Посетивший в начале октября Москву Клаус Зайдль (Klaus Seidl), вице-президент по продажам в Центральной и Восточной Европе компании Riverbed, специализирующейся в области WDS (wide-area data services) и поставляющей решения для оптимизации глобальных сетей (WAN) и повышения производительности используемых в них приложений, сообщил об открытии представительства Riverbed в России.

Основная задача, стоящая перед новым офисом, — развитие бизнеса на территории России и других стран СНГ. Реализовать ее предполагается через создание высокоэффективной партнерской сети с крупнейшими интеграторами, построение канала продаж, поиск новых заказчиков и работу с уже существующими партнерами.

Первым шагом в работе новой структуры стало налаживание взаимоотношений с компанией OCS, входящей в холдинг НКК и являющейся широкопрофильным дистрибьютором. Вице-президент этой компании Люк Брюне подтвердил, что с Riverbed заключено соответствующее соглашение. По его условиям партнеры OCS получат доступ к решениям вендора для оптимизации работы приложений в WAN-инфраструктуре заказчиков.

С открытием офиса компания намерена больше внимания уделять качеству работы с партнерами и заказчиками, внедрению решений, пользующихся спросом. Как рассчитывают в Riverbed, при оптимальной организации работы с партнерами возрастет интерес к предлагаемым решениям как со стороны интеграторов, так и со стороны заказчиков.

В представительстве вендора полагают, что расширению пула заказчиков будет способствовать то, что в России сейчас довольно много крупных компаний с распределенными филиальными структурами и, кроме того, международные корпорации открывают свои офисы и производства в Москве, Санкт-Петербурге и других городах.

Опыт работы Riverbed в нашей стране (в основном заказчиками являются западные фирмы с представительствами в России) показал, что решения по оптимизации WAN-сетей востребованы. Но, как считает региональный менеджер компании по России и СНГ Рустам Хаметов, “о результатах пока говорить рано”.

В то же время доход Riverbed в мире за 2007 г. составил порядка 300 млн. долл. (в 2006-м — 80 млн. долл.). И вендор намерен значительно повысить оборот в стране: реальные перспективы, судя по опыту компании на мировом рынке в этом сегменте, есть. Уже в ближайшее время компания рассчитывает увеличить число проектов с российскими партнерами и заказчиками.

Продукты Riverbed стоят от 5 тыс. долл. и выше и ориентированы на большие и средние компании с территориально распределенной структурой. Однако, как пояснил г-н Зайдль, при развертывании аппаратно-программных устройств Steelhead в удаленном офисе (иногда за сотни и даже тысячи километров от центрального офиса или ЦОДа, в котором находится база данных или серверные приложения) заказчикам удается повысить производительность работы клиентских приложений до уровня, характерного работе приложений в локальной сети (за счет оптимизации передачи требуемых данных через глобальные сети); при этом повышается эффективная пропускная способность канала.

Такие решения Riverbed построены на базе устройств Steelhead и Interceptor, функционирующих под управлением специализированной встроенной операционной системы RiOS. С их помощью на предприятиях, в инфраструктуре которых используются распределенные глобальные сети, в большинстве случаев за счет оптимизации передачи данных по IP-протоколам можно достичь, по утверждению г-на Зайдля, такой же скорости работы применяемых бизнес-приложений, как и в стандартных локальных сетях.

По словам Руслана Чинякова, директора департамента систем хранения данных и инфраструктурного ПО компании OCS, в условиях территориально распределенных систем (которых в нашей стране множество) проблема оптимизации WAN-инфраструктуры и ускорения производительности работы “тяжелых” приложений с доступом к информации, которая хранится на удаленных серверах, установленных в ЦОДах или центральных офисах, чрезвычайно актуальна. Универсального решения не существует, так как все поставляемые приложения ведущих софтверных компаний ориентированы на работу в локальных сетях. Поведение приложений в обычных глобальных сетях распределенных систем значительно отличается и не только в сторону уменьшения скорости. При обмене данными это приводит к довольно большим временным задержкам, часто непрогнозируемым, и в конечном итоге к нестабильности работы таких систем и резкому снижению производительности приложений. Приходится идти на создание и модернизацию широкополосных дорогих каналов и устанавливать дорогостоящее дублирующее оборудование, создавая “малые” ЦОДы на местах в филиалах или устанавливая в удаленных офисах дополнительные серверы — для хранения файлов, данных, почты и т. п. Заказчики не всегда идут на столь затратные решения, которые к тому же не во всех случаях полностью закрывают проблему. Кроме того, при такой организации распределенной инфраструктуры принципиально нарушается безопасность: отсутствует централизованный контроль доступа к информации, поскольку к ней получают доступ сотрудники удаленных офисов.

Как пояснил г-н Чиняков, в OCS провели исследование рынка систем, которые могли бы решать проблемы оптимизации глобальных сетей и ускорения передачи данных, и остановили выбор на продуктах Riverbed, что и привело к заключению партнерского соглашения. “И уже сейчас Riverbed помогает нам и нашим партнерам реализовать первые проекты в России”, — добавил он.

Учитывая складывающуюся кризисную ситуацию в мире, количество клиентов, создающих новые территориально распределенные сети, вряд ли будет заметно расти в ближайшие годы, в том числе и в России. Однако заказчики, на предприятиях которых уже существует распределенная инфраструктура, будут активно искать резервы для сокращения издержек и оптимизации глобальных каналов связи. И здесь решения Riverbed могут оказаться как нельзя кстати.

Версия для печати (без изображений)