В апреле этого года глобальным членом Ассоциации производителей программного обеспечения (Business Software Alliance, BSA) стала американская компания Embarcadero Technologies, в июне 2008 г. завершившая сделку по поглощению части корпорации Borland, а в сентябре прошлого года открывшая в Москве свое представительство. О том, чем вызван данный шаг и к каким последствиям он может привести, нашему обозревателю Владимиру Митину рассказал глава московского представительства Embarcadero Technologies Кирилл Раннев.

PC Week: В последние два года в России было много сделано в плане борьбы с пиратством и продажи ПО быстро росли. Какие коррективы в ситуацию внес кризис?

Кирилл Раннев: Нынешний финансово-экономический кризис, конечно, повлиял на платежеспособность многих предприятий и организаций, использующих наши продукты. Но начавшийся в России процесс легализации ПО, на мой взгляд, необратим и уровень компьютерного пиратства в нашей стране по-прежнему будет снижаться. Хотя и не столь быстрыми темпами, как в последние два-три докризисных года.

PC Week: Как ваша компания боролась с компьютерным пиратством до вступления в BSA?

К. Р.: В основном методом убеждения потребителей наших продуктов в том, что использование контрафактных средств разработки ПО таит различные угрозы не только для фирм-разработчиков, но и для тех, кто использует их продукты. Ведь в этих продуктах могут содержаться компоненты дистрибутива, требующие отдельного лицензирования. Поэтому владельцы данных продуктов (конечные пользователи) могут оказаться в роли пассажиров, которые воспользовались услугами водителя, находящегося за рулем автомобиля с “темной историей” и в самый неподходящий для пассажира момент остановленного бдительной полицией. Пассажир вроде как ни в чем не виноват, но на поезд или самолет может опоздать. А счет случаям, когда вполне добропорядочные покупатели вдруг узнают, что проданный им подержанный автомобиль числится в угоне, в мире, вероятно, идет на тысячи. Конечно, если вы по незнанию приобрели “лицензионное” ПО, в котором содержатся нелицензионные компоненты инструментальных средств, то вас едва ли привлекут к уголовной ответственности, но вам с различной степенью жесткости могут предложить либо прекратить использование данного продукта, либо приобрести соответствующую лицензию.

Между прочим, компания Borland (ныне она почти исключительно сосредоточилась на средствах управления жизненным циклом приложений) была и продолжает оставаться глобальным членом BSA. Но я, работая в московском офисе этой компании с 1994-го по 2007-й гг., особой пользы от деятельности данной ассоциации в России не ощущал. Возможно, это происходило потому, что раньше BSA действовала в нашей стране не так активно, как сейчас. А может, Borland на глобальном уровне сотрудничала с BSA не так интенсивно, как следовало бы.

PC Week: По вашим оценкам, сколько российских компаний используют ваше ПО легально и сколько нелегально?

К. Р.: По нашим оценкам, в России продукты Embarcadero Technologies (в том числе, ранние версии программ, “унаследованных” от Borland) используют, как легально, так и нелегально, свыше 100 тыс. разработчиков ПО. Среди них примерно 30% специалистов работают в ИТ-компаниях, профессионально занятых созданием или внедрением коммерческого ПО (независимые разработчики, системные интеграторы, OEM-производители аппаратного обеспечения и т. д.) и около 70% приходится на десятки тысяч предприятий и организаций, работающих в других отраслях, но имеющих ИТ-отделы, занятые созданием уникального ПО для собственных нужд. Есть среди пользователей наших продуктов и частные лица. К этому надо добавить огромное количество школьников и студентов колледжей и высших учебных заведений, которые используют наши продукты в учебном процессе. Только в декабре 2007 г. в рамках проекта по компьютеризации российских школ Министерство образования и науки РФ получило право установить и в течение трех лет использовать ПО Borland — Turbo Pascal и RAD Studio (Delphi и C++ Builder) на 1 млн. школьных компьютеров.

Что касается уровня пиратства при использовании нашего ПО в России, то здесь мы согласны с усредненными оценками BSA и считаем, что в нашей стране легально используют это ПО примерно 25% разработчиков из различных отраслей. “Нелегалов” мы делим на три основные категории. К первой из них относим предприятия и организации, финансовое положение которых оставляет желать лучшего, и которые, возможно, пока смогли приобрести лицензий меньше, чем нужно их разработчикам, ко второй — относительно благополучные компании, руководство которых просто не ведает, какими именно инструментами разработки ПО пользуются их сотрудники и потому не задумывается о правомерности использования этих инструментов, а к третьей — злостных нарушителей, делающих ставку на высокие заборы с колючей проволокой и “непробиваемость” своей службы безопасности (поди проверь, что за софт установлен на их компьютерах).

PC Week: Какой ваш софт используют нелегально наиболее часто?

К. Р.: Самый распространенный. Несомненным лидером продаж (по количеству реализованных именных и сетевых лицензий*) являются продукты семейства Delphi. Их чаще всего и воруют. Далее в рейтинге популярности следуют продукты линейки C++Builder и InterBase .

PC Week: Почему ваша компания вступила в BSA только сейчас?

К. Р.: Ранее основные продажи Embarcadero Technologies (примерно 80% её оборота) приходились на США и другие страны Северной Америки, в которых права на интеллектуальную собственность чтят достаточно свято (по данным BSA, в 2007 г. в Северной Америке уровень пиратства составлял всего 21%). С приобретением части бизнеса Borland региональная структура продаж этой компании сильно меняется в сторону интернационализации, захватывая рынки Восточной Европы, Индии, Китая и других стран, где ситуация с уровнем компьютерного пиратства не столь благополучна. Уже по итогам минувшего года на Америку приходится примерно лишь половина бизнеса Embarcadero Technologies.

PC Week: Какой эффект от членства в BSA вы ожидаете?

К. Р.: Не скрою, у нас есть список компаний и организаций, которые, как мы полагаем, нелегально используют наши продукты. Однако, вступив в BSA, мы не ставим своей целью принудить какую-то определенную часть компаний из этого списка к приобретению корпоративных лицензий. Или же наказать их руководителей. Основную ставку мы делаем на разъяснительную работу и надеемся, что в тесном взаимодействии с BSA сможем рассказать широкой аудитории о преимуществах использования лицензионных копий программных продуктов и тем самым стимулировать снижение уровня компьютерного пиратства в сегменте продуктов для разработки ПО. С этой целью мы также вступили в Некоммерческое партнерство поставщиков программных продуктов (НП ППП), которое тоже очень много делает для искоренения в нашей стране компьютерного пиратства.

Мы хотим, чтобы нашу компанию пользователи уважали и сто раз подумали, прежде чем нарушать наши права на интеллектуальную собственность. Ведь как многие рассуждают: компания не располагает штатом юристов и потому реальной опасности для уличенных в использовании пиратского ПО и привлеченных к суду не представляет. Вступив в BSA, мы, в частности, автоматически получаем поддержку от юристов, с которыми сотрудничает эта ассоциация и которые в случае необходимости готовы, как представители правообладателя, отстаивать наши интересы на “антипиратских” судебных процессах. Совместно с другими участниками BSA мы будем принимать активное участие в образовательных, правоприменительных и маркетинговых программах данной ассоциации.

PC Week: Какие схемы легализации ПО вы можете предложить тем, кто раньше использовал его незаконно? Предусмотрены ли льготы для каких-либо категорий пользователей?

К. Р.: Таких схем, по сути, две — корпоративные лицензии и лицензии для учебных заведений. Первые предлагаются по базовым ценам, зависящим среди прочего от количества именных лицензий в пакете (чем больше лицензий в пакете, тем меньше “удельная стоимость” каждой из них), а вторые предоставляются со скидкой до 90% от базовой цены. Это очень хорошая скидка, и вузы ею активно пользуются. По итогам минувшего года, общее количество именных лицензий, предоставленных нами вузам, в несколько раз превышает общее количество именных лицензий, проданных предприятиям и организациям по базовым ценам.

Следует также сказать, что в 2009-м мы сделали для рынка уникальное ценовое предложение — все 18 наших продуктовых линеек объединены в решение All-Access. Примерно за цену 2—2,5 отдельных продуктов пользователь получает доступ к полному функционалу всех продуктов Embarcadero. Подписка на All-Access дает доступ ко всем обновлениям, технической поддержке, возможность использовать любые предыдущие версии продуктов — и для линеек продуктов Codegear, и для классических инструментов Embarcadero. Мы рассчитываем, что в скором времени All-Access станет основной формой предоставления наших продуктов.

PC Week: Одно из преимуществ, которое дают лицензионные продукты, — право на техническую поддержку. Как она организована в России и как часто к ней прибегают ваши клиенты?

К. Р.: В настоящее время техническая поддержка всех европейских владельцев (включая Россию и СНГ) лицензионных копий наших продуктов осуществляется единым центром, расположенным в Великобритании (по телефону, электронной почте или через специализированный сайт). У меня сейчас на руках нет точной статистики, но обращений в этот центр не так много. Вообще, профессиональные разработчики обычно настолько профессиональны, что им в отличие от конечных пользователей никакая поддержка со стороны поставщика инструментария, как правило, нужна редко. Однако важнейшей формой поддержки зарегистрированных пользователей является предоставление доступа к обновлениям и исправлениям продуктов. Это связано не только с исправлением ошибок — разработчик живет в мире, где технологии различных поставщиков тесно взаимосвязаны. Когда, например, производитель СУБД вносит изменения в свой продукт, это может потребовать внесения изменений и в средства разработки и моделирования, и в инструментарий администратора баз данных.

PC Week: Спасибо за беседу.

*Именная лицензия ассоциирована с конкретным пользователем внутри предприятия (может быть переоформлена в случае необходимости), сетевые лицензии на одновременный доступ могут в разные моменты времени использоваться разными пользователями.

Версия для печати (без изображений)