В октябре текущего года многие участники компьютерного рынка не могли не обратить внимание на весьма странную ситуацию с розничными ценами на оптические приводы, которые за довольно короткий период подорожали более чем в три раза — с 18—20 долл. до порядка 60 за штуку.

Беглый мониторинг форумов Рунета позволил сделать вывод о том, что проблема, по общему убеждению, заключалась в резком сокращении выпуска специфических комплектующих на азиатских фабриках, которые таким образом отреагировали на мировой финансовый кризис.

Несмотря на правдоподобность этого предположения и на то, что за рубежом подорожание не было столь серьезным, в конце октября в западных СМИ стали звучать версии о некоем корыстном сговоре производителей. Более того, в какой-то момент в прессу даже просочились слухи (частично подтвержденные) о том, что минюст США начал расследование по поводу возможного нарушения антимонопольного законодательства в области производства оптических приводов. При этом утверждалось, что как минимум представители компаний Sony, Hitachi и Toshiba уже получили повестки в суд.

Тогда же редакция попробовала опросить российских участников рынка, чтобы попытаться выяснить мнение экспертов относительно сложившейся ситуации и попытаться спрогнозировать сценарий дальнейшего развития событий. Были разосланы запросы ряду дистрибьюторов, местных сборщиков ПК и в представительства зарубежных компьютерных брендов. Реакция была более чем вялой, однако редкие ответы в целом подтверждали общую версию блогосферы.

Так, по мнению менеджера по продукции “ELKO Россия” Елены Комиссаровой, причина подорожания приводов — неудовлетворенный спрос в канале, что стало следствием дефицита компонентов для производства. По данным компании, немногочисленные поставщики пикап-юнитов (устройств для позиционирования диска) существенно сократили выпуск ввиду кризиса. Очевидно, в условиях дефицита компонентов производители дисководов стремятся в первую очередь обеспечить приводами ключевых мировых ПК-вендоров, считает г-жа Комиссарова. Отгрузки в канал сокращаются, что приводит к ситуации, когда спрос существенно превышает предложение, заставляя рынок поднимать цену.

С точки зрения представителя еще одной дистрибьюторской компании — директора по сбыту Merlion Сергея Расколова, временный рост цен также произошел не по причине какого-либо сговора или злого умысла. Речь шла о естественной реакции рынка на нехватку продукции (дефицит). Реагируя на кризис, большинство производителей во всех сферах сократили производство (а цикл его восстановления или наращивания объемов может быть длительным и исчисляться месяцами). Как объяснял в начале ноября г-н Расколов, на тот момент действительно ощущалась нехватка в канале многих компонентов, в том числе оптических приводов, жестких дисков, памяти и пр. Возникший дефицит был во многом вызван крупными заказами производителям от международных компьютерных брендов, что вызвало сокращение поставок дистрибьюторам и в канал. Это явление г-н Расколов называл временным (сезонным) и прогнозировал, что уже к концу ноября и в декабре все нормализуется — как по причине завершения предрождественских отгрузок с фабрик в адрес международных корпораций, так и в связи с постепенным наращиванием объемов производства тех продуктов и компонентов, дефицит которых ощущался наиболее остро.

Как нетрудно сегодня проверить, прогноз г-н Расколова по сути оправдался — в течение месяца цены действительно снизились. Тем не менее в конце ноября редакция посчитала нужным резюмировать ситуацию и обратилась за комментариями ко второму крупнейшему дистрибьютору дисководов в России — компании Trinity Electronics. Как рассказал ее директор по закупкам Александр Романов, все началось еще осенью прошлого года, когда продажи компьютерной техники сократились примерно на 60%. В октябре крупнейшие мировые вендоры стали формировать заказы своим поставщикам комплектующих (по принятой практике — на полгода вперед), и выяснилось, что с учетом заполненности складов весенняя потребность в оптических приводах находится чуть ли не на нулевом уровне. Поставщики после этого практически оставили без заказов азиатских производителей запчастей для приводов (пикап-юнитов, чипов и моторчиков), и те вынуждены были резко сократить выпуск и уволить изрядное количество персонала.

В начале 2009 г. ситуация на рынке стала нормализовываться. Однако склады комплектующих были еще полны, и поставщики приводов схватились за голову только поздней весной. На азиатские фабрики снова посыпались заказы, но восстановление прежних объемов производства — процесс далеко не одного дня. Только для того, чтобы обучить новый персонал, уверяет г-н Романов, требуется порядка четырех месяцев. Так что к августу-сентябрю во всем мире закономерно обозначился жесткий дефицит дисководов.

По наблюдениям г-на Романова, несмотря на сложившуюся ситуацию, мировые цены на приводы повысились совсем незначительно — примерно на 1—2 долл. Положение же дел с ценообразованием в России г-н Романов склонен объяснять специфическими чертами нашего рынка (закрытость, особенности работы таможни и т. д.). Никакого сговора у нас в стране также не было, просто спрос, превышающий предложение раз в десять, спонтанно порождал повышение цен.

Осенью немногочисленные поставки приводов сметались партнерами Trinity Electronics буквально “с колес”. Уговаривать конкурентов не было никакой нужды — расценки могли увеличиваться несколько раз в течение одного дня. Когда истерия достигла апогея, рентабельность дисководов превысила 200% и мелкие импортеры (в том числе серые), глядя на такое положение дел, стали всеми правдами и неправдами скупать приводы по всему миру и везти их в Россию. В итоге в ноябре логичным образом произошло перенасыщение рынка и цены стали лавинообразно снижаться (на величину до 5 долл. в день).

Сейчас, по мнению г-на Романова, цены достигли своего дна (23—25 долл. за привод). И у дистрибьюторов, и у серых поставщиков скопились стоки, которые не рассосутся раньше января. Российские поставщики снова просят производителей комплектующих перебрасывать заказы на другие рынки. Однако, как считает г-н Романов, прошлогодняя ситуация с закрытием заводов не повторится. Азиатские фабрики все еще работают не в полную силу, так что временное отсутствие спроса со стороны России компенсируется не полностью удовлетворенным спросом других стран.

Версия для печати