Судя по всему, тема значимости ИТ для бизнеса — из разряда вечных. И в этом нет ничего удивительного. Меняется экономическая ситуация, меняются требования заказчиков, совершенствуются технологии, открывая новые возможности для бизнеса. Главное — вовремя уловить текущие перемены и правильно оценить тенденции. Особенно это важно в нынешней непростой ситуации. Какой она видится сегодня и завтра? Об этом 1-й заместитель главного редактора PC Week/RE Игорь Лапинский беседует с генеральным директором IBM в России и СНГ Кириллом Корнильевым.

PC Week: Полтора кризисных года позади, и всех теперь интересует, что же впереди. Одни ожидают восстановления бизнеса до прежних объемов, другие полагают, что кризис только начинается. А какого мнения придерживаетесь вы?

Кирилл Корнильев: Существует масса прогнозов, что кризис будет иметь форму W, но я не хочу это комментировать, поскольку не являюсь макроэкономистом. Буду исходить из того, что мы видим. Если говорить о рынке ИТ, то тут сказывается несколько факторов. Во-первых, отложенный спрос: если у предприятий не было возможности что-то закупить, это вовсе не значит, что у них не было такой потребности. А во-вторых, некоторое оздоровление экономики. И вот наложение этих двух факторов приводит к тому, что ИТ-рынок, на мой взгляд, восстанавливается быстрее экономики в целом. Кроме того, поскольку мы работаем главным образом в сегменте крупных предприятий, интересно смотреть на их поведение. Если крупные предприятия чувствуют большую уверенность в завтрашнем дне, они тут же начинают думать о решении важных задач, и у них на это выделяются ресурсы. Могу сказать, что сейчас они гораздо смелее, чем в прошлом году, пускаются в серьезные проекты. Это дает нам основание полагать, что для нашей компании рост будет еще быстрее, чем у рынка в целом. На то есть объективные причины, и результаты первого квартала это подтверждают.

PC Week: В недавнем своем выступлении вы заявили, что кризис закончится, но ситуация в ИТ-идустрии уже никогда не будет прежней. Поясните, что вы имеете в виду.

К. К.: Период необузданного, не подкрепленного ничем, кроме цен на нефть, роста экономики закончился. И строить серьезный долгосрочный бизнес без должного внимания к вопросам обеспечения его эффективности теперь невозможно. Пройдя через нынешний кризис, руководители будут по-другому смотреть на качество управления предприятиями. Выросло поколение менеджеров, обученных считать деньги. Всё, что умели делать бизнесмены первой волны, — это брать кредиты. И на эти кредиты жить. Когда деньги от старых кредитов заканчивались, они брали новые. Кризис 1998 г. научил считать прибыль и убытки, а также потоки наличности. Но эффективность оценивается через балансовый отчет. А у наших предприятий на балансах до сих пор числится невесть что — от домов отдыха до городских котельных. К эффективности все это имеет весьма отдаленное отношение. И вот теперь все начинают смотреть на бизнес-аналитику, на управление активами. То есть неожиданно мы становимся скучными, обычными, почти западными капиталистами: будем лучше cчитать, учитывать все компоненты, которые положено учитывать, и т. д. И качество управления автоматически поднимается на другой уровень. Первые лица требуют — и начинается изменение системы управления и предприятиями, и государством. Теперь все смотрят на эффективность бизнеса. А в результате растет спрос на сервисы (это факт: за прошлый год объем сервисных услуг, предоставляемых IBM в России, не упал, а вырос) и меняется отношение к ИТ в целом. Сколько наши предприятия могут сэкономить на ИТ, если расходуют на них порядка 1% оборота? Максимум тот же 1%. Если вы действительно занимаетесь эффективностью бизнеса, то будете смотреть не на 1%, а на остальные 99%. И очень быстро поймете, что ИТ — это средство улучшения бизнеса. А это уже совсем другая ситуация. Возьмем, к примеру, банки. Что они спрашивают сегодня? “Мне бы систему обслуживания клиентов, мне бы риск-менеджмент, мне бы фрод-менеджмент...” Они становятся более сложными кредитными организациями наподобие тех, какие есть в развитых странах.

PC Week: Но еще в декабре в своей презентации вы приводили результаты опроса CIO, которые показали, что к риск-менеджменту и повышению производительности труда с их стороны интерес очень небольшой...

К. К.: Тут много вопросов. Все ли наши ИТ-директора стали такими CIO, каковыми располагают западные компании? Пока не все. Зачастую они просто выполняют то, на что им указали. И главное для них — чтобы ИТ-инфраструктура работала, потому что за нее с них спросят. Но фокусировка на эффективности бизнеса влечет за собой важные изменения. Сейчас не только ИТ-директора должны стать офицерами по управлению информацией со всеми вытекающими последствиями, но и бизнес-лидерам придется всерьез пересмотреть роль информационных технологий. Идет движение навстречу друг другу. И теперь инициатива о внедрении ИТ все чаще исходит от бизнес-подразделений, что гораздо перспективнее. Потому что если бизнесу что-то нужно, то это точно будет сделано.

PC Week: В начале кризиса темой номер один стали решения BI. Как вы считаете, это дало реальный эффект тем компаниям, которые сделали ставку на BI? Ведь BI предполагает соответствующую организацию данных, технологии их извлечения и т. д.

К. К.: Эффект в любом случае был. Но в силу того, что у нас большинство предприятий либо государственные, либо частные, информация о результатах внедрения нередко оказывается недоступной для широкой аудитории. Проблема еще и в том, что после внедрения должно пройти некоторое время, чтобы накопить статистику. Тем не менее могу привести конкретные примеры. В частности, в РОСНО, где была внедрена система Cognos, удалось сократить операционные расходы на 15%. Проект в Центробанке уже широко известен, так что про него говорить не буду. В Генпрокуратуре внедрили нашу систему аналитики, и в декабре прошлого года, когда у них наступил период планирования, с ее помощью очень быстро обработали 1,2 млн. запросов на проверочные мероприятия, оставив в плане только 600 тыс. При этом все необоснованные проверки были автоматически исключены системой, а не человеком, что в нашей стране весьма важно. Налицо очевидное повышение эффективности работы, хотя эффект трудно измерить в деньгах. Кроме того, повысилась и прозрачность работы госструктуры, поскольку на ее сайте уже размещен график проверок. А это уже серьезный шаг в сторону электронного правительства, позволяющий транспарентно выстроить отношения G2B.

PC Week: Одна из ключевых тем прошлого года — облачные вычисления. На сайте IBM я даже нашел такое утверждение: Cloud Computing — это конечный шаг в построении динамической инфраструктуры. Как IBM позиционирует себя в этой сфере?

К. К.: Если мы понимаем, что это архитектура, на которой будут строиться все будущие вычислительные системы, то как поставщик инфраструктурных решений мы должны иметь все компоненты для такой архитектуры — от “железа” до ПО, которое обеспечит возможность построения тех самых приложений, которые нужны пользователям. Второй момент, связанный с этим, заключается в том, чтобы предложить облака как сервис. IBM — очень большая компания и может это сделать. И наконец, мы готовы помогать предприятиям и организациям создавать облачные структуры у себя. То есть мы выступаем и как поставщик облачных решений, и как сервис-провайдер, и как консалтинговая компания.

Кстати, сейчас у нас очень сильные кадры поставлены во главе направлений R&D, связанных с созданием бизнес-приложений для облаков. Там же масса различных проблем, требующих решения. В частности, проблемы безопасности. Ведь одно дело перенести в облака электронную почту — ну, взломали, ну и что? А если стоит вопрос о переносе банковской системы? Пока облака еще не готовы для этого, да и законодательная база не позволит. Но это направление, в котором мы все движемся и которое обеспечивает наиболее эффективное использование инфраструктуры. И, главное, мы уже видим его практическую реализацию. Весь Интернет с веб-хостингом — это зачаток тех самых облаков. И в России много чего интересного уже может быть сделано, я считаю.

PC Week: Может быть сделано или уже сделано?

К. К.: Может быть сделано. Я не хочу выдавать имеющиеся фрагментарные усилия за торжество облаков в России.

PC Week: Аналитики утверждают, что в мире только 25% компаний имеют инфраструктуру, подготовленную к внедрению облаков. В России таковых, наверное, существенно меньше. Получается, что и на этом поле у нас больше шансов отстать от передовых стран, чем догнать их.

К. К.: Роль какой-то одной технологии не стоит преувеличивать. Я надеюсь, что мы это совершенно спокойно освоим и не отстанем от других. Облака — очень важное стратегическое направление, но отнюдь не единственное. Хотя я считаю, что это очень перспективное направление для России. Но чтобы оно действительно стало знаковым явлением, начинать, наверное, нужно с кадров. Сколько выпускников вузов у нас знакомы с облачными технологиями и умеют их применять? Мало. А в самом процессе образования облака используются? Не очень. А ведь образование — это как раз самое подходящее поле для внедрения облачных вычислений. Тут учебный процесс и не так остро, как, скажем, в банковском секторе, стоят вопросы защиты данных. Тут есть компьютеры и доступ в Интернет, и практически всё принадлежит государству. Осталось сделать Education Cloud на страну, и помимо экономии государственных денег мы получим качественно иную базу для совершенствования образования. И других выпускников, готовых использовать те же технологии уже в своей практике.

PC Week: А предприятиям с чего вы порекомендовали бы начать?

К. К.: Надо начинать с задач, которые проще реализовать. Вопросы защиты данных и разграничения доступа в облаках более сложны, чем в обычной инфраструктуре. А если взять наш набор облачных сервисов для корпоративных клиентов Lotus Live, с помощью которого можно реализовать в облаках весь бэк-офис, включая почту, календари, онлайн-конференции и т. д., то тут всё просто и понятно.

PC Week: Ровно год назад мы с вами говорили, в частности, о пренебрежении к инновациям в нашей стране. Поворот к эффективности что-либо изменил в этом плане?

К. К.: Хотелось бы, чтобы ситуация радикально изменилась, но, наверное, на это нужно существенно больше времени. Как это ни смешно, кризис подталкивает к тому, чтобы предприятия пересмотрели свое отношение к инновациям. Жить по принципу “нам и так хватает” уже не получается. Поэтому объективно внимания к инновациям стало больше и на уровне предприятий, и на уровне министерств, и на уровне первых лиц государства. Но стало ли больше умения? Вот здесь как раз вопрос. Желание появилось, а умение не приросло с той же скоростью. Поэтому общий кумулятивный эффект не сильно заметен. Но идей много. Надеюсь, что какие-нибудь из них сработают.

PC Week: У нас есть очередной пример правительственной инициативы в этом плане. Как вы относитесь к проекту иннограда в Сколкове?

К. К.: Честно говоря, очень трудно сформировать сколь-нибудь четкое отношение к данной инициативе, поскольку конкретные планы еще не обнародованы. Есть хорошая идея — серьезно заняться вопросами инноваций, современных технологий и проч. Против этого возразить нечего, тем более что в число пяти основных направлений включено и направление ИКТ. Вопрос, как это будет воплощаться. Но я глубоко уверен, что ИТ и телекоммуникации — это просто единственное направление, которое в краткосрочной и среднесрочной перспективе поможет России построить гораздо более высокотехнологичную экономику по сравнению с той, что есть сейчас. Наверное, надо вкладываться и в нанотехнологии, но это вложения на 10—20 лет вперед. А что еще, кроме ИКТ, может дать отдачу через 3—5 лет? Я не знаю.

PC Week: Но у нас уже были инициативы по созданию госкорпораций, технопарков и СЭЗ, и пока сколь-нибудь значимого прогресса не видно.

К. К.: Согласен, здесь много вопросов. Но, строго говоря, я не услышал, что Сколково — это вместо технопарков. Никто не сказал, что технопарки нужно закрыть. Так что давайте посмотрим, во что реально выльется этот проект. Будет ли это попытка наработать определенный опыт, а потом реплицировать его по стране? Или что-то еще?

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)