Современные инфокоммуникационные технологии (ИКТ) развиваются столь стремительно, что многие сопутствующие им явления из других областей человеческой деятельности явно не успевают за ними. Например, законодательная база, поддерживающая регулирование и применение ИКТ, существенно отстает от уровня развития технологий в стране и от запросов общества. Причем по некоторым направлениям техники такое отставание исчисляется уже не годами, а целыми десятилетиями. И это не может не сказаться на экономике РФ, на уровне и качестве жизни населения, на безопасности граждан.

Вот, например, есть такая Международная система космического поиска и спасания КОСПАС-SARSAT, которая действует с 1982 г. и в создании которой наша страна принимала самое активное участие. В частности, благодаря ей через каких-то четыре минуты национальный центр КОСПАС в Москве уже знал об авиационном происшествии с самолетом Ту-154М, совершившим недавно вынужденную посадку в тайге недалеко от Ижмы (www.pcweek.ru/themes/detail.php?ID=125282).

Я тогда поинтересовался результатами работы КОСПАС. И вот что выяснилось. По данным ФГУП “Морсвязьспутник”, являющегося российским оператором системы, с ее помощью (по состоянию на 2008 г.) было спасено около 900 российских граждан: в 73 поисковых операциях с авиационными радиомаяками спасено 223 человека и в 48 морских операциях спасено 643 человека. Кроме того, вызволено из беды три человека с персональными аварийными радиобуями (АРБ).

Спрашивается, а почему у нас так мало спасают индивидуальных пользователей-экстремалов — туристов, альпинистов, путешественников? Если взять аналогичную статистику по другим странам, то увидим, что доля частных лиц, спасенных с помощью персональных АРБ, там существенно больше, чем у нас.

Оказывается, все объясняется сравнительно просто: для спасения пострадавших в морских и авиационных катастрофах есть должная правовая основа и соответствующие международные обязательства, а вот для персональных АРБ в нашей стране необходимой правовой базы пока нет и разным там туристам, попавшим в сложное положение, мчаться на помощь вроде бы не обязательно.

В какой-то мере этот пробел можно объяснить межведомственными барьерами — разрабатывает систему одно ведомство, согласует частотные ресурсы второе, выпускает АРБ третье, оператор системы принадлежит к четвертому, а спасать людей надлежит пятому. Вот и кивают бюрократы друг на друга лет этак двадцать пять. Хотя, конечно, в этом юридическом казусе видна не только организационная неразбериха и отставание юридической базы от технологической, а еще и традиционное для нашей страны пренебрежение к жизни индивидуума.

И так обстоят дела не только в КОСПАСе. Давайте возьмем телеграфию. На последнем заседании коллегии Минкомсвязи (www.pcweek.ru/gover/article/detail.php?ID=125590) генеральный директор “Центртелекома” Ваагн Мартиросян сказал, что модернизация в подотрасли последние пятнадцать лет вообще не подкреплялась никакой нормативной базой. Или, например, телекоммуникационные сети следующего поколения (NGN). Если бы соответствующая им нормативная база была проведена, скажем, пять или десять лет назад, то главный для отрасли ФЗ “О связи” стал бы уже законом об ИКТ. Но до этого пока далеко.

Жизненный цикл новых технологий становится все более коротким. И если, например, GSM — технология сотовой связи второго поколения (2G) — спокойно просуществовала около 20 лет, то с 3G ситуация совсем другая: не успели под UMTS раздать частоты, как в дверь стучат технологии 4G (такие, как LTE). И очень важно, чтобы нормативная база отрасли также успевала за этой эволюцией: если раньше можно было годами мусолить те или иные законоположения, то сейчас надо настроиться на ускорение.

В принципе в Ассоциации документальной электросвязи (АДЭ) сформированы две рабочие группы по доработке отраслевого законодательства. Но темпы их деятельности вряд ли устраивают и Минкомсвязи, и операторские компании, действующие на телекоммуникационном рынке, и рядовых пользователей ИКТ, которые все чаще сталкиваются с разного рода запретами, ограничениями или неоднозначными толкованиями тех или иных инструкций и регламентов.

Очевидно, что работа общественных групп по созданию нормативной базы отрасли должна быть усилена деятельностью профессиональных юридических коллективов. В нашей стране, где, как утверждают специалисты по трудоустройству, юристов пруд пруди, при достаточных инвестициях в проект вполне можно установить тот законодательный фон, который бы соответствовал уровню технологического развития отрасли.

Версия для печати