На предложение участвовать в опросе по теме “системная интеграция” мы получили встречный вопрос от одной компании-интегратора: “А что вы понимаете под этим термином?”. Конечно, можно было бы отнестись к этому, как к забавному казусу, но на самом деле он очень точно отражает важную проблему — на нашем рынке нет общепринятого понимания этой сферы деятельности. Вопрос этот на нашем рынке имеет свою историю. Кратко говоря, системная интеграция часто понимается в ее расширенном толковании как весь комплекс внешних ИТ-услуг, хотя в строгом определении — это выполнение комплексных интеграционных, как правило инфраструктурных, ИТ-проектов.

В структуре всего нашего ИТ-рынка доля услуг составляет около 20%, что заметно ниже, чем в развитых ИТ-странах (там 35—50%). Однако при этом не нужно забывать, что фактический их вес в отечественной ИТ-отрасли намного больше. Ведь если подходить к оценкам рынка с точки зрения стоимости продуктов и услуг, создаваемых внутри страны, то, вероятно, долю услуг тут можно оценить в 70—90%. По оценкам IDC , в прошлом году спад отечественного рынка ИТ-услуг составил 31,2% (в долларом исчислении), что примерно соответствует показателю снижения для отечественной ИТ-отрасли в целом. А вот в сегменте “системная интеграция” падение было более глубоким — 56% (доля системной интеграции в услугах снизилась с 31,9 до 20,4%). При этом аналитики IDC в августе этого года прогнозировали, что восстановление докризисного объема услуг произойдет лишь в 2012 г.

А как оценивают текущую ситуацию и перспективы ее развития сами системные интеграторы? Посмотрим, что отвечают на этот вопрос эксперты компаний-интеграторов.

Как преодолели кризисный период?

“Кроме того, что рынок в целом сократился в объеме, серьёзных изменений его структуры не было, в том числе и в лидирующей группе поставщиков. Разве что доля консалтинговых услуг в 2009 г. повысилась по сравнению с поставками оборудования. Особенности нашего рынка ИТ-услуг таковы, что наскоком его взять не удается, для успеха необходима долгая кропотливая работа, — считает директор департамента бизнес-приложений и технологий Oracle компании IBS, генеральный директор IBS Borlas Олег Гаранкин. — Что изменилось, так это поведение клиентов: они теперь внимательнее относятся к эффекту от каждого рубля, вложенного в ИТ. Проводят больше конкурсов для оптимизации стоимости проектов. Крупные проекты разбивают на отдельные этапы, чтобы лучше контролировать затраты и отслеживать достигнутый результат на промежуточных фазах. Это естественная реакция на то, что денег на ИТ выделяется меньше, их необходимо жёстче контролировать и бороться за лучший результат”.

Заместитель директора департамента по работе с государственными органами компании “Ай-Теко” Вячеслав Елагин уверен, что ИТ уже стали частью нашей повседневной жизни: “Рынок системной интеграции сократился, по разным оценкам, на 25—40%, но надо сказать, что прогнозы были куда более пессимистичные. Но до кризиса по России прокатилась мощная волна информатизации, которая задела даже традиционно инертные к ИТ сегменты. Дно кризиса пришлось на II квартал 2009 г., когда клиентам стало ясно — кризис кризисом, а без ИТ выжить невозможно. Второе полугодие ознаменовалось ростом, продолжающимся и сейчас: рынок изменился: он стал мудрее. И этим объясняется то, что наиболее пострадали “неразумные" направления: поставки несложной вычислительной техники и ПО. Наибольшую стабильность обрели направления, связанные с собственной добавленной стоимостью — услуги и сервисы, которые, как выяснилось, закупаются только тогда, когда дальнейшее развитие без них становится уже невозможным. Поэтому “человеческий капитал” — то, что создает эту добавленную стоимость, — и стал как раз тем, чего не хватало у заказчиков и что оказалось нужным ему в трудную минуту больше всего”.

По его мнению, конкуренция существенно обострилась, но Топ-10 на рынке ИТ не меняется с момента его образования как такового. “Основным активом любой ИТ-компании является совершенно определённый набор высококвалифицированных специалистов. Количество таких людей на рынке ограничено и стоят они дорого. Именно это и является причиной отсутствия на рынке новых игроков — входной билет слишком дорог. В обозримом будущем вряд ли предвидится появление заметных участников, учитывая уже известный имеющийся опыт”, – считает Вячеслав Елагин.

Директор по развитию бизнеса компании “Информзащита” Михаил Емельянников делает акцент на близкую себе тему информационной безопасности: “В области ИБ кризис к каким-либо значительным потерям не привел. Значительно меньше, как и на рынке интеграции в целом, стало больших инфраструктурных проектов, внедрений бизнес-приложений класса enterprise типа масштабных ERP или CRM, а также проектов по обеспечению безопасности их использования. Вместе с тем всплеск активности на рынке, обусловленный двумя главными направлениями последних лет — защитой персональных данных и электронным государством, обеспечивал устойчивый спрос на услуги интеграторов. Наиболее востребованные услуги связаны с выполнением требований государственных регуляторов, причем не только в области персональных данных. Принят рад нормативно-правовых актов, направленных на создание порталов государственных электронных услуг, что потребует значительных вложений, если, конечно, этого всерьез кто-то будет добиваться”.

Также он отметил, что обострение конкуренции, к сожалению, сопровождается, как это ни странно звучит, крайне негативными последствиями для заказчиков. На волне темы персональных данных в проекты по безопасности ринулись не только практически все крупные интеграторы, но и огромное количество мелких компаний, не имеющих ни специалистов, ни опыта, готовых при этом выполнять любые работы по демпинговым ценам. Это особенно заметно в регионах. Именно это является причиной все большего количества провальных проектов, вызывающих недоумение и разочарование заказчиков, что порождает недоверие к игрокам рынка в целом. К сожалению, понимание того, что хорошая услуга не может быть дешевой, приходит в головы заказчиков уже после завершения проекта. Формально получается, что число игроков на рынке увеличилось, но оно будет сокращаться по мере того, как результаты деятельности новых “интеграторов” станут более широко известны на рынке.

Самые страшные прогнозы по корпоративному ИТ-рынку (признаем, что их было немало) не оправдались. Так считает генеральный директор компании “АйТи” Тагир Яппаров и поясняет: “Рынок системной интеграции достаточно серьезно сократился, но подавляющее большинство интеграторов смогло пережить сложные времена. На мой взгляд, устойчивость интеграторского бизнеса определяется его клиентской базой. Те интеграторы, которые были ориентированы на более диверсифицированную и стабильную клиентскую базу, пережили кризис лучше. Те, кто критически зависел от одного-двух заказчиков, при проблемах у клиентов испытали гораздо большие сложности. Но в целом мы не увидели ухода кого-нибудь из крупных игроков с рынка, хотя уровень проблем у компаний был разный. Что же касается появления новых игроков, то на традиционном сегменте рынка “входной барьер” достаточно высок (здесь мы говорим не только о деньгах, но и о репутации, клиентской базе) и просто так новому игроку появиться сложно. Если говорить о конкуренции, то, конечно, она обострилась, не раз приходилось сталкиваться с факторами откровенного демпинга, однако это в подавляющем большинстве случаев касалось поставок, а не проектов. Сильно “просели” консалтинговые практики. В 2009 г. были значительно сокращены закупки оборудования и ПО, однако уже в 2010 г. сыграл фактор отложенного спроса, и сейчас эти рынки быстро восстанавливаются. Сервисные сегменты упали не так сильно — бюджеты по поддержке информационных систем никто из заказчиков не “обнулял”, и в этом году они также начали расти”.

“Безусловно, за кризисный период рынок просел, — соглашается директор департамента информационных технологий компании КРОК Игорь Никулин. — Но в большей части пострадали поставки оборудования. Рынок услуг наоборот держался довольно уверено, и популярность ИТ-сервисов, скорее, даже выросла. Кризис заставил практически всех игроков рынка заняться серьезной оптимизацией процессов управления и проектной деятельности. Выросла конкуренция на тендерах. А об уходе с рынка, по крайне мере крупных игроков, мне не известно”.

“В кризис большинство компаний прекратили инвестиционную деятельность, поэтому рынок новых проектов сократился более чем в два раза, в прошлом году велись в основном работы, которые стартовали ранее и их было невозможно заморозить. Исключением были лишь проекты, инициируемые и финансируемые государством, — констатирует управляющий директор бизнес-направления “Интеграция и консалтинг” группы компаний Verysell Святослав Сорокин. — Наиболее востребованными направлениями стали техническая поддержка и обновление старого оборудования, но даже они не показали роста. Резко возросла конкуренция, как результат снизилась прибыльность проектов: системные интеграторы вынуждены бороться даже за те предложения, от которых в обычных условиях они бы отказались. Что касается новых игроков, на рынке появилось большое количество рейдерских компаний, которые участвуют в тендерах, не имея возможности реализовать заключенные контракты. Их отличительная черта — очень низкая цена предложения, зачастую намного ниже себестоимости”.

Нынешний год — выход из кризиса

Завершающийся год смело можно назвать годом посткризисного оживления — это общее мнение экспертов. “Хотя многие заказчики планировали 2010-й весьма консервативно, многие индустрии почувствовали себя достаточно уверенно, чтобы возобновить отложенные ИТ-проекты. Это касается прежде всего сырьевых отраслей, банков, телекоммуникаций. В то же время обрабатывающие отрасли пока сохраняют очень осторожный подход к росту ИТ-бюджетов. Скромными были и ИТ-бюджеты госструктур, — сказал Тагир Яппаров. — В новых нишах, связанных, например, с облачными услугами, появляются интересные предложения и команды. Можно также отметить растущую активность западных компаний (средних по размеру фирм), пользующихся моментом для выхода на российский рынок с услугами дата-центров, консалтинга и др. В области приложений, мы видим дальнейший рост интереса к ЕСМ-тематике, причем не только СЭД, но и к задачам BPM, созданию хранилищ данных и пр. Особо хочется отметить развитие корпоративного СПО-сегмента, причем фокус интереса сместился от платформ к СПО бизнес-приложениям и услугам. Получил развитие оформившийся несколько лет назад тренд по выводу крупными заказчиками ИТ-служб в сервисные компании. Следующим этапом, который уже стартовал, станет продажа этих сервисных компаний стратегическим инвесторам (где-то будут создаваться совместные предприятия, где-то сервисная компания будет продана целиком)”.

Олег Гаранкин оценивает ситуацию текущего году несколько скромнее: “Думаю, что итоги 2010 г. в целом по рынку будут очень близки к результатам прошлого. Мы не видим сколько-нибудь заметного движения рынка с точки зрения его структуры, в том числе соотношения поставок оборудования и услуг. Год назад доля услуг росла, но в 2010-м продолжения тенденции не было видно. У заказчиков возникает необходимость замены устаревшего оборудования, но пока это единичные контракты, которые не сказываются на общей картине. Да и объемы рынка существенно не менялись. Уже понятно, что выход из кризиса будет постепенным. Заказчики в этом году были осторожны и не спешили открывать бюджеты. Эта ситуация была нами ожидаемой, прогнозы полностью оправдались”.

“В этом году отчетливо проявился спрос на аутсорсинг решений. Часть компаний не готова ждать результатов, вкладывая средства в оборудование, поэтому гораздо активнее покупаются готовые решения, которые позволяют получить быстрый эффект. В то же время возвращается отложенный спрос на закупку оборудования. В целом кризис изменил отношение заказчиков к тому, что и в какие сроки нужно получить. Проект может быть большим, но заказчик хочет, чтобы повышение эффективности прослеживалось уже во время его реализации. Необходимо поэтапное внедрение решений”, — таково мнение Игоря Никулина.

Михаил Емельянников считает, что рынок рос не так быстро, как это могло бы произойти без кризиса, но устойчиво: “Изменилось понимание заказчиком целей проекта, они стали гораздо более прагматичными, научились говорить о бизнес-результатах, а не о информатизации или безопасности вообще. В период кризиса значительно выросло понимание реальной ценности результатов интеллектуальной деятельности, нематериальных активов, секретов производства, что привело к росту интереса к проекта, связанным с эффективным использованием и защитой информационных ресурсов. При этом заказчик исходит не из требований регуляторов, как в проектах электронного правительства или защиты персональных данных, а из реальных бизнес-задач, требует четкого обоснования тех или иных решений, оценки эффективности внедрения и влияния решений на существующие бизнес-процессы. А это для многих интеграторов — задача принципиально новая, требующая несколько иных знаний и опыта, чем использовались ранее”.

Бизнес начал инвестировать средства в ИТ, но теперь каждая копейка на счету, и для любого проекта необходимо грамотное технико-экономическое обоснование. Развивая этот тезис, с которым согласны все эксперты, Святослав Сорокин уточняет: “В этом году ключевыми являются проекты, рассчитанные на эффективную финансовую отдачу и на экономию средств. Более того, клиенты перешли от массовой автоматизации бизнес-процессов, популярной до кризиса, к последовательному внедрению информационных систем, которые шаг за шагом доказывают свою эффективность. Теперь ни один заказчик не станет покупать новое оборудование только потому, что имеющееся у него якобы морально устарело”.

Уже высказанные ранее соображения развивает руководитель дирекции инфраструктурных решений компании TopS BI Эдуард Лысенко: “Кратко изменения на ИТ-рынке характеризуются так: от роста инфраструктуры к росту эффективности. До 2009 г. у нас был этап мощных инвестиций в ИТ-инфраструктуру: развитие базовых вычислительных комплексов, телекоммуникационной составляющей, охват компьютеризированными рабочими местами. Во время кризиса на передний планы вышли вопросы эффективности ИТ, получения максимальной отдачи от имеющихся инфраструктурных ресурсов. Сегодня на фоне оживления экономики к ним добавились еще задачи управления стратегией роста и создание действительно масштабируемых технических решений, позволяющих оперативно и в рамках разумных инвестиций расширять ИТ-ресурсы для обеспечения роста потребностей. Сейчас наблюдается заметное снижение спроса на проекты и направления, ориентированные исключительно на коробочные решени, стали более востребованы проекты, включающие профессиональные услуги по оптимизации ИТ-инфраструктуры, по разработке стратегии развития с учетом мультивендорных решений. По тем же причинам как никогда ценится отраслевая экспертиза интегратора, поставщика решений. Бизнес требует от инвестиций в ИТ минимум экспериментов и максимум результата”.

Вячеслав Елагин подводит итог темы этого года: “Рыночные изменения были связаны с повышением разумности подхода к информатизации. В докризисные годы автоматизировали все, что красиво звучало, в кризисное время — только критически важное и быстро достижимое. Сейчас подход совсем другой, более осмысленный и проработанный. Заказчики хотят понимать ожидаемый результат в самом начале: что даст для бизнеса тот или иной ИТ-проект, насколько проект будет выгодным для него. Участники ИТ-рынка стали осмысленнее участвовать в тендерах, реально рассчитывать свои силы, в том числе и собственные финансовые возможности. Совокупность этих двух аспектов является основным уроком кризиса, который все должны вынести: ориентироваться на потребности заказчика, четко понимая собственные возможности”.

Перспективы рынка — краткосрочные и долгосрочные

Общее мнение таково: на волне восстановления экономики и отложенного спроса ИТ-рынок вскоре вступит в период роста. Но Эдуард Лысенко предупреждает: “Будет рост, при этом преимущества будут иметь те интеграторы, кто в период кризиса смог удержать или развить мультивендорную экспертизу, основанную на сильной команде, отраслевой компетенции и подтвержденную успешной реализацией масштабных проектов”.

Святослав Сорокин более конкретен в своих оценках: “Мы ожидаем в 2010 г. рост рынка на 15—20% по сравнению с показателями прошлого года, развитие в области консалтинга и услуг по внедрению ПО скорее всего будет идти опережающими темпами. Если прогнозировать ситуацию с перспективой на два-три года, то можно ожидать, что к концу 2011-го наступит очередная волна продаж рынка аппаратных средств и лицензирования. Основным двигателем ИТ в будущем станет государство, и если оно будет стимулировать программы развития технологий, частный бизнес последует его примеру. В противном случае мы безнадежно отстанем от других развитых стран практически во всех областях, потому что на сегодняшней стадии развития общества информатизация уже стала основным драйвером развития нации в целом”.

Рынок будет расти ближайшем и отдаленном будущем, в том числе за счет широкого распространения новых технологий, необходимости создания электронного государства и предоставления персонифицированных электронных услуг граждан, колоссальному росту популярности интернет-бизнеса и всех тех сервисов, которые сейчас объединяются понятием Web 2.0. Об этом сказал Михаил Емельянников: “Открываются новые возможности, но и появляются новые вызовы. Личность в Интернете становится все более и более раскрытой, там циркулирует огромное количество информации о конкретных гражданах. Должен радикально поменяться сам подход к уровню безопасности систем, работающих в Интернете, реализации там законных прав субъектов. А это потребует принципиально новых интеграционных решений, связанных с идентификацией человека в сети, безопасностью использования сведений о нем, возможностью гарантированного удаления личной информации в различных сетях и системах, как в социальных, так и в бизнес-приложениях”.

Игорь Никулин считает, что в отрасли происходят кардинальные перемены: “Рынок “тяжелых” поставок уходит в прошлое. На смену ему идет рынок готовых решений с широким использованием аренды инфраструктуры и ПО. Облачные вычисления, использование внешних ЦОДов, а не строительство своих — вот перспективы, к которым подталкивает сейчас спрос”.

На очень важный аспект обращает внимание Олег Гаранкин: "Прежде всего будет динамично расти сегмент услуг, связанных с консалтингом в области систем управления персоналом, потому что экономический рост будет сочетаться с демографическим кризисом. Персонал будет одной из ключевых проблем бизнеса и в целом экономики страны на годы вперед, поэтому эффективное управление им с помощью ИТ станет очень актуальной задачей. Будет расти сегмент внедрения бизнес-приложений, в том числе ERP, CRM и бизнес-аналитики.

“Рынок следующего года, к сожалению, не обнадеживает нас взрывным ростом или революционными преобразованиями, хотя есть определенные сдвиги, связанные с новыми технологиями, — отметил Вячеслав Елагин, — Ситуация будет развиваться эволюционно и консервативно: Топ-10 игроков изменится незначительно, а Tоп-20 и вовсе не изменится. Определяющим направлением на ближайшую перспективу по-прежнему останется постановка ИТ на службу основному виду деятельности. Рынок продолжит присматриваться к различным моделям взаимодействия бизнеса и ИТ: это и облачные вычисления, и аутсорсинг, и “ИТ как сервис” в различных своих проявлениях. Государство (и не только) по-прежнему будет активно пытаться наладить взаимодействие с гражданами посредством сети, адаптируя как прикладную часть, так и развивая “последнюю милю”, т. е. шикорополосный доступ в Интернет, что, по идее, должно открыть потрясающие возможности для использования современного аналитического инструментария, оперирующего данными в масштабе реального времени, поступающими со всех регионов страны. К счастью для интеграторов, этот сложный инструментарий невозможно будет использовать без привлечения ИТ-компаний”.

“В следующем году рынок продолжит восстанавливаться и перекроет уровень, достигнутый до кризиса. В пользу этого будет работать много факторов, начиная от запуска крупных государственным программ и заканчивая еще не полностью закрытым отложенным спросом, возникшим из-за кризиса. В более долгосрочном плане, мы будем свидетелями существенной трансформации рынка, связанной с облачными моделями на корпоративном сегменте. Поэтому я бы не стал давать традиционные “экстраполирующие” прогнозы — думаю, значительные изменения претерпит сама структура корпоративного ИТ-рынка”, — сказал Тагир Яппаров.

Влияние государства на ИТ-отрасль

Обсуждая эту тему, Святослав Сорокин отметил: “В целом повышение активности государства в сфере ИТ нужно оценить положительно. Но зачастую выполнение госпрограмм должно проходить под жестким контролем заинтересованных в выполнении этих программ лиц, в первую очередь высшего аппарата власти. Дело в том, что менталитет в госсекторе несколько отличается от менталитета в бизнесе: многие чиновники ориентированы на процесс, а не на результат, что выливается в огромное количество научно-исследовательских работ, которые никогда не доходят до внедрения. Нам бы хотелось понимать, что работа, проводимая ИТ-компаниями в рамках госпрограмм, принесет конкретные результаты. В реальности же мы часто становимся свидетелями следующей ситуации: объявляется конкурс на разработку ТЗ, создается ТЗ, организуется конкурс на разработку, после чего одни чиновники меняются на других и весь процесс начинается заново”.

Олег Гаранкин считает, что доля государства в кризис если и выросла, то незначительно: “Для нашей компании одним из ключевых принципов является отраслевая диверсификация. В кризис эта стратегия себя полностью оправдала. За последние два года отраслевое распределение бизнеса компании не претерпело серьёзных изменений”.

С ним в целом согласен Эдуард Лысенко: “Вряд ли стоит говорить о повышении активности именно государства в сфере ИТ. Скорее, на фоне общего падения инвестиций в ИТ в корпоративном секторе государство сохранило объемы финансирования ИТ-проектов на прежнем, довольно высоком, уровне и сейчас остается самым надежным источником вливания инвестиций в отрасль. Учитывая значительное отставание от западных стран в области развития ИТ-инфраструктуры, финансирование со стороны государства и в будущем будет играть существенную роль. Это, в свою очередь, создает большой потенциал рынку системной интеграции”.

Вячеслав Елагин комментирует ситуацию таким образом: “По стране катится вторая волна активности государства, связанная с предоставлением государственных услуг в электронном виде. Автоматизация первой волны была направлена внутрь и преследовала цель упростить ведомству исполнение своих функций. Государственная программа “Информационное общество”, утвержденная недавно премьер-министром, нацелена на то, чтобы развернуть информационные системы государственных структур “лицом к народу”. В целом видно повышение в 2010 г. активности государства в сфере ИТ и это хорошо. Расстановка сил уже сделана и существенно она не должна измениться”.

Некоторые заметные проблемы в этой теме отмечает Михаил Емельянников: “Активность государства можно было бы оценить весьма положительно, если бы не несколько ложек дегтя. Первая связана с уже много раз обсуждавшейся непрозрачностью распределения государственных заказов, участием в тендерах никому не известных игроков, предлагающих демпинговые цены и иногда исчезающих с рынка после получения оплаты или даже просто заказа. Предлагаемые в тендерах сроки выполнения крупных проектов порой вызывают недоумение. Так, инфраструктурные решения для госорганов почему-то предлагается спроектировать и внедрить за две-три недели. Вторая проблема связана с пренебрежением государственных органов требованиями государственных же регуляторов. При этом коммерческие организации обязаны безусловно выполнять установленные предписания. Так, обработка персональных данных на порталах государственных услуг, службы судебных приставов, налоговой инспекции весьма далека от принятых государством правил, тем не менее ситуация никак не меняется. Не выполняется приказ МЭРа об обязательном использовании электронной цифровой подписи при размещении информации на сайтах госорганов и т. п. Это говорит о том, что исполнитель и состав работ часто выбираются исходя не из существующих требований, а сосем по другим критериям, что крайне отрицательно влияет на рынок в целом”.

“Подобное внимание к сфере ИТ способствует реализации проектов, направленных на упрощение работы государственных организаций, открытости, более удобному и эффективному взаимодействию с гражданами. — считает Игорь Никулин. — Если говорить об изменении расстановки сил, то Федеральный закон № 94-ФЗ сделал всех участников рынка равными. Сейчас на сложном конкурсе часто важна не компетенция, а цена, за которую будет реализован проект. Это, с одной стороны, экономит деньги государству и открывает рынок для молодых компаний. С другой — понижает качество исполнения проектов, ставит под угрозу сам факт их внедрения, а также повышает риск “грязной” игры на конкурсах ряда специально созданных для этого компаний.

Что сулят технологические новшества

Олег Гаранкин оценивает перспективы так: “Cегмент предоставления услуг и ИТ-инфраструктуры в облаке можно считать одним из наиболее перспективных направлений ИТ-рынка, но с более отдаленными сроками реализации его потенциала. Многие идеи, раньше казавшиеся просто невыполнимыми, через несколько лет станут реальностью. Распространение облачных вычислений и мобильных устройств снимет целый ряд технических и технологических барьеров во многих ИТ-проектах”.

“Те, кто закрыт для инноваций, не идёт в ногу со временем, если и имеют перспективу, то туманную, — уверенно констатирует Вячеслав Елагин. — И виртуализация, и облачные вычисления являются лишь вехами на пути к стародавней мечте, которую можно сформулировать так: получение вычислительных ресурсов по принципу коммунальной услуги. Сколько компаний объявили о вводе в эксплуатацию коммерческих ЦОДов только в уходящем году? Шесть-восемь, много. Следующий ход — “ПО как услуга”, начнем с простого — бэк-офиса”.

Михаил Емельянников также уверен в существенном значении инноваций: “Новые технологии в ближайшее время окажут на рынок интеграции самое значительное влияние. В первую очередь это все более широкое и активное использование виртуальной инфраструктуры, облачных вычислений, а также получение практически любых ИТ (уже не только приложений, но и инфраструктуры) по запросу. Для многих предприятий и организаций отпадает необходимость создания своей, иногда весьма мощной, но используемой с низкой, неравномерной нагрузкой вычислительной инфраструктуры. Но эти изменения таят и новые опасности, связанные с безопасностью, обеспечением конфиденциальности, хранением информации клиентов, в том числе после оказания услуги. По мере понимания этих проблем должен меняться и рынок интеграции, предлагая решения, обеспечивающие уверенность заказчиков в безопасности получаемых услуг”.

“Будущее за аутсорсингом решений — и в том числе за облачными вычислениями, — заявил Игорь Никулин. — Это позволяет компаниям сосредоточиться на профильном бизнесе, отдав технологические аспекты в руки профессионалов, и избавляет от затрат на покупку, внедрение и поддержку дорогостоящих современных технологий и содержание большого штата ИТ-специалистов”.

“Если облачные модели стали уже мэйнстримом на технологических мероприятиях рынка, то практическое внедрение облачных услуг, особенно бизнес-услуг, остается пока в стартаповском состоянии. Это вполне понятно, поскольку облака сильно трансформируют сами основы корпоративных ИТ, приводя к изменению целого ряда ключевых моделей: получения ИТ-услуг (ИТ по требованию, управляемые услуги), ИТ-расходов (от владения к аренде, перевод расходов на ИТ-инфраструктуру из капитальных затрат в операционные) и управления ИТ на предприятии (от реализации собственных проектов к организации закупок сервисов). Нужно также сказать об изменении роли CIO, — подчеркнул Тагир Яппаров. — Будет меняться и место интегратора в ИТ-экосистеме. Как пример, можно прогнозировать увеличение роли вендоров и снижение роли партнеров на рынке. Если получить ПО (офисные приложения, СУБД, почта) можно по подписке, в аренду, то сегмент корпоративных поставок ПО интеграторами, конечно, будет сокращаться. Мы видим, что ведущие производители ПО уже сегодня активно инвестируют в инфраструктуру доставки таких корпоративных сервисов. Аналогично возможность взять из облака нужный набор ИТ-инфраструктуры будет сокращать спрос на создание традиционных инфраструктурных решений у заказчика. На мой взгляд, это приведет к необходимости для интеграторов искать свое новое место в облачном мире за счет добавления новых услуг, возможно, альянсов с компаниями, уже построившими инфраструктуру доставки сервисов”.

Мнение Эдуард Лысенко таково: “Виртуализация, безусловно, является ключевым трендом в развитии корпоративной ИТ-инфраструктуры, который будет иметь огромное влияние на рынок системной интеграции. Думаю, в среднесрочной перспективе нас ждут революционные метаморфозы, например, можно ожидать, что даже телекоммуникационная инфраструктура станет виртуализированной. Это кардинальным образом отразится как на вендорном ландшафте, так и на стратегии ИТ-служб. Однако в краткосрочной перспективе взрывообразной миграции в облака ожидать не стоит. Это обусловлено наличием значительных рисков, связанных с переходом на облачные модели вычислений. Самым критичным на сегодняшний день является отсутствие реальных инструментов, позволяющих вывести данные из облака или мигрировать к другому провайдеру. Другими словами, переходя к облачным вычислениям, вы покупаете билет в один конец. Существуют задачи и информационные системы, которые достаточно легко переносятся на аутсорсинговые платформы и при этом не содержат критической для бизнеса информации, они и станут драйверами развития технологии в ближайшем будущем”.

Версия для печати (без изображений)