Каких итогов добилась отрасль связи и массовых коммуникаций в 2009 г.? В докризисные времена, как правило, уже в декабре были известны предварительные результаты хозяйственной деятельности предприятий инфокоммуникационной сферы, и министерские чиновники не жалели времени на комментарии по поводу очередных успехов вверенного им ведомства. Однако на этот раз такого не случилось, и до сих пор мало что можно сказать о достигнутых отраслевых показателях. Оно и понятно — кризис все-таки!

Тем не менее на прошедшей в Москве февральской международной конференции “Телекоммуникационная отрасль: преодоление последствий глобального финансово-экономического кризиса и задачи дальнейшего развития” прозвучали первые цифры, которые дают некоторое представление о результатах прошедшего года. Объем российской отрасли информационно-коммуникационных технологий, по словам директора департамента экономики и финансов Минкомсвязи Александра Нарукавникова, в 2009-м вырос на 2% и составил 1,796 трлн. руб.

“Доля ИКТ в ВВП страны достигла 4,6%, — сказал он. — Доля доходов от телекоммуникационных услуг в обороте отрасли составила порядка 70%. Доходы от услуг связи в 2009-м выросли на 6,3%, до 1,3 трлн. руб.”. Определенные данные назвал в своём выступлении и министр связи массовых коммуникаций Игорь Щеголев: “Прошедший год был непростым для всей экономики, — признал он. — Но теперь можно сказать, что самое трудное позади. Отрасль связи по-прежнему проявляет себя как одна из наиболее динамично развивающихся. Это плод коллективной работы всех связистов. Если в докризисный период темпы прироста объемов услуг электросвязи составляли в среднем 22% в год, то в прошлом году, по предварительным подсчетам, эта цифра составила 19%, что совсем не плохо по кризисным временам”.

Доволен г-н Щёголев и итогами работы “Связьинвеста”. Предпринятые меры позволили существенно улучшить экономические показатели. “И выручка выросла, и чистая прибыль увеличилась на 18,9% по сравнению с 2008 годом, — радуется министр. — Так или иначе, результатом реорганизации должна стать компания с полным спектром услуг связи. И конечно же будет получен синергетический эффект и достигнуто существенное сокращение расходов на дублирующую инфраструктуру и лишние управленческие уровни”.

Год назад, на предыдущей конференции, участники пытались понять, какие направления ИКТ в условиях кризиса будут развиваться, а какие явно подвержены спаду. Сейчас уже накопился определенный опыт кризисного управления отраслью, который позволяет сделать некоторые выводы. Кризис показал, считает заместитель министра связи и массовых коммуникаций Наум Мардер, что к угрозам национальной и информационной безопасности добавились угрозы безопасности экономической, связанные с уменьшением инвестиционных возможностей различных компаний.

Кризис преподал нам некоторые уроки, продолжил он. Во-первых, жить надо по средствам, считать деньги и ресурсы. Во-вторых, в погоне за новейшими технологиями операторам, может быть, есть смысл отменить некоторые ранее принятые амбициозные решения и оптимизировать структуру затрат. В третьих, все участники телекоммуникационного рынка научились считать деньги не только в своем, но и в чужом кармане. И обострились проблемы распределения дохода между различными компаниями, создающими цепочки стоимости.

Как выяснилось, кризис сблизил позиции двух отраслей экономики, работающих под эгидой Минкомсвязи и Минпромторга. “За последние два года у нас установились хорошие отношения с Минкомсвязи, — сказал заместитель министра промышленности и торговли Юрий Борисов. — Приятно констатировать, что меры, которые предпринимаются для продвижения отечественного оборудования на соответствующие рынки, представляют согласованную позицию двух ведомств”.

Юрий Борисов выступил с инициативой обнулить таможенные пошлины на всю комплектацию, которая не производится в России. “Сегодня пошлины на компоненты составляют от 5 до 10% стоимости и создают неконкурентные условия для российских производителей телекоммуникационного оборудования”, — сообщил г-н Борисов. При этом он считает, что необходимо поднять налоги на ввоз конечной продукции, аналоги которой производятся в стране.

Версия для печати (без изображений)