Мировая практика борьбы с компаниями, использующими нелицензионное ПО, отличается от российской. Вот что рассказала нашему обозревателю Владимиру Митину юридический представитель BSA в России, старший юрист ООО “Балтийское Юридическое Бюро” Анна Петрова.

PC Week: Интересы скольких компаний защищает BSA в России?

Анна Петрова: Участниками BSA в России являются 26 компаний. А в целом в настоящее время 32 производителя программного и аппаратного обеспечения являются участниками BSA на глобальном уровне (их интересы BSA отстаивает повсюду, где официально распространяется их продукция), и еще 62 фирмы участвуют в различных программах BSA регионального уровня (то есть BSA действует от их имени только в определенном регионе мира). В ближайшее время мы сообщим о вступлении в BSA на глобальном уровне ещё одной крупной российской софтверной компании.

Юридические представители BSA работают в пяти городах: Москва, Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону, Екатеринбург и Новосибирск. Однако каждый представитель, находящийся в том или ином городе, отвечает за определенный регион. Так что можно сказать, что в общей зоне их внимания находятся практически все города России. Следует также отметить, что отдельные участники BSA имеют собственных юридических представителей в тридцати с лишним городах России.

PC Week: Какие меры предпринимает BSA для снижения уровня компьютерного пиратства в России?

А. П.: Важным направлением работы BSA является профилактика и противодействие использованию нелегального ПО юридическими лицами в своей коммерческой деятельности. Меры, которые направлены на снижение уровня пиратства, носят комплексный характер. Можно выделить такие, например, как рассылка информационных и предупредительных писем в адрес организаций, образовательные и просветительские инициативы, участие в семинарах правоохранительных органов, выявление фактов использования нелегального ПО и передача информации в правоохранительные органы для инициирования проверок. Только в прошлом году информационные письма были разосланы в адреса более чем 15 тыс. предприятий. Кроме того, около 120 предприятий получили предупредительные письма от юристов BSA. Информационные письма сообщают о преимуществах использования лицензионных программ, о необходимости управлять программными активами (Software asset management), а также о рисках использования пиратского ПО. Примерно 10% информационных писем направляются на государственные предприятия.

В предупредительных письмах юристы BSA сообщают об ответственности за незаконное использование ПО и рекомендуют провести аудит программ компании и устранить нарушения, если таковые будут выявлены в результате аудита.

P C Week: На основании каких данных формируются списки компаний, которым направляются предупредительные письма?

А. П.: При составлении списка адресатов предупредительных писем BSA во внимание принимается оперативная информация правоохранительных органов, данные, поступающие от правообладателей, а также сообщения бывших сотрудников компаний-пользователей и действующих сотрудников, которые по тем или иным причинам передают подробную информацию о фактах нарушений на предприятии работодателя. Зачастую это либо уволенные сотрудники, либо те, кому задерживают или не платят заработную плату, либо те, кто сталкивается с грубыми нарушениями условий их труда. Мы получаем как анонимные сообщения, так и письма с контактными данными информатора.

PC Week: Как выглядит динамика статистики раскрываемости и наказуемости компьютерных преступлений в нашей стране?

А. П.: В 2009 г. в компаниях и учреждениях, подозреваемых в незаконном использовании программ участников BSA, было проведено 689 проверок. В подавляющем большинстве случаев проверки выявили незаконное использование. На конец прошлого года в 117 случаях были возбуждены уголовные дела и по 55 делам судебными органами РФ вынесены приговоры, в соответствии с которыми к уголовной ответственности были привлечены директора либо ИТ-специалисты компаний. По части проверок вопрос о возбуждении уголовных дел еще рассматривается, часть проверок завершились рассмотрением дел и споров в административном и арбитражном/гражданском судопроизводстве. Аналогичные показатели 2008 г.: 499, 154 и 71, а 2007-го — 599, 264 и 85.

PC Week: C чем связано увеличение количества такого рода дел?

А. П.: Мы предполагаем, что количество уголовных дел, возбужденных против должностных лиц предприятий-пиратов увеличилось за счет новых регионов, в которых правоохранительные органы и правообладатели стали более активны. Однако и в регионах, где работа ведется давно, — в Москве, Санкт-Петербурге, Поволжье, Сибири — число таких дел продолжало расти.

PC Week: Как оценивается ущерб, причиненный правообладателю в результате использования контрафактного ПО?

А. П.: С правовой точки зрения правильнее использовать термин “размер нарушения/деяния”. Чаще всего размер нарушения рассчитывается на основе цен, публикуемых в “Справочнике цен на лицензионное программное обеспечение”. Эти справочники регулярно издаются Некоммерческим партнерством поставщиков программных продуктов и содержат информацию о среднерыночных ценах на широко распространенные программные продукты. Сведения о среднерозничных ценах на редко используемое ПО предоставляют правообладатели или их дистрибьюторы.

PC Week: Какие виды наказаний преобладают среди уголовных дел, возбужденных в 2009 г. против должностных лиц предприятий-пиратов?

А. П.: По итогам дел, рассмотрение которых завершилось в 2009 г., реальные сроки заключения никто из должностных лиц не получил. В нашей практике случаев приговора с реальным сроком лишения свободы за использование нелицензионного ПО на предприятии не было. Такие приговоры иногда выносятся в отношении распространителей контрафакта. Чаще всего это факты повторного нарушения авторских прав. Примерно по 30% обвинительных приговоров 2009 г. было назначено наказание в виде штрафа размером до 200 тыс. руб. В остальных случаях — наказание в виде условного лишения свободы сроком от шести месяцев до двух лет с назначением испытательного срока, равного сроку применения основного вида наказания или немного превышающего его.

PC Week: Как обстоят дела со взысканием штрафов за использование контрафактного ПО?

А. П.: Мы такой статистикой не располагаем. Взысканием штрафов в пользу государства занимается Федеральная служба судебных приставов. В то же время правообладатель вправе подать в Арбитражный суд иск к предприятию-пирату о взыскании компенсации за нарушение авторских прав, равной двойной стоимости контрафактных продуктов. Правообладатель также может заявить гражданский иск к должностному лицу компании в суд общей юрисдикции о возмещении вреда. Впрочем, на практике большинство фирм-пиратов предпочитают легализовать имеющееся у них контрафактное ПО, подписать мировое соглашение с BSA и не доводить дело до арбитражных или гражданских исков. Мировые соглашения в исключительных случаях возможны и в ходе расследования уголовных дел.

PC Week: В каком случае виновным лицом является генеральный директор, а в каком — сисадмин или руководитель информационной службы?

А. П.: Виновным признается должностное лицо, в отношении которого доказано, что оно было осведомлено о том, что в его компании используется нелицензионное ПО, но ничего не предприняло для прекращения нарушения. Если, к примеру, сисадмин предупреждал генерального директора, что не всё ПО, используемое в компании, является легальным и что уголовная ответственность за это может быть возложена на должностное лицо компании (такое предупреждение лучше сделать письменно, с распиской о вручении), а тот не предпринял никаких мер для исправления данной ситуации, то виновным является генеральный директор — как лицо, принимающее в компании все управленческие решения, в том числе и о выделении бюджетов. Если же гендиректор не знал о ситуации с ПО компании, то виновным может быть признан руководитель информационной службы. Возможна и такая ситуация: директор по своей инициативе дает сисадмину указание разобраться с ПО, установленным на компьютерах компании, и принять меры к его легализации, а сисадмин это поручение не исполняет вовсе или не исполняет надлежащим образом. Тогда на сисадмина ложится вся ответственность за имеющееся в компании пиратское ПО. Обратите внимание: за все нелицензионные программы, сохраненные на жестких дисках офисных компьютеров и серверах, а не только за те, которые реально используются. Правовое и бытовое понятие использования ПО различно: с точки зрения закона хранение и запись ПО в памяти ЭВМ является его воспроизведением и, следовательно, использованием. Даже если пиратское ПО реально никогда не использовалось, но хранится в памяти ЭВМ, считается, что оно использовалось. Рискует сисадмин и в том случае, если все указания о допустимости использования контрафактного ПО он получает от вышестоящего руководства устно.

В зависимости от должностных инструкций, действующих на конкретном предприятии, виновными в совершении деяний, предусмотренных ст. 146 УК, могут быть признаны и другие лица. Например, финансовый директор или руководитель филиала.

PC Week: Может ли штраф за нарушение авторских прав накладываться не на физическое лицо, а на юридическое?

А. П.: Да, может, по административным делам. Если размер нарушения менее 50 тыс. рублей, то к административной ответственности может быть привлечено юридическое лицо. Уголовную же ответственность согласно российскому законодательству может нести лишь лицо физическое, применительно к ст. 146 УК РФ признанное виновным в совершении тяжкого преступления или преступления небольшой тяжести. Согласно действующей редакции деяния, предусмотренные ч. 3 ст. 146 УК, признаются тяжкими, если стоимость контрафактных экземпляров произведений (в нашем случае — программ для ЭВМ) составляет 250 тыс. руб. и более. Если размер деяния лежит в диапазоне от 50 до 250 тыс. руб., оно квалифицируется как деяние небольшой тяжести. За рубежом существуют и другие способы борьбы с предприятиями-пиратами : в США и большинстве стран Европы (кроме Германии) уголовную ответственность за преступления, связанные с нарушением авторского права, могут нести не только физические, но и юридические лица. Кроме того, в западных странах широко используется практика так называемых “гражданских проверок” (civil search).

PC Week: В чем эта практика состоит?

А. П.: Если у правообладателя есть достаточно веские основания подозревать то или иное предприятие в незаконном использовании его программных продуктов, то он (через своего представителя) может обратиться в суд за решением о проведении “гражданской проверки”. Если суд вынесет решение о проведении проверки, представитель правообладателя вместе с судебным приставом и необходимыми специалистами проводят проверку непосредственно в офисе компании. В присутствии судебного пристава проводится исследование на предмет того, какие программы записаны на компьютерах, каково их количество, и версии сверяются с лицензиями компании. Если будет выявлено несоответствие между количеством программ и лицензий или если лицензий вообще нет, то правообладатели могут взыскать убытки. Важно отметить, что при этом суд не занимается поиском конкретных виновных лиц. Главное — что виновата компания в целом. Суммы возмещения, взыскиваемые с компании-пирата в пользу правообладателя, за рубежом могут быть очень существенными. Так, например, в прошлом году по делу BSA одной германской компании пришлось выплатить правообладателям около 1,5 млн. долл. в виде убытков и сумм за легализацию ПО. К сожалению, в России практика “гражданских проверок” пока не сложилась, хотя теоретически законодательные нормы позволяют такую практику ввести. Борьба с пиратством в нашей стране ведётся в основном силами правоохранительных органов.

P C Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)