. Она была создана командой из пяти учредителей, но ведущая роль в этой пятерке принадлежала супружеской паре — Менделю Розенблюму (Mendel Rosenblum) и Диане Грин. Муж играл роль научно-технического лидера компании: в тот момент он был профессором Стэндфордского университета, где занимался разработками в области операционных систем, которые легли в основу технологий виртуализации VMware (в настоящее время он — главный научный руководитель VMware). Его жена, имевшая два звания магистра наук (по специальностям “военно-морское кораблестроение” в Массачусетском технологическом институте в 1978 г. и “компьютерные науки” в университете Беркли в 1988 г.), обладала опытом работы на руководящих технических должностях в известных ИТ-компаниях (Silicon Graphics, Tandem, Sybase). В середине 90-х она была CEO стартовавшей тогда компании VXtreme, которую в 1997 г. приобрела Microsoft (именно VXtreme стала основой сформированного подразделения Windows Media). VMware – второй стартап Дианы Грин, который в начале 2004 г. тоже был приобретен (довольно неожиданно для аналитиков рынка), но уже корпорацией EMC, в тот момент известной исключительно как поставщик аппаратных средств хранения данных.

Наблюдатели едины во мнении: в огромной серии приобретений EMC последних лет самой удачной была покупка VMware. Заплатив за нее 635 млн. долл., спустя уже четыре года корпорация имела “дочку”, со средним уровнем капитализации в 20 млрд. долл. VMware продемонстрировала за этот период удивительные темпы развития: с 2003 по 2007 гг. ее доходы увеличились с 0,1 млрд. до 1,3 млрд. долл., т. е. росли в среднем ежегодно в два раза. И это за счет чистого роста продаж своих продуктов, без заметных внешних приобретений. Сейчас темпы несколько замедляются, что естественно для такого объема бизнеса: в 2007-м рост составил 88%, в 2008-м ожидается 50%. Но все равно — это рекордные показатели для ИТ-компаний подобного размера: ожидается, что в нынешнем году доход VMware приблизится к 2 млрд. долл. и компания твердо закрепится в десятке крупнейших мировых поставщиков софта. По оценкам аналитиков, на долю VMware приходится 70--80% быстро растущего рынка средств виртуализации.

Успех VMware определяется целым рядом факторов, главный из которых — быстрое повышение спроса на технологии виртуализации со стороны рынка. К нему можно добавить удачную техническую политику компании и получение солидных инвестиций от нового dkfltkmwf. Но есть и еще один значимый момент: EMC сохранила для VMware статус самостоятельного игрока на ИТ-рынке (что является уникальным случаем не только для EMC, но и для всего ИТ-рынка), оставаясь лишь собственником, но не интегрируя компанию в свою структуру (но при этом президент и CEO корпорации Джо Туччи стал председателем правления VMware). С одной стороны, такой шаг объяснялся тем, что технологии VMware в тот момент не очень вписывались в бизнес EMC, нацеленные на обработку данных, а не управление приложениями, с другой — это давало возможность для развития VMware на основе более широкого отраслевого партнерства.

Переломным моментом в жизни VMware стал выход на IPO в августе прошлого года. Это был полный успех: в первый же день стоимость одной акции компании с номинальной цены в 29 долл. подскочила до 52 долл. К октябрю акции подорожали до отметки в 125 долл.: более высокие темпы роста капитализации демонстрировала только Google.

И вот на этом фоне полного многолетнего успеха — отставка руководителя VMware. Официальное заявление Джо Туччи по этому поводу очень лаконично: “Правление благодарит Диану Грин за ее значительный вклад в VMware и желает ей всяческого успеха в будущем…”. О том, чем собирается заняться г-жа Грин, — ни слова. Западные СМИ сообщают, что она недоступна для комментариев. Не очень понятный момент: на два дня ее имя почему-то пропало из списка “сооснователей” на сайте VMware и появилось в нем вновь лишь утром 10 июля. И только 9 июля руководитель EMC сообщил прессе, что правление хотело бы, чтобы Диана Грин осталась работать в компании, но не в должности CEO.

Без ссылок на конкретные источники в СМИ появились сообщения о том, что EMC объясняет перестановку в верхнем эшелоне необходимостью усиления руководства для обеспечения дальнейшего быстрого роста компании. В одной из публикаций (со ссылкой на EMC) было сказано напрямую: “VMware переросла возможности г-жи Грин по руководству компании”. В ряде комментариев говорится, что отставка была вызвана тем, что CEO VMware высказала сомнения в том, что озвученный ранее прогноз о росте на 50% в текущем году удастся выполнить.

Так или иначе, но представляется вполне очевидным, что за внешними бизнес-успехами VMware скрываются довольно серьезные проблемы будущего развития, и речь, скорее всего, идет о возможностях конкретного человека продолжать руководство компанией. То, что есть объективные проблемы, видно и по изменени. курса акций VMware. А он, после пика, достигнутого в октябре прошлого года, стал неизменно уменьшаться: со 125 долл. тогда до 50 долл. накануне отставки Дианы Грин. И это — на фоне продолжающегося быстрого роста бизнеса. В чем же дело?

Конечно, выделить с высокой достоверностью все факторы, влияющие на биржевой курс, — задача нереальная. Но один можно назвать вполне определенно: падение стоимости акций VMware началось сразу после объявления Microsoft осенью прошлого года о намерении выпустить свой новый виртуализационный продукт — Hyper-V. Это название в контексте темы обострения конкуренции на рынке технологий виртуализации встречается во многих комментариях западных наблюдателей. Можно отметить еще одно совпадение: отставка Дианы Грин произошла спустя две недели после выхода Hyper-V на рынок.

Безусловно, выход на рынок такого серьезного игрока, как Microsoft, очень серьезно повлияет на развитие ситуации, и нынешнее лидирующее положение VMware не дает само по себе гарантий на безоблачное будущее. Однако, кроме внешних факторов у VMware есть и внутренние проблемы развития. Дело в том, что ее независимый статус, который, как мы отмечали, был важным фактором успеха, все больше вступает в противоречие с интересами родительской компании — EMC. По этому поводу в одном из западных комментариев сказано прямо: “Для дальнейшего развития VMware должна расширять сотрудничество с ведущими ИТ-компаниями, которые являются прямыми конкурентами EMC”. И в этой связи выдвигается очевидное предположение: отставка Дианы Грин вызвана разногласиями в видении стратегии развития VMware и взаимоотношений “мамы” и “дочки”.

Сможет ли новый руководитель VMware обеспечить динамичное развитие бизнеса компании в новых конкурентных условиях? Это мы увидим в будущем, а пока только кратко представим этого довольно известного в ИТ-отрасли человека.

Пол Мариц проработал в Microsoft 14 лет и управлял в компании созданием и маркетингом таких известных продуктов, как Windows 95, Windows NT, SQL Server. В момент своего ухода из корпорации в 2000 г. он занимал в иерархии руководства третью позицию после Билла Гейтса и Стива Балмера. В 2003-м Мариц основал стартап-компанию Pi, которая занялась разработкой нового поколения распределенных решений (Cloud-based) для управления персональной информацией. В начале 2008 г. Pi была куплена корпорацией EMC, на ее основе было создано новое подразделение EMC Cloud Division, его возглавил Пол Мариц.

Комментарии наблюдателей по поводу нового CEO VMware в целом единодушны: это сильный и инициативный руководитель, к тому же отлично знающий своего главного конкурента. А вот сможет ли он решить объективные проблемы роста VMware с учетом интересов EMC — это покажет будущее.

Версия для печати (без изображений)