11 октября состоялось первое выездное заседание Экспертного совета по особым экономическим зонам (ОЭЗ) технико-внедренческого типа, на котором было принято предварительное решение о присвоении статуса резидентов Томкой ОЭЗ очередным двенадцати инновационным компаниям. (Таким образом, их общее число возросло до 37.)

В тот же день в Томске в рамках XI Инновационного форума с международным участием прошел “круглый стол” под председательством руководителя Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами Андрея Алпатова “ОЭЗ: проблемы и перспективы развития”.

Особые зоны — особые режимы

Как известно, особые экономические зоны технико-внедренческого типа — это одна из попыток (наряду с технопарками) реализовать идею формирования территориальных очагов концентрации высокотехнологичных компаний для получения так называемого эффекта синергии.

Отправной точкой текущего этапа развития этой идеи в нашей стране принято считать федеральный закон № 116 “Об особых экономических зонах в РФ” от 22 июня 2005 г., определивший четыре разновидности ОЭЗ: промышленно-производственные, туристско-рекреационные, портовые и технико-внедренческие.

К последнему типу в настоящий момент относятся четыре зоны — в Зеленограде, Дубне, Санкт-Петербурге и Томске, где сейчас за государственный счет осуществляется создание всей необходимой внутренней и внешней инфраструктуры (инженерной, транспортной, социальной и пр.).

Чтобы стимулировать привлечение компаний-резидентов и приток инвестиций на территории ОЭЗ, законодательно предусмотрен особый режим ведения предпринимательской деятельности. Речь в первую очередь идет о налоговых и таможенных льготах. Резиденты на десять лет освобождаются от транспортного налога и налога на имущество, а также на пять лет — от земельного налога. При этом единый социальный налог снижается с 26 до 14%, а налог на прибыль — с 24 до 20%.

Что касается импорта-экспорта оборудования и товаров, то в этом аспекте ОЭЗ выступает как свободная таможенная зона, куда иностранная продукция ввозится без уплаты пошлин и НДС.

Кроме того, по уверениям чиновников, все резиденты ОЭЗ получат возможность работать в режиме так называемого дружественного администрирования — различные бюрократические барьеры со стороны власти будут существенно снижены.

Почему Томск?

По данным Федерального агентства по управлению ОЭЗ,на конкурс по созданию технико-внедренческих зон (ТВЗ), который был проведен Министерством экономического развития и торговли России (МЭРТ) в ноябре 2005 г., поступило 29 заявок из различных регионов страны. Однако, как легко подсчитать, 25 из них были отвергнуты. По какому же принципу осуществлялся отбор?

Как утверждает ректор Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации Владимир Мау (а по уверению Андрея Алпатова, он стоял у истоков закладки идеологии ОЭЗ в их нынешнем виде), у комиссии было несколько ключевых приоритетов. Один из них — полная заинтересованность в проекте на местах. Региональная администрация не только должна была подтвердить готовность к самостоятельным инвестициям, но и, что называется, создать атмосферу благожелательности: губернатору необходимо было вывести проект ОЭЗ в ранг приоритетного, вложив в него тем самым свою “личную репутацию”.

В этом отношении Томску действительно повезло. Губернатор края Виктор Кресс во всех выступлениях и интервью называет местную ОЭЗ одним из главных “золотых проектов” области (наряду со строительством международного терминала в аэропорту, деловой застройкой района “Томск-Сити”, прокладкой Северной широтной дороги и пр.).

Другим важным фактором при отборе заявок, как утверждает г-н Мау, было правильное понимание некой ключевой идеологии зон. С его слов, очень часто приходилось сталкиваться с позицией, из которой следовало, что ОЭЗ необходимо формировать в депрессивных регионах для оздоровления местной экономики. С точки зрения г-на Мау, это принципиальное заблуждение. ОЭЗ в его понимании — инструмент инвестиционной, а не региональной политики. То есть ОЭЗ — это проекты для сильных регионов, и создавать их нужно там, где и без них ситуация позитивна.

Справедливость этого тезиса по отношению к Томской области следует разобрать подробнее.

Край представляет собой 317 тыс. км2 на территории Западной Сибири (порядка 3,5 тыс. км от Москвы) с весьма неоднородным распределением населения. Примерно половина из миллиона жителей области сосредоточена в столице региона — Томске, являющемся одним из старейших в стране образовательных центров. В нем располагается шесть университетов, два института и 15 филиалов иногородних вузов, благодаря чему каждый пятый житель Томска — студент, а по концентрации научных сотрудников высшей квалификации город занимает первое место в России.

Как уверяет первый заместитель губернатора области Оксана Козловская, 50% студентов местных вузов приезжает из других регионов (не только соседних, но и из республик Средней Азии) и половина из них потом остается в городе. То есть Томск работает как мощный демографический насос (причем весьма избирательный: в городе оседают молодые квалифицированные кадры), что на фоне общего сокращения населения Сибири является крайне редким явлением.

Слабозаселенный север области без всяких преувеличений можно назвать кладовой природных богатств (нефти, газа, торфа, железа), однако местная администрация уже несколько лет пытается уйти от сырьевой экономики. В долгосрочной стратегии развития Томской области (до 2020 г.) приоритетными секторами определены информационные технологии, электроника и приборостроение.

По утверждению г-жи Козловской, когда разрабатывалась эта стратегия, учитывались тенденции развития мировой экономики и выявлялись те отрасли, которые в ближайшие 20—25 лет станут определять перспективы создания новой добавленной стоимости. В результате Томская область условно была разделена на богатый природными ресурсами Север (порядка 80% территории края) и обладающий интеллектуальным потенциалом Юг (по сути Томск). При этом столице области закономерно была отведена роль своеобразного локомотива развития Севера. Как отмечает г-жа Козловская, реализация запланированных там ресурсных проектов (а их емкость местная администрация оценивает в 1 трлн. руб.) сейчас сдерживается нехваткой кадров. Если попытаться использовать технологии, существующие сегодня, то потребуется дополнительно 90 тыс. специалистов, а их внутри региона взять просто неоткуда. Поэтому область планирует идти качественно иным путем, разрабатывая инвестиционные проекты, которые можно будет реализовать при помощи передовых технологий и усилиями высококвалифицированных специалистов. Исходя из этих соображений Томск сейчас формирует программу действий по превращению города ни много, ни мало в центр образования, науки и инноваций мирового уровня. И в реализации этих амбициозных планов, как уверяет г-жа Козловская, ключевую роль играет именно ОЭЗ. Во-первых, это инструмент экономических преобразований, хорошо известный в мире, а во-вторых, даже на начальных этапах создания ОЭЗ стало очевидным ее колоссальное влияние на расстановку приоритетов в дальнейшем развитии Томска.

Томская ОЭЗ

Томская технико-внедренческая зона располагается на двух участках общей площадью 207 га. Северная площадка (14,6 га) находится в непосредственной близости от объединения “Томскнефтехим”, а южная (192,4 га) — в восточной части резервной территории Томского научного центра Сибирского отделения РАН.

Приоритетными направлениями деятельности ОЭЗ являются ИКТ и электроника, нанотехнологии (куда ж без них) и новые материалы, медицина и биотехнологии.

Первый резидент (“СИБУР-Томскнефтехим”) здесь официально появился в апреле 2006 г. В скором времени, как уже упоминалось, их может стать 37, а до конца года областная администрация планирует привлечь еще порядка десяти компаний.

По словам Оксаны Козловской, в поданной ими в МЭРТ заявке были спрогнозированы следующие показатели эффективности ОЭЗ: общая площадь офисных помещений — 150 тыс. м2, количество сотрудников, занятых в компаниях-резидентах, — 13 тыс., средняя годовая производительность труда — 4 млн. руб. на человека (в Томске этот показатель сейчас равняется 1 млн. для инновационных компаний). Как утверждает г-жа Козловская, уверенность в том, что этих показателей удастся добиться, сегодня уже есть.

Общие инвестиции в инфраструктуру Томской ОЭЗ до 2011 г. составят более 20 млрд. руб. (порядка 16,5 млрд. будет выделено из федерального бюджета и около 3,5 — из местного). О том, когда эти средства могут окупиться, отчасти можно судить по планам, которые администрация области строит в отношении развития экономики края вообще и вклада в нее ОЭЗ в частности. Так, к 2010 г. объем производства товаров и услуг в области должен составить 220 млрд. руб., из которых 12,4 млрд. придется на резидентов и поставщиков ОЭЗ, в 2015-м — соответственно 320 и 36,5 млрд., а в 2020-м —420,5 и 67 млрд. руб.

Проблемы и перспективы

Каким же образом правительство Томской области намерено обеспечить приток в ОЭЗ резидентов и инвесторов? В определенных пределах этот процесс может протекать самопроизвольно в силу особых преференций, существующих на территории зоны. Так, “СИБУР-Томскнефтехим”, по утверждению Оксаны Козловской, за счет таможенных льгот смог сэкономить на покупке импортного оборудования порядка 100 млн. руб., что позволило компании вложить освободившиеся средства в собственное развитие.

Очень важным нюансом г-жа Козловская считает и некий имиджевый аспект. По ее мнению, статус резидента ОЭЗ — это своеобразный бренд, который говорит о том, что власть признает состоятельность проекта и с компанией можно иметь дело — инвестиции будут защищены.

Впрочем, в администрации области прекрасно понимают, что перечисленных стимулов для нормального функционирования ОЭЗ недостаточно — необходима внешняя инфраструктура. В первую очередь речь идет о транспортной составляющей. Как утверждает г-жа Козловская, ОЭЗ подразумевает резкое увеличение пассажиропотока, поэтому области нужно решить вопрос с дорогами и строительством международного терминала в аэропорте.

Вторым важнейшим условием является решение жилищного вопроса. Если городу не удастся обеспечить молодежь доступным жильем, то уникальная демографическая ситуация, сложившаяся в Томске, легко может измениться.

И разумеется, социальная (сервисная) составляющая. Администрация области сознает, что если область намерена открывать предприятия, где станут работать квалифицированные специалисты с высоким уровнем оплаты труда, то этим людям нужно создать условия для жизни. Человек должен быть уверен, что за свои деньги он сможет получать адекватные услуги.

Пока что это лишь планы, и в большей степени касаются они резидентов. Что же думают о перспективах ОЭЗ потенциальные инвесторы?

Управляющий венчурного фонда “Алмаз Капитал Партнер” и член Экспертного совета по ОЭЗ Александр Галицкий считает, что процесс вхождения в зоны является весьма неплохим механизмом отбора проектов для финансирования. Однако, по его мнению, в идеологии ОЭЗ технико-внедренческого типа допущен ряд системных ошибок. Например, ограничение производства. Исследовательские коллективы небольших начинающих фирм, уверен г-н Галицкий, всегда найдут себе интересные задачи, но если их решения не будут превращаться в серийную продукцию, то эти компании так и останутся маленькими. (К слову сказать, эта проблема уже решается — законопроект, позволяющий в ТВЗ вслед за опытными партиями вести промышленное производство, уже прошел первое чтение в Госдуме.)

Другой проблемой ОЭЗ, по убеждению г-на Галицкого, является отсутствие в них политики по формированию так называемых векторов развития. В зонах должны присутствовать крупные (опытные по определению) резиденты — государственные или международные корпорации, вокруг которых станут развивать свои проекты начинающие фирмы. Без подобных векторов маленькие компании неизбежно будут делать ошибки и закрываться. К тому же без серьезных брендов, утверждает г-н Галицкий, его фонду тяжело убеждать западных инвесторов идти в ОЭЗ.

Наверное, одним из таких локомотивов развития могла бы стать корпорация Microsoft. На томском инновационном форуме мировой лидер разработки ПО выступал в качестве эксперта, а также в роли организатора круглого стола по ИТ. Однако никаких конкретных планов о проектах компании в ОЭЗ представлено не было, да и попытка получить дополнительный комментарий пресс-службы успехом не увенчалась.

И это при том, что в целом Томская область оценивается в Microsoft как регион, обладающий огромным инвестиционным потенциалом. По мнению директора департамента стратегических технологий Microsoft в России Дмитрия Халина, в городе сформировалась очень сильная научная база, а также высокий кадровый уровень, и компания ведет здесь активную работу с помощью вузов. Например, на базе Томского политехнического университета в 2006 г. был открыт центр инноваций, в рамках деятельности которого помимо обучения студентов и преподавателей ИТ реализуются специальные программы и проводятся конкурсы для молодых разработчиков. Дмитрий Халин настаивает на том, что Microsoft заинтересована в расширении присутствия в регионе, однако в какой степени эта заинтересованность распространяется на Томскую ОЭЗ, вопрос, видимо, остаётся открытым.

Впрочем, рисовать пессимистическую картину, наверное, рано. О своих планах по созданию в ОЭЗ центра трансферта технологий уже объявила Акционерная финансовая корпорация (АФК) “Система”. Как утверждает руководитель проектов департамента развития и контроля “Системы” Юрий Сумин, внутри корпорации сейчас пытаются создать некую инновационную среду, для чего она участвует в нескольких венчурных фондах, которые позволяют финансировать и отбирать технологии. Именно этим в Томске и займется центр, а через него ключевые компании “Системы” получат возможность осуществлять мониторинг ИТ-среды региона и привлекать коллективы программистов для выполнения работ в своих интересах.

Кроме того, АФК планирует запустить отдельные проекты, не связанные “Системой”, — привести в зону потенциальных клиентов извне (в том числе и западных).

Кстати, как оказалось, слово “синергия”, которое так любят употреблять в контексте рассуждений об ОЭЗ, в АФК понимают вполне конкретно. Как подчеркнул г-н Сумин, его корпорация сейчас налаживает отношения с несколькими особыми экономическими зонами и технопарками. И благодаря этому в обозримом будущем реализация части проектов “Системы” (например, в Сарове) позволит томским резидентам получить в свое распоряжение готовые ресурсы (суперЭВМ, ЦОД, скоростные линии передач и т. д.).

Заключение

Какая судьба ожидает Томскую ОЭЗ, покажет время. По мнению Андрея Алпатова, полностью самостоятельной жизнью она заживет тогда, когда резиденты на ее территории построят сооружений за свои деньги в 10—20 раз больше, чем государство. При этом г-н Алпатов выразил уверенность, что экспертный совет по вопросам членства ОЭЗ в будущем будет проводиться не на федеральном, а на региональном уровне. Его ведомство уже готово двигаться в этом направлении.

Версия для печати (без изображений)