От мэйнфреймов к ПК, от прикладных программ к операционным системам, от ПО с открытым исходным кодом к сервисам — через все это прошла IBM.

Редко кто остается в бизнесе на протяжении 100 лет, а 100 лет в техническом бизнесе — это из области практически невозможного. Так вот IBM в середине июня официально совершила невозможное, отметив 100 лет своего бизнеса.

В 1911 г., когда была создана компания под названием Computing-Tabulating-Recording Company (C-T-R), ее учредители наверняка и не мечтали, что она просуществует 100 лет. Однако, когда ей исполнилось всего 13, руководство решило подобрать ей название, отражающее претензию на всемирный охват. В результате в 1924 г. C-T-R превратилась в International Business Machines (IBM).

И IBM не просто выживала, она преуспевала. Как заявил корреспонденту eWeek ее старший вице-президент и руководитель группы ПО и систем Стив Миллс, IBM по-прежнему живет, тогда как прежние фавориты отрасли, включая Digital Equipment, Wang, Prime и Data General, исчезли.

Этот практически немыслимый трюк удался IBM благодаря адаптации к требованиям времени, освоению новых технологий и новых подходов к рынку. Что еще важнее, IBM уделяет большое внимание своим клиентам, сказал Миллс.

“С моей точки зрения, великое достижение IBM состоит в том, что она умела трансформироваться и изменяться, руководствуясь пониманием потребностей своих клиентов и поддерживая с ними отношения сотрудничества, — сказала Джудит Гурвиц, генеральный директор компании Hurwitz & Associates, наблюдающая IBM на протяжении десятилетий. — IBM оказалась почти при смерти именно в тот период своей истории, когда она утратила контакт с клиентами”.

Чтобы больше никогда не терять связи с клиентами, IBM сделала их интегральной частью своих стратегий, включая “дорожную карту” до 2015 г. Этот план предусматривает работу в четырех направлениях: развивающиеся рынки, аналитика, ЦОДы следующего поколения и облака, а также стратегию IBM Smarter Planet.

Шарон Нуньес, вице-президент подразделения IBM Smarter Cities Strategy & Solutions, рассказала, что инициативы в рамках Smarter Planet, особенно такая, как Smarter Cities, вызывают встречную реакцию, поскольку люди ощущают их результаты там, где они живут и работают.

Это в полной мере относится к Рою Буолю, мэру г. Дубьюк, шт. Иова, который заявил корреспонденту eWeek: “В 2009 г. мы выбрали IBM партнером с целью разработки инструментов, необходимых жителям города для принятия более обоснованных решений по использованию таких ресурсов, как вода, электроэнергия и природный газ. Цель плана “Интеллектуальный экологически рациональный Дубьюк” заключается в разработке политики и программ, обеспечивающих экологическую чистоту и сохранение окружающей среды, экономическое процветание, активную социальную и культурную жизнь. В результате должны сформироваться благоприятные условия для активной жизни на основе справедливости. Отдельные блоки этой стратегии касаются энергетики, водоснабжения, мобильности, качества воздуха, распределения ресурсов, природы, экологически чистой экономики, экологической грамотности, питания и жилищ”.

IBM занялась этими блоками в сентябре 2009 г., когда она и г. Дубьюк объявили о начале сотрудничества с целью сделать этот город с 60 тыс. жителей одним из первых “интеллектуальных” городов США.

Партнерство уже начинает приносить плоды. Буоль сообщил, что развернутые городом в 2010 г. аналитические инструменты и облачные вычислительные технологии IBM позволили снизить расход воды на 6,6% и в восемь раз увеличить количество обнаруженных утечек.

Мощное вторжение IBM в область бизнес-аналитики практически предопределено, если учесть нынешние успехи системы Watson в игре Jeopardy! IBM сейчас ищет новые сферы применения для используемой в этой системе технологии DeepQA. Следующим логическим шагом представляется ее применение в области здравоохранения. Д-р Элиот Сиджел, профессор и вице-президент департамента диагностической радиологии медицинской школы университета шт. Мэриленд, надеется в ближайшем будущем увидеть помощников врача, созданных на базе Watson.

Как все начиналось

Нет сомнения, что IBM не стала бы такой, какой она является сегодня, без другого Уотсона — Томаса Дж. Уотсона-старшего, который в 1914 г. стал главным менеджером компании C-T-R, а впоследствии первым (и, как говорят, оказавшим наибольшее влияние на ее развитие) председателем правления IBM. Уотсон создал компанию, сформировал ее культуру и базовый набор ценностей, которые продолжают определять лицо IBM и сегодня.

В новой книге Кевина Мэни, Стива Хамма и Джеффри М. О’Брайена о 100-летнем бизнесе IBM “Делая мир лучше” Хамм пишет: “С первых дней своего существования IBM руководствовалась в своей деятельности определенными убеждениями. IBM отличают уважение к личности каждого, стремление к совершенству во всем и готовность обеспечить клиентам наилучшее обслуживание. Эти ценности были возведены в разряд ключевых Томасом Уотсоном-старшим, который превратил балансировавшую на грани провала компанию, какой она была в 1914 г., в устойчивого промышленного гиганта. А за минувшие сто лет его ключевые ценности были усвоены миллионами сотрудников”.

Кроме того, Уотсон-старший создал мантру из одного слова — ДУМАЙ! Ее большими буквами написали в помещениях IBM по всему миру. Эта мантра побуждает сотрудников не просто мыслить, а мыслить широкими категориями. Под руководством Уотсона-старшего, а затем его сына Томаса Уотсона-младшего в IBM была создана культура мышления широкими категориями и постановки крупных задач.

Одним из первых важных решений Уотсона было продолжение агрессивной политики во время Великой депрессии и продолжение выпуска табуляторов. Эта ставка оправдала себя, когда в конце периода депрессии президент Франклин Д. Рузвельт подписал закон о социальном обеспечении и компании стали покупать машинки IBM для выполнения требований системы социального обеспечения в области обработки информации.

Поскольку подобные решения постоянно себя оправдывали, “с течением времени компания продолжала совершенствоваться, — сказал Миллс. — Ее стратегия заключается в постоянных изменениях и адаптации”. Он добавил, что за последние несколько десятилетий IBM перешла от выпуска оборудования к большему акценту на ПО и сервисе.

На пороге смерти

С середины 1980-х до начала 1990-х гг. сочетание самоуспокоенности, усталости от борьбы с обвинениями в нарушении антитрестовского законодательства, отставание в освоении клиент-серверной архитектуры и другие причины привели IBM к утрате четкой ориентации, снижению ее доли рынка и доходов. Мэри Вик, главный менеджер корпорации по ПО промежуточного слоя для интеграции приложений и WebSphere, считает, что задержка IBM с освоением систем клиент-сервер из-за ориентации на мэйнфреймы нанесла ей ущерб.

“IBM неверно оценила клиент-серверную архитектуру, — вторит ей Эми Вол, отраслевой аналитик, который следит за развитием IBM на протяжении многих лет. — Если Compaq продавала один-два сервера средним и крупным компаниям, а затем вновь обращалась к ним, чтобы продать дополнительные серверы, то IBM до 1990-х отсутствовала на этом рынке, упуская важные для бизнеса возможности”.

В конечном счете корпорация уволила тогдашнего генерального директора Джона Ф. Эйкерса и назначила на его место Луиса В. Герстнера-младшего, бывшего консультанта из фирмы McKinsey и генерального директора компании RJR Nabisco. Герстнер быстро сократил численность персонала и расходы и заставил корпорацию вновь сосредоточиться на ее клиентах.

Сэмюэл Дж. Палмисано, нынешний председатель правления и генеральный директор IBM, ставший преемником Герстнера, вскоре после своего назначения определил три новые ценностные ориентации современной IBM: “приверженность любому успеху клиента; инновации, значимые для нашей корпорации и для всего мира; доверие и персональная ответственность в любых взаимоотношениях”.

Ставка на System/360

Когда Уотсон-младший предпринял один из крупнейших рискованных шагов в истории IBM, нацелив ее инженеров на создание мэйнфрейма System/360, речь, конечно, шла о переменах в деятельности корпорации. Риск заключался в том, что данная система подорвет позиции имевшегося продукта IBM и потребует от клиентов более крупных инвестиций. При этом для ее создания требовалось 5 млрд. долл. (в сегодняшних ценах — 34 млрд.).

Позднее Уотсон-младший назовет решение о выпуске System/360, который состоялся в 1964 г., “самым рискованным из когда-либо принимавшихся мною решений”. Но со временем оно себя оправдало, позволив IBM доминировать на этом рынке на протяжении следующих двух десятилетий.

Джефф Фрей, один из главных инженеров IBM и директор по архитектуре и дизайну мэйнфрейма System z, сказал, что System/360 “представляет собой этап в развитии больших вычислительных систем”. Кроме того, в System/360 “впервые появилась виртуальная память и стала широко использоваться виртуализация, что позволило нам выйти на сегодняшний уровень”, добавил он.

Более того, для System/360 была разработана операционная система мэйнфреймов OS/360, развитием которой стала z/OS для новых мэйнфреймов System z. Со временем в OS/360 было внесено “больше усовершенствований, чем в какое-либо другое ПО в истории”, утверждает Фрей. Разработка ПО для System/360 способствовала развитию другого программного обеспечения, такого как мониторы обработки транзакций и системы управления базами данных — IMS и реляционные СУБД, сказал он.

В конце 1980-х гг. IBM необходимо было решить, использовать ли и в дальнейшем биполярную технологию при создании процессоров для мэйнфрейма или переходить на КМОП. Корпорация еще раз пошла на большой риск и перешла на КМОП, после чего ей пришлось переписать свое ПО. Это позволило IBM разработать кластерную архитектуру Parallel Sysplex, которая, в свою очередь, открыла возможность совместной работы кластера мэйнфреймов IBM с z/OS как единой системы.

Мэйнфреймы постоянно обновляются, как и сама IBM. В прошлом году корпорация выпустила модель zEnterprise System, которая может управлять виртуальной коллекцией разнородного оборудования словно это одна система, сказал Фрей.

Выпуск оборудования всегда был главным для IBM, подчеркнул Род Эдкинс, старший вице-президент подразделения IBM Systems and Technology Group. Таковым останется и в дальнейшем, добавил он, особенно для облаков, обработки больших объемов данных и аналитики.

Открытость для Linux

Еще одну рискованную ставку IBM сделала на Linux, установив в 1999 г. эту операционную систему с открытым исходным кодом на свои мэйнфреймы. Боб Сьютор, вице-президент IBM по открытому коду и Linux, любит рассказывать историю о том, как Linux и открытое ПО проникли в IBM. В 1999 г., поведал он, Герстнер стремился добиться конкурентоспособности IBM “в нашем чрезвычайно неоднородном мире”.

Linux, продолжал Сьютор, “начала привлекать внимание наших высших руководителей, таких как Сэм Палмисано и Ирвинг Владавски-Бергер. Эта ОС имела шанс преодолеть изолированность различных платформ и соответствовала общему направлению мышления того времени. Для портирования приложений у нас имелся Java, для переноса данных — XML, а для обеспечения совместимости аппаратуры теперь имелась Linux”.

Кроме того, IBM стала вносить свой вклад в работу сообщества открытого кода, прежде всего посредством выпуска ПО, поддерживающего открытые стандарты.

Для разработчиков, использующих Java, IBM выступила в роли Санта-Клауса, который извлекал подарки из своего продукта VisualAge, и использовала поглощение компании Object Technology International для создания интегрированной среды разработки Eclipse. В 2001 г. IBM открыла исходный код Eclipse, а в 2004 г. создала фонд Eclipse Foundation. С тех пор вокруг Eclipse сложилась мощная экосистема.

Акцент на ПО

В 2010 г. ПО принесло IBM 22,5 млрд. долл. дохода. По сведениям некоторых докладов о состоянии отрасли и по результатам анализа финансовых отчетов ведущих производителей ПО, если бы подразделение IBM Software Group было самостоятельной компанией, та стала бы второй по величине в области ПО, уступая лишь Microsoft.

Так было не всегда. Фактически, IBM выпускала ПО как довесок к оборудованию.

“В ПО постепенно воплощались глубокие знания, накопленные в корпорации”, — сказал Миллс, который с 1988 г. руководит софтверным бизнесом IBM и возглавляет IBM Software Group с момента создания этого подразделения в 1995 г. В 2010 г. на Миллса возложено также управление производством всех систем.

Хотя IBM и выпускала ПО с 1950-х гг., до конца 1980-х она не уделяла ему большого внимания, а всерьез занялась им лишь в середине 1990-х. К тому времени корпорация начала осваивать методы гибкого программирования при разработке своих продуктов.

Тогда же IBM заключила соглашение о партнерстве с Microsoft с целью разработки новой ОС для ПК — OS/2. Соглашение было заключено в 1985 г., но в 1990 г. Microsoft решила от него отказаться и сосредоточиться на Windows. В результате OS/2 зачахла.

Нуждаясь в основе для своего нового софтверного бизнеса, IBM решила поглотить компанию Lotus, выпускавшую офисный пакет. Предложение о продаже акций было отклонено. Тем не менее в 1995 г. покупка за 3,5 млрд. долл. состоялась. В 1996 г. IBM поглотила компанию Tivoli, а в 2002-м — Rational. После этого подразделение IBM Software Group состояло уже из пяти основных групп или торговых марок: ПО управления информацией, Tivoli, Lotus, Rational и WebSphere.

“В конце 1980-х и начале 1990-х гг. IBM сделала ставку на ПО и решила сосредоточиться на выпуске согласованного набора не зависящих от платформы сервисов, — сказал Гурвиц из фирмы Hurwitz & Associates. — Корпорация устранила внутриорганизационные препоны и стала стремиться к целостному подходу, больше ориентированному на успех клиента, а не на возможности технических подразделений. Такой подход вполне себя оправдал. Кроме того, IBM инвестировала значительные средства в ПО для инфраструктуры, а не только в традиционные пакеты приложений. Благодаря этому IBM смогла позволить себе роскошь заняться тем, что она называет “Более разумная планета” и что предусматривает воплощение в ПО передового опыта бизнеса. Я думаю, что это был весьма мудрый шаг”.

Бизнес на электронной коммерции

Microsoft усмотрела в созданном компанией Netscape браузере для работы в Интернете угрозу монополии Windows и решила отразить ее, интегрировав в Windows собственный браузер Internet Explorer. IBM, напротив, увидела в появлении браузера возможность помочь организациям заниматься бизнесом через Интернет.

IBM ввела термин “электронная коммерция” (e-business) и предложила свое видение того, как электронная коммерция изменит мир. “Мы видели, что мир переходит к использованию браузера, и нам необходимо было найти способ довести эту мысль до общего сведения. Поэтому мы и предложили термин “электронная коммерция»”, — сказал Крэйг Хеймен, главный менеджер IBM по отраслевым решениям.

Корпорация начала мощную маркетинговую компанию. В 1998 г. она потратила 28,5 млн. долл. на размещение рекламных объявлений в Интернете. Год спустя у IBM было уже 10 тыс. клиентов, занимавшихся электронной коммерцией.

Одновременно IBM стала использовать открытые стандарты, такие как Java, разработала сервер приложений WebSphere и взяла на вооружение HTTP-сервер Apache.

Благодаря успеху платформы WebSphere корпорация смогла превратить веб-сервисы в технологию интеграции и применять сервисно-ориентированную архитектуру. Веб-сервисы позволили ей объединить разделенные миры Microsoft .NET и корпоративной технологии Java.

Эти меры заложили основу для новой стратегии IBM “Более разумная коммерция” (Smarter Commerce), которая предлагает компаниям усовершенствованные способы покупки, продажи и рекламирования их продуктов за счет интегрирования операций и более интенсивного сотрудничества и взаимодействия внутри сообщества и в рамках существующих процессов с использованием аналитики, сказал Хеймен.

Серьезное отношение к сервисам

Сервисы стали самой большой категорией продуктов IBM, за которой следуют ПО и системы. Керри Холли, главный технолог подразделения Global Business Services, сказал, что специалисты IBM по сервисам совершенствовали использование технологии в бизнесе и государстве на протяжении десятилетий. В качестве подтверждения он сослался на помощь, которую корпорация оказывала НАСА при организации первых космических полетов. Однако всерьез IBM обратилась к сервисам лишь после того, как в 2002-м купила компанию PricewaterhouseCoopers (PwC) за 3,9 млрд. долл.

По мнению Холли, организация сервисов IBM характеризуется тремя ключевыми особенностями: арсенал знаний PwC, глубокие исследования самой IBM и ее обширный репозиторий активов, который он назвал “конструктором Lego”. Как сказал Холли, IBM “может выложить на стол тысячи кубиков Lego и решить с их помощью любую задачу”. Он добавил, что более 1000 исследователей IBM работают над сервисами.

“Переключение внимания IBM на клиентов и наращивание ею стратегического потенциала во всех трех сегментах рынка ИТ (ПО, сервисы и оборудование) означают, что она является одной из тех корпораций, которые способны обеспечить уникальные сквозные решения, — сказал аналитик из IDC Эл Хилва. — На сегодняшний день ни один другой игрок на рынке не добился таких успехов на всех трех фронтах, как IBM”.

На чем основан успех IBM? “Думаю, если вспомнить первые годы ее существования, то способность адаптироваться и культура корпорации являются, наверное, главными для IBM, — сказал Миллс. — Есть и другие организации со столетней историей. Но либо они сами мало изменились, либо отрасли, в которых они работают, не менялись. А IBM неизменно представляет высокую ценность как компания, и это является результатом изменений и адаптации. Необходимо, чтобы организация обладала способностью к обучению и была открыта для изменений. Необходимо обучаться и накапливать знания. Думаю, это позволило IBM занять весьма прочные позиции, и нам необходимо поддерживать эту культуру обучения, чтобы просуществовать еще сто лет”.

Планируемые доходы

К 2015 г., как заявили представители IBM, корпорация рассчитывает получить:

  • 7 млрд. долл. в виде доходов от облачных вычислений;
  • 16 млрд. долл. от аналитики;
  • 10 млрд. долл. от проекта Smarter Planet;
  • свыше 25% дохода IBM будет получено на развивающихся рынках.
Люди — ключ к инновациям

IBM, известная своим сильным исследовательским подразделением, является мировым лидером по числу патентов, выдаваемых сроком на 18 лет. Только в 2010 г. она получила 5896 патентов.

“Исследования — это главное, особенно когда другие крупнейшие корпорации нашей отрасли уже не могут проводить исследования на столь же высоком уровне”, — сказал Марк Дин, вице-президент IBM по технической стратегии и всемирным операциям подразделения IBM Research. Он имел в виду корпорации, которые не могут себе позволить тратить порядка 6 млрд. долл. в год на исследования, как IBM.

Берни Мейерсон, вице-президент IBM по инновациям, считает, что главное в этом деле — найти нужных людей. “Если у вас нет нужных людей — самых лучших, самых умных и изо всех сил стремящихся вперед, то вы не достигните того уровня инноваций, который существует в IBM”, — заявил он.

“Чтобы привлечь лучших людей, необходимо окружить их лучшими людьми. А в этом окружении должно царить многообразие — этническое, культурное, географическое и профессиональное”.

Редакция eWeek решила бросить ретроспективный взгляд на 100-летнюю историю бизнеса IBM и выделить те события, которые стали историческими прорывами и сделали IBM такой, какой она является сегодня.

Версия для печати (без изображений)