По данным IDC, основанным на исследовании ситуации в 110 странах мира и обнародованным в нынешнем мае, в 2008 г. уровень компьютерного пиратства в России продолжал снижаться. Если в 2006-м он составлял 80%, а в 2007-м 73%, то в минувшем году он опустился до 68% (более подробные сведения приведены на диаграмме 1). По словам Георга Хернлебена, директора некоммерческой организации Business Software Alliance (BSA) в странах Центральной и Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки, по этому показателю среди 23 государств Центральной и Восточной Европы (CEE) Россия ныне занимает 12-е место. По данному критерию в CEE самой благополучной страной в настоящее время является Чешская Республика, в которой по итогам 2008 г. уровень компьютерного пиратства составляет менее 40%, а самой неблагополучной — Грузия, где он достигает аж 95%. Для сравнения: в CEE, по оценкам IDC, в прошлом году средний уровень пиратства составлял 66%, а в регионе EMEA 44%.

Если же брать мир в целом, где, по оценкам IDC, средний уровень пиратства по итогам 2008 г., составляет 41%* (что на 3% выше аналогичного показателя 2007-го), то в данном отношении наиболее законопослушными государствами являются США (уровень пиратства 20%), Люксембург (21%), Новая Зеландия (22%) и Япония(21%). На планете в целом по степени неуважения к авторским правам разработчиков ПО “лидируют” Грузия (уровень пиратства 95%), Армения (92%), Бангладеш (92%), Зимбабве (92%), Молдавия (90%), Азербайджан (90%) и Шри-Ланка (90%). В общеевропейском масштабе наиболее низким уровнем пиратства характеризуются Великобритания (27%), Германия (27%), Франция (41%) и Испания (42%). Вывод из этих цифр напрашивается сам собой: чем высокотехнологичнее страна и чем выше в ней уровень жизни, тем ниже в ней уровень пиратства.

Интересно отметить, что по объему потерь от пиратства рейтинг стран выглядит совершенно по-другому. Можно сказать — прямо противоположно. Согласно данным IDC, в минувшем году наибольшие потери (9,143 млрд. долл.) от компьютерного пиратства софтверные правообладатели понесли в США. Далее следуют Китай (6,677 млрд. долл.), Россия (4,215 млрд. долл.), Индия (2,768 млрд. долл.), Франция (2,760 млрд. долл.), Великобритания (2,180 млрд. долл.), Германия (2,152 млрд. долл.) и другие страны. Top-25 стран-лидеров по потерям замыкает Швейцария, где эти убытки находятся примерно на уровне 0,5 млрд. долл. Что же касается самых софтверно-пиратских стран мира (Грузия, Армения, Бангладеш, Зимбабве, Молдавия, Азербайджан и Шри-Ланка), то их в вышеупомянутом списке Top-25 вообще нет. То есть потери от пиратства, которые несут в этих странах правообладатели ПО, исчезающе малы. Сей парадоксальный на первый взгляд факт объясняется достаточно просто: общий компьютерный парк в данных странах невелик, а следовательно, и потребность в ПО для них незначительна.

Несколько слов о компьютерном парке планеты. Директор по консалтингу московского офиса IDC Тимур Фарукшин отмечает, что в 2008 г. в мире было продано 288 млн. компьютеров, что на 10% превышает аналогичный показатель 2007 г. При этом мировой парк ПК, находящихся в эксплуатации, превысил 1 млрд. Для России, по данным IDC, такого рода цифры составляют 9 и 30 млн. штук ПК соответственно.

Впрочем, всегда интересны не столько статистические данные за какой-то фиксированный интервал времени, сколько их динамика. В этом плане любопытно сравнить нисходящую динамику уровня компьютерного пиратства в России с восходящей общемировой динамикой этого показателя. Согласно данным IDC, в 2008 г. уровень пиратства снизился в 57 странах и увеличился в 16. При этом в целом среднемировой уровень пиратства вырос с 38% в 2007 г. до 41% в 2008-м. Это объясняется тем, что мировой рынок ПК рос значительно быстрее в странах с высоким уровнем пиратства. Кроме того, данные IDC свидетельствуют о том, что за год общемировые потери от компьютерного пиратства увеличились на 11% и достигли 53 млрд. долл. Динамика этих потерь в России приведена на диаграмме 2.

“На уровень компьютерного пиратства кризис влияет не столь активно, как полагают некоторые, — утверждает Тимур Фарукшин. — Ведь в результате кризиса пользователи не переходят с легального ПО на нелегальное. Они просто не приобретают новые ПК и, следовательно, не нуждаются в новом ПО для них. К тому же при вычислении уровня компьютерного пиратства мы учитываем не только новые компьютеры (т. е. компьютеры, приобретенные пользователями в исследуемый период), но и машины, купленные ранее, но находящиеся в эксплуатации. Это еще больше сглаживает общую картину”.

Также нет прямой зависимости между уровнем продаж ПО и уровнем потерь правообладателей этого ПО вследствие компьютерного пиратства. По данным Linex, в 2008 г. в нашей стране различного софта в денежном выражении было продано примерно на 15% больше, чем в 2007-м. За этот же период потери правообладателей от компьютерного пиратства в России увеличились примерно на 2,5%: с 4,12 млрд. долл. в 2007 г. до 4,22 млрд. долл. в 2008-м. Соотношение этих цифр косвенно также говорит о том, что в прошлом году рынок ПО в России был более цивилизованным, чем в 2007-м. Интересно, насколько цивилизованным наш ИТ-рынок окажется в нынешнем году? Об этом мы узнаем лишь в мае 2010-го. Дело в том, что общедоступные цифры об уровне компьютерного пиратства как в мире в целом, так и в его отдельных регионах IDC публикует лишь раз в году. Обзоры “компьютерно-пиратских” годовых отчетов IDC за 2006-й и 2007-й годы можно найти в PC Week/RE, № 19/2007 и № 20/2008 соответственно.

Для полноты картины необходимо отметить, что при вычислении уровня пиратства и потерь от него IDC принимает во внимание только тиражируемое ПО, разрабатываемое и распространяемое глобальными членами BSA (таковых в настоящее время насчитывается около 30) и устанавливаемое за отчетный период как на новые, так и на старые компьютеры, находящиеся в эксплуатции**. Поэтому у отдельных разработчиков ситуация с уровнем воровства их программных продуктов может сильно отличаться от среднестатистической. Так, например, директор фирмы “1С” Борис Нуралиев утверждает, что для программ системы “1С:Предприятие” уровень пиратства всегда был ниже тех цифр, которыми IDC характеризует нашу страну. “Да, в целом в 2008 г. уровень пиратства снизился, — отмечает г-н Нуралиев. — Но в I квартале 2009 г., по нашим оценкам, этот показатель по сравнению с I кварталом 2008-го несколько увеличился, хотя и не катастрофически. Во всяком случае, его динамика совершенно не сравнима с динамикой падения спроса на ПО. Я не могу говорить об отрасли в целом, но, по итогам за январь — апрель 2009 г. наши продажи (включая отечественный и зарубежный деловой, игровой и образовательный софт) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года уменьшились на 14% в рублях и на 39% в долларах”.

В качестве одной из причин существенного снижения уровня компьютерного пиратства в России г-н Хернлебен называет активность правоохранительных органов нашей страны в отношении выявления и пресечения фактов использования нелицензионного ПО. Наглядное представление о том, как данная активность выглядит в цифрах, дает приведенная в этой статье таблица. Из нее видно, что три года подряд (с 2005-го по 2007-й) данная активность носила нарастающий характер. Минувший год в этом отношении выдался более спокойным: уменьшилось количество проведенных проверок, возбужденных уголовных дел и вынесенных обвинительных приговоров. Юридический консультант BSA в России Анна Петрова считает, что данный факт объясняется не столько влиянием кризиса (сейчас, дескать, не до борьбы с воровством ПО), сколько тем, что пользователи стали более осмотрительными и теперь значительно аккуратнее относятся к тем программным продуктам, которые установлены на их компьютерах. Сыграла свою роль и своевременная реакция корпоративных пользователей на предупредительные письма, посланные им членами BSA. Вместе с тем г-жа Петрова отмечает, что в I квартале 2009 г. показатели активности правоохранительных органов РФ в отношении выявления и пресечения фактов использования нелицензионного ПО практически не отличались от аналогичных показателей годичной давности. Одним словом, борьба продолжается.

Таблица. “Антипиратская” активность правоохранительных органов РФ
Принятые меры 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. I кв. 2009 г.

Проведено проверок

83

550

599

499

102

Возбуждено уголовных дел

114

264

154

30

Вынесено обвинительных приговоров

5

50

85

71

20

Источник: BSA, май 2009 г.

*Аналитики IDC утверждают, что в 2008 г. в общемировом масштабе из 59% случаев инсталляции легального ПО 44% приходилось на установки проприетарных программных продуктов и 15% — на установки бесплатного ПО или ПО с открытыми кодами.

**По данным IDC, в 2008 г. новое ПО в 45% случаев устанавливалось на новые корпоративные и домашние ПК, а в 55% случаев оно ставилось на старые компьютеры, находящиеся в эксплуатации уже несколько лет. При этом домашние пользователи обновляли свой софт более интенсивно, чем корпоративные.

Версия для печати (без изображений)