Вышел в свет очередной “Справочник цен на лицензионное программное обеспечение” (по состоянию на III квартал 2009 г.), подготовленный Некоммерческим партнерством поставщиков программных продуктов (НП ППП). Он содержит 96 страниц и издан в помощь сотрудникам правоохранительных органов и экспертных учреждений, сталкивающимся в своей работе с необходимостью определять стоимость программных продуктов в ходе судебных процессов, где подозреваемым предъявлено обвинение по статье 146 Уголовного кодекса РФ (“Нарушение авторских и смежных прав”), согласно которой незаконное использование объектов авторского права или смежных прав может наказываться лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до 500 тыс. руб.

Это очень важный документ. Именно ценами, взятыми из прежних изданий данного справочника, в свое время руководствовались эксперты технической комиссии, созданной в ходе весьма нашумевшего дела директора средней школы села Сепычево Пермского края Александра Поносова, якобы нанесшего фирме Microsoft особо крупный ущерб* (в размере почти 270 тыс. руб.) фактом покупки и сознательного использования в преподавательской деятельности двенадцати компьютеров с предустановленным нелицензионным ПО Windows и MS Office. Сей процесс не добавил положительного имиджа американской компании, но явно способствовал тому, что по итогам 2008 г., согласно данным IDC, Россия заняла первое место в мире по темпам снижения уровня компьютерного пиратства: если в 2006-м он составлял 80%, а в 2007-м — 73%, то в 2008 г. опустился до 68%. Что, впрочем, не помешало росту потерь правообладателей ПО в России с 4,12 млрд. долл. в 2007 г. до 4,22 млрд. в 2008-м.

По словам директора НП ППП Дмитрия Соколова, методика составления этого справочника была одобрена экспертами Торгово-промышленной палаты РФ. Он отмечает, что для отражения текущих изменений на рынке данный справочник издается не реже двух раз в год и в него включаются сведения о среднерыночных розничных ценах на продукцию фирм — членов НП ППП, сложившихся на территории Российской Федерации на начало соответствующего квартала (точнее говоря, усредняются цены, сложившиеся в последний месяц предыдущего квартала). В процессе составления справочника за основу берутся прайс-листы как самих фирм-правообладателей (если они осуществляют прямые продажи), так и их партнеров-распространителей (дистрибьюторов, корпоративных реселлеров, розничных продавцов и т. д.).

“При определении среднерыночных цен мы используем практически все возможные каналы сбора надежной информации, в том числе из регионов РФ, — говорит Дмитрий Соколов. — Однако на практике в конкретном регионе цены могут несколько отличаться от приведенных средних значений, так как формирование конечных розничных цен зависит от расценок каждого конкретного распространителя лицензионной продукции, от формы организации торговли и географического положения. Поэтому правоохранительные органы нередко обращаются к нам с просьбой уточнить ситуацию с розничными ценами, сложившимися в том или ином регионе на момент совершения правонарушения. Все запросы такого рода мы стараемся удовлетворить”. Это очень важное замечание, ведь от величины ущерба, нанесенного правообладателю, зависит степень наказания ИТ-пирата, которая, как уже говорилось выше, может быть весьма существенной.

Конечно, нельзя сказать, что в России за компьютерное пиратство или другие случаи хищения интеллектуальной собственности сегодня в массовом порядке сажают за решетку, но, как отмечает юрист фирмы “1C” Евгения Лезина, случаи строгого наказания за преступления, предусмотренные ст. 146 УК, встречаются. Как в Москве, так и в регионах.

Споров вокруг практики применения ст. 146 УК РФ ведется много. При их разрешении всем заинтересованным сторонам необходимо знать, что имеется специальное постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации № 14 от 26 апреля 2007 г. “О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака”. Оно вышло в связи с многочисленными вопросами, возникшими в судебной практике при рассмотрении уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака (статьи 146, 147, 180 УК РФ). В пункте 25 этого постановления говорится, что “...устанавливая признаки крупного или особо крупного размера деяний, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 146 УК РФ, следует исходить из розничной стоимости оригинальных (лицензионных) экземпляров произведений или фонограмм на момент совершения преступления, исходя при этом из их количества, включая копии произведений или фонограмм, принадлежащих различным правообладателям...”.

Обратите внимание, что во взятом в кавычки тексте ничего не говорится о стоимости OEM-версий ПО. Именно поэтому при расчёте ущерба, нанесенного фирме Microsoft Александром Поносовым, стоимость экземпляра ОС Windows XP Professional (контрафактная версия этой ОС была обнаружена на всех двенадцати школьных компьютерах) была оценена в 251 долл. и пересчитана в рубли по курсу доллара на день установки ПО на жесткие диски. Затем стоимость коробочного экземпляра ОС была умножена на количество компьютеров. После чего к ним добавили стоимость других программ из семейства MS Office. Сумма в итоге получилась весьма значительная и потянула на особо крупный ущерб. Но неужели тут нельзя было использовать стоимость OEM-версий Windows? “OEM-версии Windows не являются розничным продуктом, — отмечает руководитель отдела по продвижению лицензионного ПО московского офиса Microsoft Денис Гуз. — Поэтому у OEM-продуктов нет ни конкретных цен, ни среднерыночных. Более того, стоимость OEM-контрактов обычно не разглашается. Как не разглашаются и условия предустановки OEM-копий ПО на компьютеры. Есть очень известные компании, которые утверждают, что просто дарят это ПО пользователям, выбравшим их оборудование”.

Нет ориентировочной стоимости OEM-версий Windows и в нынешней редакции “Справочника цен на лицензионное программное обеспечение”. Поэтому пользователям и распространителям контрафактного ПО следует знать, что если ими заинтересуются правоохранительные органы, то, к примеру, стоимость русской версии Windows XP Professional они оценят в 292 долл., а Windows Vista Ultimate Russian — в 296 долл. На оригинальные продукты сложились более высокие среднерыночные цены. В частности, стоимость англоязычного варианта Windows XP Professional составляет, согласно упомянутому выше справочнику, 390 долл.

Вообще говоря, от компьютерного пиратства потери несут не только правообладатели, но и вся цепочка продаж. Ведь не секрет, что от розничной выручки правообладателю ПО обычно перепадает лишь около половины суммы. Остальная же часть выручки “оседает” в рознице. Но согласно нашим законам претендовать на какую-либо денежную компенсацию могут лишь правообладатели. Остальным же звеньям цепочки продаж в случае вынесения злоумышленникам обвинительного приговора остается довольствоваться моральным удовлетворением от мер, предпринятых в отношении тех юридических или физических лиц, которые подрывают их бизнес.

* Согласно действующей редакции УК РФ, деяния, предусмотренные ст. 146, признаются совершенными в особо крупном размере, если стоимость контрафактных экземпляров произведений (в данном случае — программ для ЭВМ) превышает 250 тыс. руб.

Версия для печати (без изображений)