В конце октября вступил в силу Федеральный закон № 216-ФЗ от 29 июля 2009 г. “О внесении изменения в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации”. Эта статья входит в главу 22 УК РФ (“Преступления в сфере экономической деятельности”) и устанавливает ответственность за недопущение, ограничение или устранение конкуренции. Данным законом терминология, используемая в этой статье, приводится в соответствие с Федеральным законом № 135-ФЗ от 26 июля 2006 г. “О защите конкуренции”, который вступил в силу 26 октября 2006 г. и с этой даты заменил старые законодательные акты о конкуренции.

Согласно первой части новой редакции ст. 178 УК РФ “Недопущение, ограничение или устранение конкуренции путем заключения ограничивающих конкуренцию соглашений или осуществления ограничивающих конкуренцию согласованных действий, неоднократного злоупотребления доминирующим положением, выразившимся в установлении и (или) поддержании монопольно высокой или монопольно низкой цены товара, необоснованном отказе или уклонении от заключения договора, ограничении доступа на рынок, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо повлекли извлечение дохода в крупном размере, — наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до одного года либо без такового”.

Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, сопряженные с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с угрозой его уничтожения или повреждения, при отсутствии признаков вымогательства или причинившие особо крупный ущерб либо повлекшие извлечение дохода в особо крупном размере, — наказываются лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового — с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью от одного года до трех лет либо без такового.

Если же перечисленные выше деяния совершены с применением насилия или с угрозой его применения, то виновные наказываются лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до трех лет.

В то же время лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию этого преступления, возместило причиненный ущерб или перечислило в федеральный бюджет доход, полученный в результате действий, предусмотренных настоящей статьей, и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Доходом в крупном размере в настоящей статье теперь признается доход, сумма которого превышает 5 млн. руб., а доходом в особо крупном размере — 25 млн. руб. Крупным ущербом в данном случае признается ущерб, сумма которого превышает 1 млн. руб., а особо крупным — 3 млн. руб.

Эксперт службы Правового консалтинга компании “Гарант” Иван Михайлов отмечает, что в ст. 178 УК РФ внесены в основном редакционные поправки, которые приводят диспозицию нормы в соответствие с правилами Федерального закона № 135-ФЗ от 26.07.2006 “О защите конкуренции”. Предыдущая редакции ст. 178 УК РФ основывалась на положениях утратившего в 2006 г. силу (за исключением одного определения, содержащегося в ст. 4) Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках”.

При этом, как подчеркивает г-н Михайлов, “авторы законопроекта немного облегчили труд следователям. Дело в том, что раньше для привлечения к ответственности за недопущение, ограничение или устранение конкуренции обязательно нужно было доказать, что гражданам, организациям или государству причинен крупный ущерб. Теперь же достаточно установить, что лицо, которое привлекается к уголовной ответственности, в результате недопущения, ограничения или устранения конкуренции получило доход в крупном размере. Поэтому раньше для установления причинения ущерба в процесс приходилось вовлекать большое количество потерпевших, что, конечно, значительно усложняло задачу обвинителей. Крупный же доход определить достаточно легко — он устанавливается в результате соответствующей экспертизы”.

Вместе с тем Иван Михайлов отмечает, что в новой редакции ст. 178 УК довольно неудачно сформулировано примечание 4 (“Неоднократным злоупотреблением доминирующим положением признается совершение лицом злоупотребления доминирующим положением более двух раз в течение трех лет, за которые указанное лицо было привлечено к административной ответственности”). Он говорит: “Вообще-то, при рассмотрении соответствующего законопроекта профильный комитет Госдумы обращал внимание на допущенные в нем ошибки, но, как видно, депутаты к мнению своих коллег не прислушались. Теперь получается, что лицо, которое более двух раз наказано в административном порядке за злоупотребление доминирующим положением, может нести еще и уголовную ответственность за те же действия. Это явно не согласуется с общеправовым принципом недопустимости привлечения к ответственность дважды за одно нарушение. Кроме того, административный процесс значительно менее формализован, нежели уголовный. Гарантии, которые имеет подсудимый, несопоставимы с гарантиями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном проступке. Примечание 4 дает своего рода лазейку, позволяющую “доказать” состав преступления еще до того, как нарушитель получит статус обвиняемого”.

Известно, что на практике с целью предотвращения демпинга (со стороны участников ИТ-рынка, не имеющих долгосрочных планов развития, а стремящихся немедленно получить прибыль от одной или нескольких сделок) поставщики оборудования и программного обеспечения иногда гласно или негласно устанавливают своим партнерам уровни цен, ниже которых не рекомендуется продавать их продукцию конечным пользователям. Однако формулировать соответствующие пункты договора следует очень внимательно. Не секрет, что в последнее время Центральный аппарат ФАС России и некоторые ее региональные управления проявляют повышенный интерес к деятельности ряда ИТ-компаний, подозревая их в нарушении действующего в нашей стране антимонопольного законодательства.

Версия для печати