Заканчивая второй год в качестве руководителя самой коммерчески успешной компании на рынке Open Source, глава Red Hat Джим Вайтхёрст заявил, что считает свою компанию таким же новатором в ИТ-бизнесе, каким являются Facebook или Wikipedia в мире Интернета: “Если задуматься, то станет ясно, что Red Hat создала совершенно новую модель бизнеса. Давайте на минуту отвлечемся от ПО с открытым кодом, поскольку это лишь один из примеров силы сообщества. Эта модель так же успешно позволила применить мощь содружества к созданию компьютерного исходного кода, как и в проектах Facebook или Wikipedia”.

По его словам, Red Hat не использует распространенную модель продажи продуктов, она научилась зарабатывать деньги за счет продвижения бесплатного продукта. Ей это действительно удалось. В 2008-м оборот Red Hat достигла 652 млн. долл., что на 129 млн. долл. больше, чем в 2007-м, когда рост составил 123 млн. долл.

“В прошлом году мы увеличили оборот на 24% и гордимся этим, — сказал Вайтхёрст. — ПО с открытым кодом — великолепная идея, но заслуга Red Hat в большей степени состоит в создании модели продвижения Open Source, чем в развитии модели разработки”.

Несмотря на экономический кризис, дела у компании идут неплохо, потому что предприятия постепенно заменяют устаревшее закрытое ПО в центрах обработки данных на современное, надежное открытое ПО на базе Linux. “Уже десять лет корпоративные услуги и техническая поддержка Red Hat имеют прочную репутацию и являются краеугольным камнем бизнеса компании, — сказал Вайтхёрст. — В XXI веке нужна новаторская модель бизнеса, причем не только в области ПО. Похоже, нам удалось создать по крайней мере одну такую новую модель, и мы собираемся продолжать в том же духе и строить вокруг нее другие новаторские модели”.

Свободная информация становится все более ценной

“Главная идея заключается в том, что по мере того, как информация становится свободной, растет ее ценность. Мы горячие сторонники этого процесса и считаем его развитие своей миссией. Такой метод в корне отличается от традиционной продажи продуктов, когда никто кроме поставщика не имеет доступа информации”, — считает Вайтхёрст.

В последнее десятилетие Red Hat заработала прочную репутацию на корпоративном рынке, заменяя закрытые ОС Unix и Solaris на открытый софт. “Мы перевели с Solaris очень многих заказчиков. Для нас это огромный бизнес на протяжении многих лет,— отметил Вайтхёрст. — Мы накопили здесь большой опыт”.

Red Hat сотрудничает с Oracle уже несколько лет, но Вайтхёрст воздержался от комментариев по поводу недавнего поглощения софтверным гигантом корпорации Sun, которое по плану завершится этой осенью и так или иначе повлияет на деятельность Red Hat.

Red Hat выпускает ОС Red Hat Enterprise Linux (RHEL) с конца 1990-х. RHEL и серверное ПО JBoss (полученное в апреле 2006-го за 350 млн. долл.) и пользуется уважением во всем мире за качество и сопутствующий сервис.

Вайтхёрст, который пришел в компанию в январе 2008-го с поста главного операционного директора фирмы Delta Air Lines, сейчас готовится к ежегодной конференции Red Hat Summit. Этот форум (состоится в сентябре в Чикаго) является самым крупным мероприятием для работающих с Red Hat разработчиков из разных стран мира. На конференции компания собирается сделать важный анонс о RHEL, а тем временем бета-версию RHEL 5.4 уже несколько недель тестируют заказчики Red Hat и независимые разработчики ПО с открытым кодом. “Мы выпускаем очередную базовую версию раз в два-три года, а затем добавляем промежуточные версии несколько раз в год”, — объяснил Вайтхёрст.

Ожидается серьезное обновление RHEL, и хотя подробности пока не объявлены, известно, что бета-версия 5.4 включает новые средства виртуализации, которые позволяют использовать ОС в качестве гипервизора в центрах обработки данных. “Мы выполняем стратегический переход с Xen на KVM (виртуальную машину на базе ядра Linux) по трем основным причинам, — сказал Вайтхёрст. — Во-первых, это преимущество быстрого запуска аппаратного обеспечения, поскольку все ведущие поставщики “железа” — IBM, HP, AMD и Intel — предусмотрели аппаратную поддержку и нам не нужно этим заниматься. Когда версия RHEL 5.4 выйдет этой осенью, ее база сертифицированного аппаратного обеспечения будет больше, чем у VMware ESX. Во-вторых, вы получите все преимущества полной ОС, благодаря которым сможете исполнять одни приложения на “голом железе”, а другие — в виртуальном режиме на том же оборудовании. В-третьих, запустив гостевую систему на Linux, вы воспользуетесь кодом, обладающим широчайшими возможностями, поскольку на его создание потребовались тысячи человеко-часов”.

Вайтхёрст рассказал о множестве готовых к использованию пакетов открытого кода и привел пару примеров: “Один из них — SELinux, вокруг которого построены разнообразные разработки для военной промышленности, средства обеспечения полной безопасности, Угадайте, что дальше? Все эти средства можно организовать в виде процессов, исполняющихся под Linux. И что еще? Вы также можете аналогичным образом организовать экземпляры виртуальных машин. Нам не нужно делать заново всю эту работу по обеспечению безопасности. Мы просто используем SELinux”.

Второй пример — проект Condor в университете штата Висконсин, который связан с диспетчеризацией в grid-сетях. “Мы превращаем эту разработку в коммерческий продукт под названием MRG — Messaging/Realtime/Grid, — пояснил Вайтхёрст. — Вся работа по диспетчеризации рабочей нагрузки уже сделана. Вы просто запускаете эти гостевые системы в качестве процессов. Хотите знать, как их оптимизировать и распространить по тысячам серверов? Нам не нужно все это переписывать заново, поскольку все уже создано. Так что просто используйте этот код”.

Предложения для “вычислений в облаках”

Что касается возможностей RHEL с точки зрения инфраструктуры “облачных вычислений”, то, по словам Вайтхёрста, его даже в некоторой степени удивила быстрота, с которой компания вышла в эту горячую область: “Мы не создавали специального “облачного” подразделения и не собирались для обсуждений на тему “какое ПО нам нужно разработать для “облаков”. Оказалось, что если вы создали многоуровневую, модульную и стандартизированную архитектуру и продаете свой продукт по гибкой схеме без лицензирования, позволяющей людям внедрять это ПО как и когда они хотят, не беспокоясь о числе процессорных ядер, месте развертывания и других проблемах, то ваша архитектура прекрасно подходит для вычислений в облаках”.

По мнению Вайтхёрста, многоуровневая архитектура Red Hat, включающая уровни операционной системы, виртуализации, сервера приложений и SOA, хорошо работает в облаках: “К тому же многоуровневость удобна для многих бизнес-моделей. Возьмем к примеру уровень виртуализации: с помощью наших API-интерфейсов можно управлять им из других систем, таких как Tivoli, OpenView и т. д.”.

Мобильность приложений — еще одно преимущество RHEL c точки зрения облаков. “Если приложение сертифицировано для RHEL, то его можно запускать на “голом железе”, на виртуальной машине и в облаке, работающем на нашей виртуальной инфраструктуре. Когда люди говорят: “Я хочу исполнять это приложение в облаке”, они не знают, как оно будет работать, надежно ли и какой будет техническая поддержка. Но сертификация приложений обеспечивает надежность их исполнения на виртуальной машине на базе RHEL”.

Правда, пока еще система RHEL не готова, чтобы использоваться как “облако из коробки”. “Мы готовим специализированные уровни на базе модели разработки с открытым кодом. Но если вы хотите получить “облако из коробки” у IBM, HP или другого поставщика, то, пожалуйста, вперед”, — сказал Вайтхёрст.

Что касается роста конкуренции на рынке корпоративного ПО с открытым кодом, то Вайтхёрст остановился на Ubuntu, стартап-компании, созданной пять лет назад для продвижения дистрибутива Linux, представлявшем собой ответвление от Debian Linux. Недавно эта фирма вышла на рынок ОС для центров обработки данных. “Я всегда избегал недооценки конкурентов, но хочу сказать, что возможности, нужные для создания хорошего дистрибутива, сильно отличаются от бизнес-модели, необходимой для продвижения корпоративного продукта, — сказал Вайтхёрст. — Поскольку код — свободный, мы строим бизнес-модель вокруг массовой сертификации, поддержки, высокопрофессиональных услуг и т. д. Честно говоря, мы занимаем уникальное положение. На рынке открытого ПО нет другой такой рентабельной компании с аналогичным объемом оборота. Мы понимаем, что раз софт — свободный, нужно создавать для него дополнительные возможности”.

“Ubuntu проделала огромную работу по продвижению настольного варианта Linux, — добавил Вайтхёрст. — Чем больше будет установлено настольных Linux, тем лучше. Но когда вы переходите на сервер, то код — это лишь начало. Я думаю, что Ubuntu нужно еще многое сделать”.

Версия для печати (без изображений)